29 мая
Загрузить еще

Почему Россия говорит «спецоперация» и боится слова «война»

Почему Россия говорит «спецоперация» и боится слова «война»
Фото: REUTERS/Stringer

Военная авиатехника, пушки и танки. Взрывы, стрельба, гибель военных и мирных людей. Почему все, что мы называем коротким и ужасным словом «война», для России и ее президента Путина «военная спецоперация»? Вот и представитель российского МИД Мария Захарова заявила, что события 24 февраля – это не начало войны, а попытка ее предотвратить.

Может ли словосочетание, которое употребляет Кремль, как-то оправдать его нападение на Украину?

Это чистая риторика

Как и все понятия, война имеет свое определение. Это конфликт между политическими образованиями в форме вооруженного противоборства. И такой конфликт имеет свои подвиды.

- По типологии то, что происходит сейчас в Украине, называется операцией принуждения к миру, - говорит доцент кафедры военной журналистики Военного института Киевского национального университета Александр Курбан. - Это такой тип военной операции, когда осуществляется массированные удары по противнику с тем, чтобы он пошел на условия, которые выдвигает атакующая сторона. Такая операция была проведена в 2008 году по отношению к Грузии. Такая происходит и в Украине. Государство вторгается на суверенную территорию соседнего государства, применяет тяжелые виды вооружения, убивает военнослужащих, гражданских, но пытается преподать это как миротворческую миссию.

По мнению эксперта, формулировки, которые применяет Россия – это чистая риторика.

- События в Украине показали, что понятие международного права умерло. Сегодня существует другая система – гибридное международное право. Так вот оно, которое сейчас пишется российскими военными, может что-то объяснить. Но оправдать – ни в коем случае, - заключает Александр Курбан.

Александр Курбан: События в Украине показали, что понятие международного права умерло.

Все совершенно очевидно

- Все, что говорит Россия, откровенное лицемерие и никак не поможет изменить реальную оценку событий со стороны мирового сообщества. Судят не по словам, а по фактам. Всем очевидно, что Россия развязала против Украины войну. И эта война началась не 24 февраля 2022 года, а на восемь лет раньше, - говорит директор по развитию информационно-консалтинговой компании Defence Express Валерий Рябых.

Эксперт утверждает, что юридически «военная спецоперация» ничего не значит.

Валерий Рябых: Я уверен, что это непременно станет предметом рассмотрения военного суда в Гааге

- Есть факт нарушения международного права, есть все признаки агрессии, применение вооруженных сил, и я уверен, что это непременно станет предметом рассмотрения военного суда в Гааге, - считает наш собеседник.

Справка Коротко про

Международно-правовым основанием проведения операций по принуждению к миру может быть решение Совета Безопасности ООН, принятое на основании главы VII Устава ООН. Эта глава предусматривает, что к определенной стране могут быть применены принудительные действия в случае угрозы миру.

Однако на практике подобные операции осуществлялись и без санкции Совбеза ООН. Примерами таких операций являются действия НАТО в Боснии в 1995 году, бомбардировки Югославии в 1999 году, вмешательство России в грузино-осетинский конфликт в августе 2008 году.