Дело Ежова: лучшие шпионы – это патриоты или обиженные

Дело Ежова: лучшие шпионы – это патриоты или обиженные

Комментарии: 1
Фото: скрин

Скандал вокруг сотрудника Кабмина Станислава Ежова, которого задержали по подозрению в работе на спецслужбы РФ, вновь вызвал интерес к шпионской теме. Как вербуют тайных агентов, на какие педали жмут, что бывает в случае провала, – на эти вопросы "КП" в Украине"  помог искать ответы бывший сотрудник СБУ.

Компромат – это риск, жадность - порок

В спецслужбах на самом деле "бывших" не бывает, поэтому наш собеседник попросил сохранить анонимность.

- Любители детективов по большей части уверены, что вербовщики шпионов используют компромат, либо деньги. На самом деле это самые последние методы. Человек, против которого используется шантаж, скован страхом, он ненавидит своего куратора, работает без "огонька". В любой момент у такого могут сдать нервы – он либо выдаст себя, либо переметнется к противнику, - рассказывает Игорь К.

Деньги тоже не лучший вариант.

- Жадного агента могут перекупить или он сам начнет шантажировать своих кураторов, вымогая все большие суммы. Кстати, в советские времена был любопытный случай. В США задержали несколько агентов советской разведки.  Суд длился несколько лет, но доказать шпионаж так и не смогли. А в итоге их все равно посадили – за неуплату налогов, - рассказывает бывший оперативник.

Куда более надежные "крючки" – это убеждения и самый крепкий, как ни парадоксально, патриотизм.

- Если человек чем-то недоволен в своей стране, искренне хочет что-то изменить, но не верит, что перемены возможны при данном строе, то это практически идеальный вариант, - отмечает Игорь. - Такой агент работает за идею и обходится дешево. У разведки ведь тоже есть свой бюджет. Еще неплохой вариант – это амбиции. Родное государство, дескать, не оценило, не подставило карьерную лестницу, предпочло меня, умного, тупицам.  А чужое признало талант и воздаст должное.

Идеальная формула

Выбирают агента не наугад. Пухлое досье несколько месяцев, а то и лет собирается на сотрудников службы, в которой нужен "крот". Изучается биография, карьера, семейное состояние, вкусы, привычки, состояние психики. Когда подходящий кандидат найден, вокруг него начинается игра, также требующая времени. В своей книге "Включаем обаяние. По методике спецслужб" бывший специальный агент ФБР Джон Шафер и психолог  Марвин Карлис вывели идеальную формулу дружбы, которая применяется, в частности, при вербовке шпионов: "Дружба = близость + частота + длительность + интенсивность".

- Встреча будущего агента с куратором обычно выглядит как случайность. Например, человек заходит в любимое кафе и встречается взглядом с незнакомцем располагающей внешности. Через пару дней он появляется вновь, еще через пару дней обменивается с вами кивками и легкими улыбками. Первый вербальный контакт короток и ни к чему не обязывает. Во время второго завязывается недлительная беседа и так шаг за шагом, - рассказывает наш консультант. – Куратор раскрывается, когда между ним и объектом наладились приятельские отношения. При этом объект должен испытывать к куратору интерес – как к человеку, о котором хочется узнать больше, чем он о себе рассказал. 

Перевербовка эффективнее

Кто может быть завербован? Да практически любой – от большого политика до клерка средней руки, если тот имеет доступ к нужным документам либо вращается к кругу интересующих разведку лиц.

- А насколько может быть интересен спецслужбам переводчик? - задались мы вопросом.

- Безусловно, это не агент первой величины, с помощью которого можно править политику государства. Но в поле интересов разведки вполне мог попасть, - говорит Игорь К. -  Такой человек участвует не только в официальных мероприятиях, но и занят в кулуарных переговорах. Там, где на самом деле решаются вопросы. Значит – он носитель закрытой информации. Еще один важный момент, через него можно получать данные об окружении первых лиц, о их непубличных интересах.

- Что означает для спецслужбы провал агента?

- Это плохо. Вместе с агентом проваливается куратор, выходят из игры люди, с которыми агент контактировал, то есть, рушится цепочка. Но это и не катастрофа, поскольку у спецслужб есть параллельные каналы добычи информации.

- Что эффективнее – громко задерживать агента, как это было с Ежовым, или тихонько раскрыть его и перевербовать?

- Перевербовать, если речь идет о человеке, который способен сохранить легенду и работать против противника путем дезинформации. Так обычно и делается. Контригра гораздо перспективнее задержания. Это и наводит меня на мысль, что арест Ежова – это политический ход. Впрочем, у спецслужб тоже есть план и его нужно выполнять.

- Значит ли это, что Ежов - не единственный шпион в нашей власти?

- Практически не сомневаюсь. 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях