Загрузить еще

Херсонский депутат Виталий Богданов: В оккупации мы сопротивлялись, как могли и умели

Херсонский депутат Виталий Богданов: В оккупации мы сопротивлялись, как могли и умели
Фото: facebook.com/bogdanov.vital

Херсонский депутат рассказал, как Херсон пережил оккупацию, как жители встречали украинских защитников, почему заявления мэра города Игоря Колыхаева у горожан вызвали огромный диссонанс и когда российские спецслужбы начали зачистку своих людей в арбузной столице страны.

Херсонский политик Виталий Богданов находился в оккупации с первого дня, когда в город вошли русские войска. Он выходил на протестные митинги, помогал украинским спецслужбам разоблачать коллаборантов и оказывал содействие военным с координатами командных пунктов оккупантов, складов с оружием. После освобождения Херсона получил благодарность за свою работу в оккупации от ДБР и центрального аппарата СБУ.

В интервью «КП в Украине» Виталий Богданов рассказал, чем жил город во время оккупации, кто устраивал «показательные казны», как мэру Херсона Игорю Колыхаеву удалось провести шесть исполкомов под дулами российских автоматов и почему его удивил человек, поднимавший украинский флаг на горсовете. Это очень эмоциональное, иногда даже резкое интервью, и мы решили его подать без купюр.

Сначала в город зашла российская «спецура», а затем – «специалисты по фаршу»

– Виталий, вы, как и другие херсонцы, провели почти 9 месяцев в оккупации. Как вам удалось не просто быть в оккупации, но и сопротивляться российским оккупантам?

– Херсон оккупировали не сразу. 24 февраля русские войска въехали на Антоновский мост. Несколько дней шли бои. А город в это время осаждали.

– То есть был определенный люфт времени, чтобы уехать?

- Даже если бы я и хотел, у меня лично такой возможности не было. Я еще с 2014 года в российских списках лиц, приравненных к так называемым членам террористических организаций. К тому же в Херсонской области немало предателей, коллаборантов были готовы сдать меня и других активистов при первой возможности. Это те люди, с которыми я боролся в течение своей политической карьеры – бывшие представители Партии регионов, которые потом «перекрасились» и разные ОПЗЖ, Оппозиционный блок и т. д. Было много «друзей».

В частности, господин Журавко (народный депутат V-VI созывов от Партии регионов, еще с 2014 года высказывавший антиукраинские призывы, призывал к свержению конституционного строя в Украине, а после полномасштабного вторжения России в Украину активно способствовал российским властям в проведении так называемых референдумов в Херсоне и укреплению оккупационных властей. - Авт.) и лично, и публично озвучивал угрозы «повесить Богданова на лужайке у Белого дома» (городской государственной администрации. - Авт.). Но мы выстояли, а он «встретился» с «Хаймерсом» в частном отеле в Херсоне (25 сентября стало известно, что Алексей Журавко погиб от ракетного удара по частному отелю Play Hotel by Ribas, где он находился вместе с прокремлевскими представителями. СМИ, приехавшие освещать «референдум». – Авт.).

- Вернемся к первым дням оккупации…

– Где-то 1-2 марта уже под моим домом стоял российский БТР. Много российских военных. Честно говоря, не было понимания, как себя вести, что говорить… Мы сопротивлялись, как могли и как умели.

Первые протестные митинги проводились возле облгосадминистрации. Люди демонстрировали большую решительность. Удивлялись даже оккупанты. Но замечу, что сначала в городе была не Росгвардия, а так называемая «спецура». Однажды мы с ребятами разговорились с ее руководителем. Он был в шоке от увиденного. Говорит: «Я впервые вижу, что. когда мы говорим: «Стойте, стрелять будем», люди бегут не от нас, а на нас. Мы с парнями поняли, что разгорается война и что к чему. Мы же думали, что вы фанатики, а вы – просто вольные люди. У нас скоро ротация, и мы сюда не вернемся. Вместо нас сюда приедут "специалисты по фаршу". И действительно, они держали дистанцию.

А потом приехали Росгвардия и, как мы выяснили, представители «Беркута», которые в 2014-м бежали в Крым.

Много смертельных случаев было на митингах. Во время одного из них люди шли по улице, а по ним открыли слепой огонь. Погибли около 190 человек. Российские пропагандисты потом осветили это как - «стали случайными жертвами».

После 6 марта ситуация усугубилась. Появились следователи из Краснодара, навезли разной техники. Часто запускались дроны, чтобы фиксировать и распознавать активистов. Многие люди начали работать в толпе.

– Что значит – «работать в толпе»?

- Делали разные провокации, чтобы устроить «показательную казнь». Расскажу об одном из ярких случаев. У нас на площади есть памятник Героям Небесной сотни, на котором высечены также фамилии погибших ребят-атошников. Один из бойцов Росгвардии на глазах отца погибшего атошника написал на монументе красной краской «Убийцы», а затем начал бить ногами его второго сына. Конечно, отец не выдержал, бросился защищать ребенка – сразу начали избивать и его. Мы стали его спасать, а в это время на на полетели светошумовые гранаты, прозвучали выстрелы. Стреляли резиновыми пулями. Один из мужчин получил такой ушиб грудной клетки, что его медики не смогли спасти.

На следующих митингах было все меньше и меньше людей...

Митинг в оккупированном Херсоне, 5 марта. Даже оккупанты удивлялись такому мужеству украинцев. Фото: facebook.com/bogdanov.vital

Митинг в оккупированном Херсоне, 5 марта. Даже оккупанты удивлялись такому мужеству украинцев. Фото: facebook.com/bogdanov.vital

Облавы – это было самое страшное!

– И я так понимаю, что потом были задержания?

– Да. И по каждому задержанию они пытались устроить "показательную казнь". Например, когда задержали директора Театра кукол, депутата облсовета, на 100% украиноязычного человека, то записали с ним видео, где заставили его сказать по-русски следующее: «На митинге хулиганы напали на вооруженных росгвардейцев и стреляли в них». Мы понимаем, что его заставили это сказать, не осуждаем его.

А еще был случай, когда задержали нашего предпринимателя и выдали его за знаменитого партизана. Забрали у него телефон, закачали туда всякого разного – будто он на фоне русской музыки выступает с призывом: «Херсон, вставай на борьбу».

Российская агентура работала очень активно. Массовым был информационный удар от российских СМИ, активно запустивших в Херсонской области свое радио, ТВ. Радио Симоньян очень сильно бомбило херсонцев с первых дней оккупации. Каждые 15 минут перебивочки, реклама типа «Сдай партизана – получи миллион рублей».

– По квартирам, домам ходили, обыскивали?

- Облавы – это было самое страшное! В начале и конце улицы выставляли по БТР и начинали зачистку. Очень важно было не попасть в облаву, потому что не выбраться.

– А как не попадать?

- Постоянно менять место пребывания. Мне со временем удалось получить техническую инструкцию от наших силовиков, как действовать в той или иной ситуации, какие употреблять кодовые слова, чтобы не выдать себя и не выдать товарищей.

А сначала я совершил немало ошибок. К примеру, оставался со своим телефоном. Надо было порвать все связи. Только с несколькими людьми общаться. Это важно! Многие активисты погорели без таких знаний.

Колыхаев исчез после видео Губарева

– Как жил город в оккупации? Некоторое время мы видели включение в национальном марафоне мэра Игоря Колыхаева, читали его страницу в фейсбуке, где он сообщал, что коммунальная инфраструктура города, хоть и в оккупации, но работает: электроэнергия, вода – есть, мусор вывозится…

– Если говорить о Колыхаеве и его действиях, то у нас возник огромный диссонанс, когда удалось послушать его выступления в эфире Нацмарафона, когда узнали, что президент удостоил его ордена «За мужество». А между тем горсовет и фракция «Удар» на заседаниях выступали за то, чтобы цветы посадить, фракция ОПЗЖ – чтобы фонтаны запустить. Можете себе такое представить? Нет? А в Херсоне было такое! В городе российские танки, БТРы, а горсовет проводит шесть исполкомов. Шесть!!! 9 мая Колыхаев торжественно возлагает цветы, сгоняет на торжество коммунальщиков.

Чтобы вы понимали, во время оккупации Колыхаев и Ко потратили 500 тысяч гривен из украинского бюджета на высадку цветов на городских клумбах, не один миллион гривен был израсходован на запуск фонтанов. Такой иллюминации в городе не было даже при Януковиче. В городе стригли траву на заброшенных кладбищах. Херсонцы были в шоке от такого коммунизма.

Только потом мы узнаем, что в кабинете Колыхаева сидел полковник ФСБ Науменко с позывным «Альфа». И это многое прояснило.

– А где сейчас Колыхаев, что-то известно о его судьбе? Еще в июне было официальное сообщение, что его похитили. И больше не было информации.

– Его задержание было очень мягким. Зашли люди в форме в его кабинет и сказали: "Пройдемте с нами". Мы тщательно проследили за его задержанием и последующим содержанием.

Долгое время он был в «одиночке», в которую даже привозили обеды из ресторана. А потом Колыхаев исчез. Начали появляться разные слухи. По последним – он находится в Каховке. Мы проверяем эту информацию (неделю назад мэр Олешек Евгений Рыщук сообщил, что от Колыхаева поступило известие – он «жив и находится в плену оккупантов в Чаплинке». - Авт.).

Кстати, он исчез после видео, на котором Павел Губарев (экс-руководитель «ДНР», жена которого была замглавы оккупационной администрации Херсонской области Владимира Сальдо. - Авт.) после очередного визита в Херсон не очень приятно отзывался о Колыхаеве, заявлял, что тот за время оккупации трижды был в Москве. И как только это видео появилось в Инстаграме, на следующий день Колыхаев исчез, будто его задержали.

- Много слухов раздавалось по поводу гибели народного депутата Алексея Ковалева – это дело рук украинских партизан или зачистка российских спецслужб?

– Ковалева, как и других влиятельных лиц, убили российские спецслужбы. Действительно, происходили зачистки. Так, при загадочных обстоятельствах скончался заместитель мэра Херсона Анатолий Хоменко. Он был сепаратистом, его сыновья торговали во время оккупации. Когда россияне зашли в Херсон, первая встреча у них была с мэром и его первым заместителем. После этой встречи Хоменко скончался якобы от инфаркта. А хоронили его очень странно – без вскрытия, он был синий. Это точно не инфаркт.

Затем неожиданно скончался депутат облсовета Богдан Артющик – партнер народных депутатов Тараса Козака и Виктора Медведчука. Он тоже пообщался с россиянами, а затем "инфаркт". Его хоронили в закрытом гробу.

Все эти люди были своими для оккупантов. По мнению россиян, они должны были поднимать горожан и горсовет. Не справились – их зачистили.

А затем начались аресты в Москве. Арестован генерал Беседа (Сергей Беседа – руководитель управления ФСБ. - Авт.). За что? За то, что было много денег использовано на (чтобы расшатать. – Ред.) юг Украины, но не сделали того, что нужно. Зачищали концы.

Гибель Кирилла Стремеусова (был заместителем председателя оккупационной администрации в Херсоне. – Авт.) – тоже из серии российских зачисток.

– Сколько херсонских активистов было задержано за период оккупации?

- Где-то 500. Их бросали в застенки. Многие ребята еще находятся в руках оккупантов. Их сначала отправили в Згуровку, затем в Каланчак, Крым, Россию.

В Херсоне еще есть коллаборанты, и некоторые были на встрече с президентом.

- Как вы лично узнали, что Херсон освобожден?

- Ой, мы жили как эльфы: пошли в душ – а там есть вода (смеется). Так и с освобождением было. Где-то за 7-8 дней до ухода россиян на левый берег нам вырубили все – свет, воду, телевидение, интернет. Полный информационный вакуум. Затем снова включили ТВ, и мы услышали заявление Шойгу, что они отходят на левый берег. И снова все «вырубилось». А потом – 2-3 дня, и по улицам едут БТР с нашими флагами, звучит украинский язык. Ребята здороваются, говорят, что мы освобождены, а мы - рыдаем, рыдаем от счастья, благодарим. Не передать эмоции словами.

– По вашим наблюдениям, сколько еще в городе коллаборантов, «казачков»? Как долго придется очищать Херсон от остатков представителей «русского мира»?

– Следует понимать, что коллаборантов можно разделить на два вида. Первые, которых использовали российские пропагандисты для телевизионной картинки: Сальдо, Семенчев… Вторые – заместители таких лиц, не особенно медийные.

Вы не можете вообразить мой шок, когда в Херсон приехал президент Владимир Зеленский, и я на встрече с ним увидел одного из мужчин, кто всю жизнь был на зарплате помощником Сальдо. Я обратил на него внимание нашей разведки. Его допросили. А когда спросили, что он здесь делает - ответил: «Меня пригласил глава ВГА»!

А еще у меня была истерика, когда я узнал, кто поднимал украинское знамя на горсовете. Это был Казаков, 12 лет работавший первым заместителем Сальдо – и они совместно грабили город. Казаков, регистрировавший Партию регионов в Херсоне, который в 2014 году на Майдане обещал нас топить, как котят. И теперь он стал работником крымской СБУ! Я обратил на этот факт внимание компетентных органов.

Так что осталось еще немало работы, но я уверен, мы это преодолеем.

Во вновь свободном Херсоне. Виталий Богданов – крайний справа. Фото: facebook.com/bogdanov.vital

Во вновь свободном Херсоне. Виталий Богданов – крайний справа. Фото: facebook.com/bogdanov.vital

Виталий Богданов
Виталий Богданов
Досье КП

51 год.

Политическую карьеру начал с 2006 года в должности помощника народного депутата.

2005 – 2010 годы – депутат Херсонского городского совета V созыва, председатель фракции БЮТ, председатель Постоянной депутатской комиссии по вопросам коммунальной собственности.

С 2015 по 2019 годы - депутат Херсонского городского совета VII созыва, председатель фракции «Укроп», Председатель Постоянной комиссии Херсонского городского совета по вопросам антикоррупционной политики, содействие децентрализации, развитию местного самоуправления и гражданского общества, свободы слова и информации.

Партийная принадлежность:

2005 – 2008 годы – председатель Херсонской городской организации ВО “Батькивщина. С 2015 года – председатель Херсонской парторганизации партии «Укроп».

Образование – имеет три высших образования: инженер-исследователь робототехник, технолог-гидротехник, экономист.