Пресс-центр

Онлайн-конференция: задай вопрос генеральному директору НТКУ и канала "UA: Перший![ВИДЕО]

614 0
Онлайн-конференция: задай вопрос генеральному директору НТКУ и канала   UA: Перший![ВИДЕО]

На ваши вопросы в пятницу 28 октября с 10.30 до 11.30 ответил генеральный директор НТКУ и канала "UA: Перший Зураб Григорьевич Аласания

 

Стенограмма онлайн-конференции

- Зураб Григорьевич, год назад мы говорили с вами о новом эфире. Есть ли сдвиг?

- Сейчас власть пользуется "Евровидением" и пренебрегает бюджетом следующего года, который должен стать бюджетом первого общественного вещателя. Мы же все еще государственная компания, но законные наши 0,2% от бюджета Украины переполовинились. Поводом как раз и послужил бюджет "Евровидения". Это не честно. Так что на самом деле мы имеем с вами жигули, которые уже сгнили, колес нет, бензина нет, денег на его обслуживание нет, но ему доверено участвовать в Формуле-1.

- С момента принятия закона о создании общественного ТВ прошло 1,5 года. В чем загвоздки?

- Миллион очень маленьких загвоздок. Нами занимаются восемь министерств! Вот, например, в Крыму были две компании - ТРК Крым и ТРК Севастополь. И четырехмесячная задержка была из-за того, что мы никак не могли их закрыть. Ведь в процессе реформирования мы должны закрыть все государственные компании, сделать их филиалами будущего общественного вещателя и сдать отчеты о нашем имуществе. А как нам это сделать, если они в Крыму?!

- Сейчас уже вопрос с Крымом решен?

- Еле-еле, с трудом, с нарушением закона, мы эти две крымские компании закрыли. Теперь переходим к следующему этапу.

- Когда, по вашим прогнозам, общественное ТВ выйдет на тот формат, которым оно должно быть?

- По контенту, по честности мы такими уже стали. По яркости картинки еще нужно работать. Но если нам так будут бюджет выдавать, то ее еще долго не будет. Для меня общественное - это не то же самое, что сейчас делают коммерческие каналы. Они кормят людей лабудой. Надо это менять. Общественный вещатель - это как брокколи, это масса полезных витаминов, которые надо есть каждый день, хотя это не вкусно. Общественное ТВ не должно быть ярким, красивым, рейтинговым. Оно должно быть СМИ, которому доверяют. За это время мы показали, что не допускаем власть к каналу. В 2013 году люди даже не верили, что такое может быть. А теперь все об этом даже не вспоминают.

- Раз мы заговорили о деньгах… Кто-то хочет сегодня инвестировать в такой канал?

- Слово инвестиция не подходит для общественного канала, поскольку он не предназначен для коммерческого заработка. Инвестировать в него в расчете на прибыль коммерческую – это безумие. А вот инвестировать в будущее себя и своих детей наша страна еще не дозрела. Я не обвиняю наших людей и власть, поскольку слишком много сейчас других проблем в стране. Власть это понимает, поэтому не особо стареется. А люди не очень понимают. Если им сказать, что самый средний менеджер самого среднего "Евровидения" в мире получает 12-15 тысяч евро, то немедленно пойдет волна дикого возмущения. Но в Европе такие цены.

- Получается замкнутый круг - государство денег не дает, украинцы платить за общественное ТВ пока не готовы, инвестиции тоже не наш вариант. Как из него выбраться?

- Шаг за шагом. Мы еле-еле выдрали у депутатов строчку в законе, в которой зарплату журналиста общественного вещателя определяет наблюдательный совет. До сих пор это делало государство, и было это 1473 гривны. Со всеми коэффициентами и премиями это может быть 4075. В Киеве на это прожить невозможно. А как менять контент, когда у тебя самые плохие возможности привлечения лучших кадров. В бюджет следующего года мы заложили ставку в 6600. Хотя на телевизионном рынке о таких цифрах даже не разговаривают. Но это нам не одобрили, а бюджет срезали вдвое. На всю систему в проекте бюджета на следующий год заложили 800 миллионов гривен. Кажется, невероятно колоссальные деньги. И весь народ говорит: да вы с ума сошли, это невероятная сумма, куда вы их деваете? Итак, из них 200 миллионов - это только налоги, которые государство немедленно забирает назад. 140 миллионов - это плата за сигнал, которую тоже забирает государство. Еще 140 миллионов в среднем за год уходит на коммуналку и содержание 32 предприятий по всей стране. В законе мы просили дать нам возможность распоряжаться имуществом, лишнее мы бы продали и пустили на развитие компании. Нет, сказали, вы же все украдете.

- Не кажется ли вам эфир "UA: Перший" скучноватым?

- Даже если у нас будет 100 миллиардов, мы не будет кормить зрителя тем дерьмом, которым его кормят сейчас. Если вы считаете качественным продуктом проблему обсуждения половых взаимоотношений между родителями и детьми в эфире, то такого на общественном вы этого не увидите никогда.

- Мне кажется, у вас очень мало кино.

- Да, потому что хороший качественный сериал - это очень дорого. Нам сериалы дарят коллеги - европейские  вещатели. В стране пока плоховато с собственным производством сериалов. Максимальное вложение - 40-50 тысяч долларов за одну серию. Кооперируются каналы, пытаются. Россия, например, вкладывает 400-500 тысяч долларов в одну серию.

- Много вам пришлось бороться, чтобы отменить концерты в эфире. Закончилось ли это?

- Не закончилось. Эта фигня не заканчивается, поскольку люди этого хотят.

- Имеете в виду зрители?

- Да.

- Так если люди хотят, почему тогда отказываетесь?

- Наша задача в том и состоит, чтобы не кормить ребенка чипсами, которые он все время хочет. Мы же с вами знаем, что чипсы вредные. Сейчас наш народ закормлен исключительно чипсами. Он не хочет есть брокколи, бьется в истерике. Но такова наша судьба. Наша эстрадно-шлягерная тусовка выедает нам мозги маленькой чайной ложечкой, по капле, каждый день. Причем делают это уважаемые, серьезные люди старшего поколения: политики, крупнейшие бизнесмены, миллиардеры, у которых вкус настолько низменный, что они настаивают, чтобы мы крутили концерты. Они знают, что уже 2,5 года на этот канал бессмысленно приходить с чемоданами, поэтому взывают к чему угодно – к патриотизму, межнациональному отношениям… Пользуются любым моментом.

- Многие недовольны местом проведения Евровидения? На ваш взгляд, плюсы и минусы МВЦ на Левом берегу?

 - МВЦ был одобрен самими европейцами. Они сочли, что этот набор стен может шире размахнуться, нежели стабильный и сильно устаревший Дворец Спорта. В МВЦ - три огромных зала, которые можно складывать и раскладывать как пазлы. Из минусов – здание не высокое. Нам бы размахнутся метров на сто доверху, чтобы камеры летали, а там высота – 26 метров. Из плюсов – здание выдержит все нагрузки.

- Вы проводили открытый конкурс. Но после оглашения результатов Днепр и Одесса обиделись и обвинили вас в продажничестве? Как вы отреагировали на их обвинения?

 - Если ты проиграл, то тебе надо это как-то объяснить. Они политики, они не могут не говорить. Я понимаю, что они ничего личного не имели в виду.

- Вы в курсе всех дел, которые происходят с конкурсом?

- Мы – единственные организаторы, поэтому, конечно, в курсе. Но беда в том, что пока мы ничего не можем сделать. Например, у нас нет полномочий, чтобы нанять нужных специалистов и уже начать работать. Нужны соответствующие постановления. Я даже не понимаю, как на "Евровидение" должны зайти деньги в НТКУ, как мы можем ими распоряжаться.

- Сколько, по вашим оценкам, может стоить организация "Евровидения"?

- У нас намечается 22 млн евро. Но мы пока даже не подсчитали бюджет, ведь до сих пор не принято постановление, которое позволит платить людям зарплату.

- А взносы будут платиться в НТКУ?

- Обязательно. Взнос всех государств-участниц, спонсорские деньги, деньги от продажи билетов – часть этих денег вернется в НТКУ. Но произойдет это в июле следующего года. На сегодня у нас этих денег нет.

- Вы будете принимать участие в выборе ведущих на "Евровидение"?

- Я однозначно нет, а НТКУ - да. Сделаем открытый конкурс, будет жюри. Да, это будет пристрастный выбор, да – будут обиды, но я гарантирую, что все будет по правилам. Даже вы сейчас, человек со стороны, отметили, что был честный конкурс "Битвы городов", шли обсуждения, но все равно обиженные были. То же самое будет и здесь. Обиды будут и будут думать, что опять все купили. 

- Майкл Щур появится в эфире? Уже встречались с Романом Винтонивым (настоящее имя ведущего)? Обсуждали какие-то варианты программ с его участием?

- На прошлой неделе мы подписали с ним контракт на производство 12 программ. Это мало, но пока можем позволить себе только это. Парень - не стяжатель, он понимает, что делает и зачем. Майкл Щур - уникальный чувак.

- Это будут новые эпизоды из того, что мы уже видели?

- Нет. Ромка же безумный, он что-то новое придумал.

- Например?

- Он - сатирик, юморист, и я даже не могу сказать, как называется программа. Он – сумасшедший, тайн не открывает, а мы ему доверяем.

- Как вы думаете, не станут ли его шутки более жесткими после того, как он вернулся из армии?

- Пока не могу сказать о эфире. Но если говорить о личном впечатлении, то Ромка повзрослел. Любой из нас меняется после армии, рождения ребенка… Роман был отличным солдатом, и, конечно, он поменялся. Как это скажется на его программах, увидим.

- Недавно Национальный совет союза журналистов обвинял вас в массовых увольнениях работников СМИ  и даже просил Гройсмана уволить вас с должности. Как вы реагируете на подобные заявления?

- Плохо реагирую, близко принимаю к сердцу. И, наверное, зря это делаю, это плохо работает для меня. Но довольно часто такие новости появляются. Последний раз было позавчера… Очередное письмо на Гройсмана, Порошенко с настоянием уволить. Теперь уже  от профсоюза

- Вы об этом заявлении вашей первичной профсоюзной организации?

- Да, именно о нем. Это люди консервативные, которые боятся будущего, перемен. А еще у меня очень плохая коммуникация. У нас никак не налажено это дело внутри компании. Это я беру на себя, я понимаю свою ответственность за это. Но, тем не менее, я встречаюсь с людьми, разговариваю с ними. Конечно, собрать 1500 человек в одном месте крайне сложно. Так что встречаюсь с подразделениями, езжу точно так же по стране и разговариваю. Я понимаю, что люди бояться всего, бояться потерять работу. И не без оснований бояться.

- Но, с другой стороны, НТКУ и не может иметь безразмерный штат.

- Да, это многосложная проблема. Такого количества быть не может. Но уничтожить всех и оставить работать сто человек тоже нельзя. Я никого не защищаю, просто у нас - 614 тысяч часов в год производства. Это физически не может делать 100 человек. Никогда! А у нас по закону обязательство вещать 24 часа 7 дней в неделю на 28 теле- и радиоканалах страны. Так что это будет взвешенная средняя цифра. В прошлом году у нас было сокращено 840 человек. Кто-то вздрагивает, кипишует, кричит, шумит... Каждый из них думает, что это коснется его. Многие из них думают справедливо, потому что бездельников очень много. За много лет многие привыкли ничего не делать. И теперь боятся за свою судьбу.

- А что значит первичная организация? Есть и вторичная?

- Есть вторичная, третичная, у меня их уже четыре. Я серьезно. Их может быть сколько угодно. В одной компании может быть и 100 профсоюзов.

- Но все же – что будете делать с этим обращением?

- Ничего! Формально сейчас они имеют право меня уволить. Но это должен делать Кабинет министров, мы же еще государственная компания. Но я не думаю, что они захотят это делать сейчас. Нам осталось до перехода в общественного вещателя три месяца – мы должны зарегистрироваться 6 января. Зачем так рисковать.

- Но вам говорят, точнее, пишут в письме, что вы, например, не обсуждаете с коллективом программную политику, сетку вещания…

- Для этого есть редакторский совет. Обвиняют не справедливо. Это профсоюзное собрание, я  в нем не участвую. Когда они проводят собрание, они должны хотя бы пригласить меня. Но за год меня ни разу не приглашали. Позовите, спросите? Я отвечу! 

Но это не проблема вопросов и ответов – они не слышат и не хотят слышать. Это скоординированная атака. Деструктивные силы сейчас по всей стране набирают серьезный вес и меня это пугает. То же самое происходит и у нас. А вдруг и тут пролезет, получится вернуть нас назад государству. Но я хочу у государства отнять систему госвещания. Государство плохой менеджер и оно не должно распоряжаться СМИ!

- Почему новости "UA: Перший" никогда не критикуют МВД?

- Новости никогда никого не должны критиковать. Вы привыкли, например, к новостям "1+1" или "Интера", которые по очереди критикуют разные лагеря. Новости должны показывать все так, как есть. Именно это мы и делаем, именно это я и называю брокколи. Да, это не вкусно, но это полезно. Смотрите иногда новости на "UA: Перший".

Наверняка в этом вопросе идет намек на то, что я - человек Авакова. Это я слышу уже лет пятнадцать. Аваков такой же харьковчанин, как и я, и это единственное, что нас связывает. Никаких других отношений у нас не было. Именно на  нашем канале впервые на широкий экран вышла целая эпопея о рюкзаках, которые производит сын министра МВД Александр Аваков. Как он мне говорил – это все вранье и неправда. Ну, тогда идите в суд, какие проблемы? На что он мне ответил: с вами судиться, себе дороже. Вот такие у нас взаимоотношения – веселые, ласковые и нежные.