18 мая
Загрузить еще

Эксперт Александр Лимар: Сдавать танк на металлолом не запрещено. Но это неправильно

Эксперт Александр Лимар: Сдавать танк на металлолом не запрещено. Но это неправильно
Фото: REUTERS/Jorge Silva

Все прекрасно помнят фотографии улицы в Буче, заваленной сожженной российской военной техникой. Вирусным стал снимок бабушки, использующей корпус от ракеты вместо лавочки для продажи картошки. А чего только стоит видео трактористов, оттягивающих вражеские танки и БТРы.

Несмотря на иронию, вопрос брошенной подбитой техники гораздо серьезней. Считается ли она трофеем и чьим? Кто решает - металлолом это, можно ли его продать или сдавать исключительно на нужды фронта? А что, если кто-то захочет присвоить украинскую военную технику? Прецеденты ведь уже есть. Совсем недавний случай – в Житомирском районе молодые ребята нашли сбитый украинский МИГ-29 и «вытянули из самолета боевой комплект, средства управления, в которых содержаться дорогие металлы».

На эти и другие вопросы «КП в Украине» отвечает эксперт Украинского института будущего Александр Лимар.

Все нюансы трофеев

- Александр, кто имеет право забрать подбитую технику: военные, коммунальные службы или местные жители? В мирное же время - кто нашел металлолом, тот и хозяин…

- Все очень неоднозначно. Этот вопрос нужно рассматривать с нескольких ракурсов.

Первый – с точки зрения закона. К сожалению, на сегодняшний день украинское законодательство имеет пробелы относительно урегулирования этого вопроса. На законодательном уровне закреплено понятие «трофейное имущество» – все имущество военного предназначения, которое собрано на поле боя или которое досталось в результате боевых действий. Трофеи могут забирать только военные! Но есть несколько «но». Во-первых, трофейным считается только имущество армии противника. А во время боев могла пострадать и украинская техника, обгореть до такого состояния, что нельзя на глаз понять, чья она. Во-вторых, трофейное имущество должно пройти специальную процедуру оформления.

Но тут в начале войны вышло разъяснение Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК) о том, что декларировать подбитый танк, БПМ и т.д. не нужно. Получается, в антикоррупционном органе допускают, что не только военные, но и гражданские лица тоже могут завладевать военной техникой противника. У нас не выписана ответственность за то, что кто-то что-либо взял на поле боя.

Второй момент – безопасность. Тот же танк, который уже якобы безобидно стоит на вашей улице, может таить огромную опасность. Вы не можете знать, что находится у него внутри – там могут быть боеприпасы, мины и т.д. Не нужно забывать об угрозе врывоопасности. Внутри брошенной военной техники могут находиться и какие-то химические препараты.

Третий - рассуждать с точки зрения экологии. Военную технику нужно правильно эвакуировать. Вариант, когда взяли на буксир танк и потянули, очень плохой. Поймите, в том же подбитом или брошенном танке может быть много керосина, дизеля, антифризов… Только одна гидравлическая система в танке вбирает около 500 литров масла. Это все нужно правильно удалить и утилизировать.

Четвертый и очень важный – рассматривать с точки зрения усиления военной мощи страны. У нас идет война. И каждая единица техники на вес золота. Подбитую технику можно либо отремонтировать и потом ВСУ сможет ее использовать на поле боя, либо разобрать на детали для последующего ремонта другой техники на отечественных бронетанковых заводах.

Ракета, конечно, удобная подставка, ну а если рванет? Фото: ФБ Роман Кора

Ракета, конечно, удобная подставка, ну а если рванет? Фото: ФБ Роман Кора

Так легко танк на куски не разрежешь

- Давайте вернемся к спецпроцедуре по оформлению трофейного имущества. Как она происходит?

- Для того чтобы трофейное имущество стало государственным, оно должно быть описано согласно Инструкции учета военного имущества ВСУ. В ней пошагово расписано, как это имущество должно перейти в воинские части.

Если очень упрощенно, то на практике все выглядит так: после окончания боевых действий на место сосредоточения такой техники приезжают военные и все детально проверяют, описывают, какую технику (отдельные ее элементы) они забирают, указывают, куда именно отвозят.

Временных рамок, когда они должны приехать и все описать, к сожалению, нет. И получается, что до момента такой приемки военная техника оказывается «бесхозной».

- Предположим, хозяйственные украинцы видят, что возле их дома неделю-другую стоит подбитая техника. За ней никто не приезжает. И оттягивают тот же танк или БТР к себе во двор. Могут ли военные его забрать обратно?

- На сегодня у военных нет ни обязанностей, ни возможности контролировать, кто и куда утащил потенциально трофейное имущество.

Поэтому я считаю, что изначально на уровне закона нужно закрепить, что по окончании боевых действий на контролируемой Украиной территории гражданские лица НЕ могут прикасаться к военной технике, оборудованию и другим военным отходам без согласования с ВСУ

А вот во время боевых действий, чтобы не усложнять партизанскую войну, население может помогать ВСУ оттягивать вражескую технику, но потом обязано ее передать под опись нашим военным.

- Вопрос ребром: танк можно сдать на металлолом? Его примут в пунктах приема металла?

- Смотреть на танки или иную военную технику как на металлолом – неправильно. Как минимум потому, что любая техника - не только металл. Допустим, вы пригнали во двор «Тигр». В автомобиле есть много других материалов, которые не являются металлолом, но являются загрязнителем. Поэтому его разборку следует проводить только на специализированных предприятиях, которые могут отделить неметаллосодержащие части, чтобы потом утилизировать – масло, солярку, стекло, обивку сидений, пластик и т.д.

Наши пункты металлолома не предназначены для такого вида деятельности. Хотя им на законодательном уровне не запрещено принимать военную технику.

В Украине нет ни одной площадки, которая может правильно это сделать. Ранее такая техника утилизировалась на бронетанковых заводах, на которых она и производилась. Там есть необходимое оборудование для разборки.

К тому же бронетехника изготовлена из достаточно специфического металла. Его не так-то просто разрезать. Обыкновенным резаком или газовой горелкой этого не сделать. Да и для брони используется специальная легированная сталь, которую использовать в гражданском литье нецелесообразно.

Лично мое мнение - чтобы решить проблему с такой военной техникой, нужно вводить разрешительную систему. Допустим, Минобороны аккумулирует запросы от специализированных предприятий, которые заявляют, что могут проводить разборку, переработку непригодной военной техники. Оборонное ведомство проверяет эти предприятия на предмет необходимого оборудования и ресурсов и выдает разрешение. Сдал/принял военную технику на предприятие, не имеющее такой лицензии, – понесешь ответственность.

Разбирать технику (как вражескую, так и нашу) должны исключительно специалисты. Фото: REUTERS/Serhii Nuzhnenko

Разбирать технику (как вражескую, так и нашу) должны исключительно специалисты. Фото: REUTERS/Serhii Nuzhnenko

Непонятно, куда свозить разрушенные дома

- Куда сейчас свозят всю подбитую технику? Есть специальный полигон?

- По логике, ее должны свозить на специальный полигон. Но четкого практического алгоритма нет. На сегодняшний день действует Инструкция по утилизации, утвержденная постановлением КМУ №705 от 2003 года. Но она касается утилизации только нашего имущества, то есть отходов, которые накапливались в воинских частях, складах - отработанные снаряды, гильзы и списанное вооружение. А на сегодня такое военное имущество приходится собирать фактически на полях, вне воинских частей.

- На какие отходы войны государству нужно обратить внимание?

- В сфере обращения с отходами мы во многом руководствуемся советским законодательством. Понятно, что оно устарело и не отвечает вызовам современности.

В Украине нет надлежащей инфраструктуры обращения с отходами. К примеру, у нас нет полигонов для строительного мусора. А ведь сейчас сталкиваемся с проблемой разрушенных домов. Начался разбор завалов в Буче, Ирпене, Гостомеле, Чернигове, Харькове… Куда везти эти завалы, где сортировать? Четкого ответа нет. В итоге мы рискуем получить много полигонов, сделанных на скорую руку. А потом придется думать, что делать с этими полигонами.

- Какие первоочередные законы нужно принять, чтобы урегулировать ситуацию?

- Первоначально нужно разработать в соответствии с Европейской директивой об отходах наш рамочный закон и принять его.

И в этом документе нужно выписать механизм обращения с цветными и черными металлами, строительными отходами, полученными при демонтаже зданий и конструкция и т. д. Сегодня это все в законе об отходах, отсутствует.

Александр Лимар
Александр Лимар
Досье КП

Эксперт по вопросам обращения с отходами в Украинском институте будущего.

Генеральный директор и основатель компании ООО «С.И.Л.А».

С мая 2014 по декабрь 2016 гг. – глава правления ОО «Украинской Рециклинг Ассоциации», которая объединяет предприятия по переработке отходов и которая ставит себе за цель защиту прав членов организации, а также усовершенствование системы сборы и переработки отходов как вторичного сырья.

Также возглавлял правление ГП «Укрэкоресурсы». Был директором представительства компании Macpresse Europa S. R. L. в Украине, директором представительства компании ZATO.S.R.L, директором представительства компании COLMAR S.P.A. в Украине.