4 июля
Загрузить еще

Тарас Чорновил: Украинцам понравятся реформы для кандидата в члены ЕС, а вот власти - нет

Тарас Чорновил: Украинцам понравятся реформы для кандидата в члены ЕС, а вот власти - нет
Фото: youtube.com/ОБОЗ tv

Уже сегодня, 23 июня, Украина может услышать историческое решение о своем дальнейшем пути. В Брюсселе собираются на саммит главы государств и правительств стран Евросоюза. Они должны объявить о предоставлении Украине и Молдове статуса кандидатов в члены Европейского Союза.

«КП в Украине» пообщалась с экспертом-международником, народным депутатом III – VI созывов Верховной Рады Украины Тарасом Чорноволом, чтобы выяснить ответы на наиболее часто звучащие вопросы в связи с будущим решением.

32 пункта замечаний

- Господин Тарас, Европейская комиссия рекомендовала предоставить Украине статус кандидата в члены ЕС. Предыдущее положительное решение было принято на заседании постоянных представителей стран Евросоюза и Совета ЕС. Есть ли риск, что сегодня что-нибудь пойдет не так?

- Рекомендация Еврокомиссии является обязательным, но недостаточным условием для предоставления нам такого статуса. Как и не гарантирует положительного ответа поддержка абсолютного большинства в Европарламенте, которое имеет совещательный голос в этом вопросе.

Но у нас есть положительное промежуточное решение - голоса всех членов евросообщества за предоставление Украине статуса кандидата в члены ЕС. Поэтому я не вижу никакого внешнего препятствия для отказа Украине. Разве что произойдет какая-то невероятная провокация со стороны украинской власти, тогда могут быть варианты.

Европейские страны нам многое простили и дают статус кандидата авансом в связи с геополитическими причинами.

Я не вижу никакого внешнего препятствия для отказа Украине (в предоставлении кандидатства). Разве что произойдет какая-то невероятная провокация со стороны именно украинской власти.

- Можем ли мы потерять этот статус или его нам дадут с какими-нибудь серьезными «но»?

- Украина действительно получает статус кандидата в члены ЕС с определенными оговорками. «Но» предполагает, что у нас есть определенные невыполненные домашние задания, которые мы должны были сделать для получения этого статуса и не выполнили или выполнили не в полной мере. В решении Еврокомиссии эти пункты расписаны на 32 страницы. Поверьте, там далеко не 7 пунктов, тиражируемых в СМИ. И все эти рекомендации мы должны выполнить уже не для получения статуса кандидата, а для полноценного членства в ЕС. Плюс нам озвучат еще требования и рекомендации на три тысячи страниц ради права стать полноценным членом ЕС.

Важно отдавать себе отчет, что впервые ЕС предоставляет стране статус кандидата в члены ЕС с возможностью его лишения. Такого раньше никогда не было.

Мой прогноз - если в течение года власти не продемонстрируют готовность реально проводить реформы, Брюссель обнулит наш статус.

К примеру, Турция получила статус кандидата в члены ЕС еще в 1999 году. За это время она успела развернуть свою внутреннюю политику фактически в диаметрально противоположную сторону от европейских принципов: сокращаются определенные демократические права, институции. Но ЕС не может у Турции отобрать статус кандидата.

По Украине и Молдове такая возможность будет. Если сразу после войны мы не решим определенные проблемы (некоторые из них и сейчас можно решить – официальное назначение руководителя САП, проведение честного конкурса на директора НАБУ, избрание омбудсмена и т.д.), то рискуем утратить статус кандидата в члены ЕС. Мой прогноз – если в течение года власти не продемонстрируют готовность реально, а не фиктивно проводить реформы, Брюссель обнулит наш статус.

Кандидатом можно быть вечно

– Есть ли временные рамки, когда страна должна получить или ей откажут полноценное членство в ЕС?

- Четких временных рамок нет. Статус кандидата предусматривает прямой путь к членству в ЕС, если страна идет к нему. Динамично проводятся реформы, выполняются рекомендации – скорее получит статус, будет медлить – риск остаться в статусе кандидата зависнет на годы, хоть и навечно. Это относительно объективного фактора.

Рассмотрим и субъективную сторону вопроса. Моделируем ситуацию: Украина и Молдова с одинаковой скоростью и качеством выполняют требования по приобретению членства, но что-то недовыполняют. В результате – Молдову принимают в ЕС, а нам говорят: «А вас, Штирлиц, попросим немного подождать». Возникнет логичный вопрос: а почему так? Объясню. Молдова не создает проблем для ЕС, если даже в стране что-нибудь пойдет не так, а вот Украина – создает.

К выполнению нашей страной требований ЕС будут более тщательно относиться, чем к выполнению подобных требований той же Молдовой.

Украина – страна с большим населением. А это, в свою очередь, означает, что у нас будет потенциально больше своих депутатов в Европарламенте. В ЕС некоторые решения принимаются квалифицированным большинством. И страна, имеющая больше населения, имеет большее влияние на принятие решений, чем просто один голос.

Поэтому к выполнению нашей страной требований в ЕС будут более придирчиво относиться, чем к выполнению подобных требований той же Молдовой.

– Северная Македония с 2005 года имеет статус кандидата в члены ЕС, Черногория – с 2008, Сербия и Албания – с 2009 года. Если мы в 2022 году получаем статус кандидата, то мы встаем в очередь за этими странами на членство в ЕС или можем опередить их?

– В очередь становиться не придется. Принимать в ЕС будут, изучая и учитывая две вещи. Первая – состояние выполнения всех требований по евроинтеграции. Вторая – определенный географический подход в политике ЕС. Брюссель имеет большой план расширения на Балканы и желает его завершить. К тому же, объективно, Албания хорошо выполняет свой статус, Черногория вроде бы выходит на нормальный уровень исполнения... Думаю, если бы не война в Украине, то вопрос предоставления официального членства балканским странам был бы решен. А так еще придется год подождать.

Они получат членство в ЕС быстрее, чем мы. Украина не будет с ними конкурировать по времени. А вот из дальнейших реальных и возможных претендентов мы остаемся наедине с Молдовой.

Ждите серьезной ревизии нашего законодательства

Европейские институции проведут серьезную ревизию нашего законодательства и озвучат свои требования. И эти требования на 90% понравятся украинцам, а вот власти – нет.

– Как рядовой украинец почувствует, что страна получила статус кандидата в члены ЕС?

– Я бы больше рассчитывал на ощутимые изменения после 2023 года, когда украинцы сделают свой выбор на следующих парламентских выборах. Но и предоставление Украине статуса кандидата в члены ЕС может создать предпосылки для улучшения жизни украинцев.

Страна получит план реформ. Европейские институты проведут серьезную ревизию нашего законодательства и как оно выполняется, озвучат свои требования, рекомендации. И эти требования на 90% понравятся украинцам, а вот власти – нет, потому что это – борьба с коррупцией, деолигархизация, рост социальных стандартов – вещи, о которых политики любят говорить и обещать, но не любят выполнять. Кроме того, там (в перечне требований к Украине. – Авт.) есть много вещей, которые сразу не бросятся в глаза, но в обозримом будущем сыграют свою важную роль в развитии страны: экологическая, энергетические реформы.

Естественно, Брюссель не принудит Украину делать все эти реформы. Но они будут висеть над страной дамокловым мечом, что само собой тоже определенный позитив.

– ЕС обязан финансировать проведение реформ в стране со статусом кандидата?

– Нет, ЕС ничего не обязан. Но у ЕС есть большие финансовые программы для стран с таким статусом. Страна, являющаяся кандидатом, получает возможность доступа к этим программам. И еще одна особенность – эти средства будут уходить не в правительство, а непосредственно в органы местного самоуправления, под муниципальные программы. Это огромные ресурсы.

ЕС имеет большие финансовые программы для стран с таким статусом. Страна, являющаяся кандидатом, получает возможность (не право!) доступа к этим программам.

Много дискуссий идет, будет ли для Украины определенный «план Маршалла». С получением нашей страной статуса кандидата в члены ЕС вероятность такого плана и его покрытие растет.

Безвиз – да. А шенген – нет

- Может ли случиться, что де-факто Украина интегрируется в ЕС быстрее, чем получит де-юре статус члена ЕС?

– Мы можем получить много положений, которые сделают нас близкими к ЕС. Но у ЕС есть важные институциональные моменты. Без статуса члена ЕС наши депутаты не смогут быть членами Европарламента. А это значит, что наш голос не будет учитываться, когда будет идти дискуссия о дальнейшем развитии и планах ЕС, мы не сможем влиять на решения, позицию ЕС.

Когда мы для ЕС станем «своими», то за своих будут сильнее бороться.

Без официального статуса члена ЕС некоторые формы ЕС не будут распространяться на нас. Например, «шенгенская» норма: безвиз есть, а шенген – нет, таможенные процедуры для нас не отменят.

– Как будущий статус Украины повлияет на ход войны с Россией?

– Прямой связи нет, только опосредованная. Сейчас европейские страны нам помогают, чем могут, но не пытаются сделать что-то большее.

Когда мы для ЕС станем «своими», то за своих будут сильнее бороться. Евросоюз будет заинтересован, чтобы такая страна испытала меньше разрушений, скорее отстроилась, поскольку потом придется больше общих денег предоставить на послевоенное восстановление. Поэтому ЕС будет сейчас пытаться находить возможность максимально помочь: еще больше санкций против Москвы.