30 января
Загрузить еще

Теннисистка Людмила Киченок: С начала вторжения не понимала, как люди могут улыбаться

Теннисистка Людмила Киченок: С начала вторжения не понимала, как люди могут улыбаться
Фото: Clive Brunskill/Getty Images

Для девятой ракетки мира в парном разряде Людмилы Киченок этот год начнется с серии турниров в Австралии. В двух из них она продолжает показывать прекрасную игру и уже дважды дошла до полуфинальной стадии.

После успешного прошлого сезона украинка продолжит выступать в паре с представительницей Латвии Еленой Остапенко. Тренерский штаб на 2023 год у нее тоже остается без изменений.

KP.UA пообщалась с Людмилой Киченок о том, как она готовилась к этому сезону, как пережила начало войны и почему россияне продолжают выступать на международных теннисных соревнованиях.

Приняла решение, что буду играть большие турниры в паре

- Людмила, расскажите, пожалуйста, как проходила подготовка к сезону-2023?

- Моя подготовка к этому сезону началась в Братиславе, потому что мы с моим парнем переезжали из Латвии на машине в Братиславу. Мы планируем пожить там год. Потому отдохнуть почти не удалось. Но я почти две недели ничего не делала. Просто занималась бытовыми вопросами. Потом 21 декабря мы поехали в Австралию и уже там продолжили подготовку.

- Есть какие-то изменения в команде на этот год?

– Изменений в команде не будет пока. И этот сезон продолжим играть с Еленой. Пока все хорошо.

– Этот сезон продолжите играть в паре с Еленой Остапенко? Как вам с ней работается?

- Как показывают результаты, то работается хорошо. Есть некоторые моменты, но это рабочие моменты. Они есть у всех. И мы их проходим, так что всё хорошо.

– В чем секрет вашей пары? Что помогает так хорошо без слов понимать друг друга на корте?

- Секрет нашей пары… Ну мы уже очень долго играем вместе на самом деле и потому хорошо понимаем друг друга. Я знаю, как она реагирует на ту или иную ситуацию, она тоже знает. Поэтому понимаем хорошо.

– Почему вам комфортнее именно в парном разряде?

- Я всегда лучше играла в паре, и когда встал вопрос: играть ехать в Узбекистан на "двадцать пятку" ITF или ехать на Уимблдон играть "пару", то я приняла решение, что буду играть большие турниры в паре.

– Какие особенности в отношениях с партнерами есть в парном теннисе?

- У нас с Еленой так случилось, что я немного старше, и я стараюсь быть более такой, скажем, мудрее. И стараюсь так, чтобы она чувствовала себя лидером. Но я тоже выполняю свои задачи. Ибо она играет "одиночку", и для нее это важно. Но я должна поддерживать ее и делать так, чтобы она показывала свой лучший теннис. Я тоже должна показывать свой лучший теннис, но мне нужно себя вести с ней более гибко.

Людмила Киченко (слева) и Елена Остапенко в Цинциннате (Кентукки, США). Фото: предоставлен Людмилой Киченок

Людмила Киченко (слева) и Елена Остапенко в Цинциннате (Кентукки, США). Фото: предоставлен Людмилой Киченок

Попасть на итоговый турнир WTA Final – это моя цель

– Как вам первый турнир сезона в Аделаиде? Довольны игрой и собственной формой?

– Первый турнир показался неплохим, полуфинал. Да и второй - тоже полуфинал. Потому что я болела, пока находилась в Братиславе, и подготовка у меня получилась не совсем такая, как я хотела, скажем честно. Поэтому я довольна таким результатом, потому что удалось немного догнать тот период, когда я пропустила неделю в Братиславе.

- Есть ковидные ограничения сейчас для теннисистов?

– Ковидных ограничений сейчас в Австралии никаких нет. Все хорошо. Даже маски уже не носят нигде.

- Какие вообще планы и задачи на этот сезон?

- Хочу снова попасть на итоговый турнир WTA Final – это моя цель.

– Изменился уровень поддержки украинских теннисистов на трибунах за последний год?

– Да, изменился уровень поддержки. Особенно это было заметно в начале войны. Сейчас не так – скажу честно.

В начале войны Людмила вынуждена была уехать из Украины в Молдову. Фото: предоставлено Людмилой Киченок

В начале войны Людмила вынуждена была уехать из Украины в Молдову. Фото: предоставлено Людмилой Киченок

Результаты были лучшими в карьере

- Какие моменты в 2022 году запомнились вам больше всего?

- Больше всего мне запомнился момент, когда утром 24 февраля меня мама разбудила в шесть утра и сказала о начавшемся вторжении. И это было… Я такого страха еще в своей жизни не чувствовала, честно скажу. Это такой ужас, когда все началось. У тебя паника. Ты не можешь спать, есть. Ты анализируешь, куда бежать, что делать. Но все мы понимали, что мне нужно уезжать, потому что мне нужно было играть дальше, ехать на соревнования. И мама с папой поехали со мной в Молдову. Папа мог уезжать, потому что ему 63 года. Мы только так сумели уехать со знакомыми. Дай Бог, чтобы то утро так и осталось самым страшным моментом в моей жизни и худшего уже ничего не было.

- Правда ли, что ваш приезд тогда в Киев в каком-то смысле уберег ваших родителей и не дал им оказаться в одной из горячих точек Киевской области?

– Да, это правда. Мама работала в Севериновке (Киевская область). И если бы я ее не забрала, то она поехала бы туда. А там, как выяснилось потом, была одна из самых горячих точек.

– Насколько сильно на прошлый сезон и результаты повлияла война?

- На свои результаты я не могу жаловаться, у меня были хорошие результаты. Лучшие в моей карьере. Но в начале года было очень тяжело. Когда приехала на первые соревнования в начале 2022-го в Индиан Уэллс, Калифорнию, то не могла понять, как люди могут улыбаться. Как они могут жить нормальной жизнью? Это для меня было так дико и отвратительно. Очень тяжело было сначала.

- Сложно было настраиваться на тренировки, зная, что по родному Днепру россияне время от времени ведут обстрелы?

– Да, тренироваться иногда было невозможно. Перед этими соревнованиями в Калифорнии 12 дней совсем ничего не делала. Это для спортсменов перед соревнованиями не очень хорошо. Я уже на турнире старалась больше тренироваться. Но было тяжело. У тебя нет сил, нет энергии что-то делать. Тебе хочется все время лежать, смотреть новости и проверять все. Узнавать, как там родные и знакомые.

- Что помогало отвлечься от этого и сосредоточиться на тренировках и соревнованиях?

- Поддержка родных. Мне повезло, что мой парень, он тренер, был не в Украине, когда началась война. Что он мог со мной находиться за границей на соревнованиях. Я очень благодарна судьбе, что так сложилось.

Сестры Надежда и Людмила тоже пытаются волонтерить. Фото: Instagram/lyuda_kichenok

Сестры Надежда и Людмила тоже пытаются волонтерить. Фото: Instagram/lyuda_kichenok

WTA и ATP пытаются быть нейтральными

– Как много теннисной инфраструктуры пострадало от обстрелов и боевых действий?

– В Ирпене, я точно знаю, корты очень пострадали. И не только теннисные корты, но и много другой инфраструктуры. И ситуация сейчас в стране не способствует тому, чтобы спорт развивался. Это очень тяжело и сложно будет.

- Вы же занимаетесь и волонтерской деятельностью? Как именно помогаете?

– Через родных, через знакомых помогаю, чем могу. У меня брат знает, что нужно - у брата друг в ВСУ, так что мы ему напрямую немного помогали. Вместе с другими теннисистами покупали дроны для Саши Долгополова. И мы с сестрой тоже по отдельности. Да, напрямую кого я знаю и кто на меня выходит, тем всегда помогаю и стараюсь чем могу, потому что это сейчас нужно.

– Какая сейчас ситуация с российскими и белорусскими спортсменами в теннисе? Видели, что они были допущены к участию на Аустрелиан Оупен. Почему в теннисе дают добро им на выступления?

– Видела, что их допустили, и на US Open они играли. Но проблема в том, что WTA и ATP пытаются быть нейтральными. И мы с этим боремся. Но пока безрезультатно. И теннис – единственный спорт, где выступают представители стран-агрессоров. Это очень удивительно и плохо. Флаг у них отобрали, но видеть их на соревнованиях все равно тяжело.

– Как вообще другие теннисисты понимают, что в Украине идет война? Поддерживают наше государство?

– Теннисисты из других стран, они, ну как… Они понимают, но никто не сможет понять до конца, что это такое. И все, может, уже немного устали от этого. Но это очень плохо, и мы стараемся через социальные сети напоминать всем и рассказывать, кому можем, на турнирах, с кем общаемся. Иногда подходят и спрашивают, как можно помочь и куда деньги можно перевести. И это хорошо – так должно быть.

Партнерша Людмилы - Елена Остапенко для снятия стресса завела собачку. Фото: предоставлен Людмилой Киченок

Партнерша Людмилы - Елена Остапенко для снятия стресса завела собачку. Фото: предоставлен Людмилой Киченок

Утомительно жить в таком графике, если у тебя нет результата

- Чем увлекаетесь, кроме тенниса? Достаточно свободного времени?

– На хобби не хватает времени. В свое свободное время я стараюсь отдыхать, могу что-нибудь почитать или прогуляться. Но почти все свое время я посвящаю теннису или тому, что мне поможет. Вы знаете, утомительно жить в таком графике, если у тебя нет результата. Когда он есть, когда ты побеждаешь, это очень вдохновляет. И тогда и перелеты, и смены часовых поясов, и все, что может казаться тяжелым, дается легче.

– Насколько изнурительно жить в таком графике, как у вас? С частыми перелетами, сменами часовых поясов, с невозможностью быть рядом с родными?

– Как я и говорила, мне повезло, что почти всегда на турнирах со мной находится мой парень. И мы проводим вместе время, и это помогает. Мы стараемся поддерживать друг друга. И это помогает бороться со стрессом. Поддержка очень важна.

- У вашей партнерши Елены Остапенко есть собачка, чтобы меньше волноваться во время выступлений. А что помогает бороться со стрессом вам?

- Что помогает еще бороться со стрессом, так это медитации, дыхательные практики, отвлечься немножко. Сходить на шопинг, погулять. Это тоже помогает.

- И не завели себе какое-нибудь животное?

- Мне кажется, что животное будет очень страдать, если я буду его с собой возить. Пока у меня нет места постоянной локации, то я не хочу, чтобы животное страдало.

- Есть у вас определенные ритуалы или традиции, которые вы строго соблюдаете перед матчами?

- У меня нет таких суеверий. Но для меня важно, если мой парень не рядом, чтобы он прислал мне маленькое сообщение какое-то и пожелал удачи. И это, наверное, все.

Новости по теме: теннис Спортсмены турниры