Максим ЧИЖИКОВ, Коллаж Дмитрий ПОЛУХИН. (15 января 2008)
Режиссер Игорь Масленников: Холмсом мог стать Кайдановский, а Генри Баскервилем - Губенко

Режиссер Игорь Масленников: Холмсом мог стать Кайдановский, а Генри Баскервилем - Губенко

Комментарии: 2

В этом году стукнуло 120 лет с того момента, как Конан Дойл опубликовал первую историю «Этюд в багровых тонах», в которой фигурировал знаменитый сыщик Шерлок Холмс. В нашей стране Игорь Масленников снял, пожалуй, лучшую экранизацию рассказов писателя - это признали даже англичане. В издательстве «Амфора» вышла его книга «Бейкер-стрит на Петроградской», в которой известный режиссер рассказывает о съемках «Приключений Шерлока Холмса и доктора Ватсона», а также о работе над другими лентами - «Зимней вишней», например.

Как подбирали актеров

С самого начала я знал, что Холмса должен сыграть Василий Ливанов... Холмс - позер, он не говорит, а вещает. Все эти качества счастливым образом совпадали с особенностями характера Василия Ливанова...

На вид Ливанов был абсолютным европейцем - ладный костюм, бритое до синевы лицо, волосы покрыты слоем бриолина. Осталось сбрить усы, с которыми он никогда не расставался, и будет вылитый Холмс...

Но руководство Центрального телевидения, по заказу которого мы должны были снимать «Холмса», отвергло его кандидатуру: «Какой же это Холмс?! Знаем мы Ливанова - шумный, сложный, непредсказуемый...» Для очистки совести я познакомился с Александром Кайдановским, сделал фотопробы - вот уж кто полностью соответствовал литературному образу! Сух, высок, педантичен и бесстрастен.

Игорь Масленников: «На Центральном телевидении поначалу не хотели утверждать ни Ливанова, ни Соломина, ни Рину Зеленую...»
Игорь Масленников: «На Центральном телевидении поначалу не хотели утверждать ни Ливанова, ни Соломина, ни Рину Зеленую...»

Но мне нужен был Холмс, не совпадающий с первоисточником. Ливанов - это Ливанов...

Ливанов вместе со своей обаятельной женой, художницей-аниматором Леной, может быть хлебосольным хозяином и в Москве, на Тверской, и на Николиной Горе, на даче. Но может, находясь в ином «расположении духа», позвонить, например, из ленинградской гостиницы «Европейская» в Вашингтон, в Белый дом, президенту Картеру с требованием лишить режиссера права на постановку фильмов о Шерлоке Холмсе.

Доктора Ватсона искали долго... Фотопробу Виталия Соломина с наклеенными армейскими английскими усами я обнаружил в актерском отделе «Ленфильма». С этой фотографии на меня смотрел вылитый Конан Дойл в молодости...

Но в объединении «Экран» вслед за Ливановым не утвердили и Соломина. «Какой это Ватсон?! У него же русская курносая физиономия!» - пожали плечами редакторши.

Большой проблемой была и миссис Хадсон. Я ведь собирался снимать комедию. Смешные комедийные старушки были, но уж больно «русские». Где было взять смешную пожилую англичанку? Была такая только одна - Рина Зеленая.

Ее тоже не утверждали.


 

Ливанов стал уже «классическим» Холмсом. А так в роли великого сыщика, по версии нашего редакционного художника, выглядел бы Кайдановский (слева).
Ливанов стал уже «классическим» Холмсом. А так в роли великого сыщика, по версии нашего редакционного художника, выглядел бы Кайдановский (слева).

«Не доживет, ничего не помнит», - заверяли меня в актерском отделе.

Но Рина Зеленая снялась во всех наших фильмах о Холмсе, у нее оказались цепкая память, тончайшее чувство юмора и здравый смысл...

Соломин чуть не сгорел на съемках

Съемки первого фильма о Холмсе начинали в Риге.

С Векслером (оператор картины. - Ред.) и Капланом (художник-постановщик. - Ред.) нашли «Бейкер-стрит» (на этой улице чуть раньше «жил» и пастор Шлаг из «Семнадцати мгновений весны»). Остальную Англию снимали в Ленинграде, на Петроградской стороне, в третьем павильоне «Ленфильма».

И этот самый павильон мы чуть было не спалили...

Тогда Марк Каплан построил на пустыре... копию комнаты Холмса. Столяры на скорую руку сколотили похожую мебель. Юра Векслер поставил на всякий случай две камеры. В этой сцене хулиганы бросали с улицы огненные шары, а Ватсон должен был их гасить.

От момента появления первого шара до команды «Стоп!» прошло меньше минуты. Камеры снимали, как Соломин гасил полыхающие портьеры. А еще через две минуты от декорации не осталось ничего! Пожарные даже не успели включить брандспойты... А Соломин еще долго отращивал волосы.


 

Михалков в роли Генри Баскервиля был хорош. А так американский фермер выглядел бы в исполнении Губенко (фото справа).
Михалков в роли Генри Баскервиля был хорош. А так американский фермер выглядел бы в исполнении Губенко (фото справа).

Михалков мог оживить даже лошадь

На роль Генри Баскервиля я уговаривал Николая Губенко. Образ американского фермера в стетсоне и сапогах из свиной кожи, как мне казалось, был бы ему к лицу. Но тот не без участия супруги Жанны Болотовой упирался... И тут перед моими глазами вырос эдакий плут и вертопрах Никита Михалков. Это была удача, необычное, свежее решение...

На первую съемку Михалков приехал прямо с поезда, хотя смена начиналась только в двенадцать. Выдул бутылку коньяка и ничего не съел...

Помню, явившись на площадку, Никита со свойственным ему размахом стал жаждать власти. По натуре он - лидер и режиссер.

«Ты пойдешь сюда, ты туда!..»

Что же мне было делать? Я не деспот и не диктатор, но на площадке должен быть один режиссер, иначе ничего хорошего не выйдет. Я рявкнул... Это произвело должный эффект...

Михалков обладает колоссальным энергетическим зарядом...Однажды во время какого-то фестиваля в Ленинграде я зашел к нему в гостиницу. В номере у Никиты сидел Ираклий Квирикадзе (известный сценарист. - Ред.), который накануне, по-видимому, крепко выпил. Ираклий жаловался на головную боль:

- Я чуть живой!

Никита:

- Ложись! - Делает над ним какие-то пасы, и тот засыпает.

Через пять минут Никита будит его и спрашивает:

- Ну что, голова болит?

- Нет, не болит.

Я не поверил (... ) Михалков предлагает:

- Ложись ты!

...И я заснул! Притом очень скоро.

Мало того, что Никита - экстрасенс, он благодаря своему невероятному темпераменту способен не только созидать, но и крушить.

На съемках «Собаки Баскервилей» лошадь, на которой он скакал по девонширским болотам и палил из револьвера, была загнана им до такой степени, что рухнула без чувств. У нее был обморок: она лежала с закрытыми глазами, не шевелилась, не дышала... Я подумал: «Все, погибла!» Но Никита стал возиться с ней, после чего она вдруг открыла глаза, постепенно пришла в себя - и пошла-поехала...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа Львов оператор пк