Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
23 апреля
Загрузить еще

Спустя полтора года войны: на какую работу претендуют наши переселенцы за границей

Спустя полтора года войны: на какую работу претендуют наши переселенцы за границей
Фото: іnstagram.com/cieplokrakow

Работа для украинских беженцев за границей все еще есть, однако она по-прежнему требует если не специальных навыков, то хотя бы минимального знания языка.

Компромиссное решение для беженцев – удаленная работа в своей стране. Многие переводчики, журналисты, редакторы сайтов, преподаватели онлайн-школ, IT-специалисты и т.п., уехавшие с начала полномасштабной агрессии России, говорят, что оставили за собой рабочие места и продолжают работать из Польши, Болгарии, Чехии, Нидерландов, Германии… Правда, и в этой ситуации есть проблема. Все чаще говорят о введении двойного налогобложения. В Украине – где основное место трудоустройства и в стране временного пребывания, где человек имеет статус временной защиты и получает пособие. Пока такое новшество на практике не работает. Большинство людей продолжает жить по принципу: «На жизнь хватает, а дальше – только ждать возможности, когда можно будет вернуться в Украину после войны».

Другим же приходится искать работу по месту. Многие переселенцы, вынужденные бросить дом и работу, начали жизнь с нуля. Без знания языка, навыков и особенностей местной специфики им пришлось несладко. А если учесть, что подавляющее большинство– это мамы с маленькими детьми и у них нет возможности ходить на работу, то картина становится еще печальнее.

Впрочем, в принимающих странах пытаются решить и эти проблемы. Беженцам предлагается почасовая работа или только в выходные дни, либо деятельность, на которой общение сводится к минимуму и набору базовых выражений. Кто хочет работать – не упускает этот шанс. KP.UA собрала несколько историй наших соотечественников за границей.

Чехия: редактор стала садоводом

- В Киеве я работала в сфере масс-медиа, была редактором сайта о культуре. Апрель 2022 года мы встретили в Чехии, куда с дочкой выехали по требованию супруга, записавшегося в тероборону, - рассказывает украинка Алена Килимовская. - Мой сайт закрылся почти сразу же, рассчитывать на удаленную работу я не могла. В Чехии я сразу подписалась на телеграм-каналы и страницы в фейсбуке украинцев, живущих тут давно, и стала отслеживать объявления о работе. Параллельно учила язык. И на одном из каналов выложили список вакансий, куда берут украинцев. Так я стала садовником в "Сад Кинского". Работаю два раза в неделю по 4 часа, оплата выходит где-то 15 евро в час. Моя задача вместе с коллегами – убирать в парке сухостои и сорняки, поддерживать чистоту дорожек, следить за деревьями, в общем, следить, чтобы парк не терял своего британского стиля. Задачи несложные, мне даже нравится, рядом со мной трудятся еще две украинки. С нашим руководителем общаемся по-чешски, иногда переходим на английский. В принципе, мы понимаем, что от нас требуется, так что трудностей в общении и работе нет. Правда, льготы для украинцев в Чехии понемногу сокращают. Самое болезненное то, что Чехия перестала оплачивать жилье украинским беженцам, а снимать квартиру в Праге минимум за 700 евро нам с дочерью не по карману. Она недавно пошла работать в кафе, возможно, наши зарплаты и пособия позволят нам снимать хотя бы небольшое жилье.

В Чехии без знания языка могут предложить, например, паковать продукты в магазине. Источник: t.me/praha_rabota_chat

В Чехии без знания языка могут предложить, например, паковать продукты в магазине. Источник: t.me/praha_rabota_chat

Норвегия: конкуренция не очень сильная

Если в Чехии язык хоть немножечко похож на украинский и где-то может быть интуитивно понятен, то в Норвегии с этим беда. Выучить норвежский язык быстро не получится, а работодатели одним из основных требований выдвигают именно знание локального языка и свободное им владение. Или, на крайний случай, английский на уровне как минимум В2, а то и С. Одна радость – из-за таких строгих требований желающих найти работу в Норвегии не очень много, и конкуренция не очень сильная.

Как поделились беженцы из Украины, чаще всего им выпадает сезонная работа – горничными, официантами, поварами, помощниками в рыбацких портах, малярами. Тут можно обойтись базовым набором слов, но все равно будет дискомфортно. Казалось бы, размер зарплаты может это неудобство компенсировать – на таких позициях можно зарабатывать 3500-4500 евро в месяц (до вычета налогов), однако и цены в Норвегии не для слабонервных.

В Норвегии очень высокая потребность в электриках, сварщиках, водителях общественного транспорта, столярах и пр. Очень нужны разнорабочие и даже пастухи. Но язык все-таки желательно хотя бы начинать учить.

- Моя дочь работает официанткой в ресторане в Вестланне. Говорит, что сначала плакала от отчаяния: не понимала язык, не с кем пообщаться, одной вообще тяжело. Но потихоньку втянулась: нашла других украинок, вместе сняли квартирку, ходят на языковые курсы. Получила первую зарплату около 1800 евро, расплакалась – на этот раз от радости. У нее два образования: филологическое и культурологическое. Но официантом в Норвегии она получает больше, чем культуролог в Украине, увы, - рассказывает жительница Харькова Елена Воловненко.

Германия: хочешь хорошую работу – подтверждай диплом

Одна из тех стран, куда переехало больше всего украинских беженцев – почти миллион. Треть из них встали на учет в центрах занятости и начали сразу искать работу. Большинство приехавших записались на бесплатные курсы немецкого, чтобы повысить квалификацию и искать высокооплачиваемую работу.

Сейчас основной список работ, которые в первую очередь предлагают беженцам, это сельское хозяйство. Там не хватает рабочих рук, но и украинцы туда не особо спешат, в надежде получить привычное место в офисе. Те же, кто изучил язык до разговорного уровня, уже претендуют на более высокооплачиваемую работу, нежели сбор урожая, и ищут заработок в салонах красоты, парикмахерских, косметических кабинетах, на строительстве и т.д.

Повара, горничные, посудомойщики, официанты, упаковщики и комплектовщики – это стандартный набор профессий для беженцев в Германии. Минимальная оплата труда в 11 евро/час становится толчком для заработка как минимум 1900 евро в месяц (повар), 1500 евро (посудомойка или горничная), 2000 евро (упаковщик). Это на 200-300 евро больше, чем в Чехии или Польше.

Высокая квалификация плюс знание языка – это уже от 2500 евро зарплаты в месяц и выше. Швеи, учителя кружков, хореографы… Чем выше должность, тем украинцам сложнее. Нужно подтверждать диплом, пройти аккредитацию, перепрофилирование на специальных курсах и подтвердить знание языка. Конечно, в конкуренции с местными жителями тут украинцы проигрывают – местным просто нет необходимости проходить такой долгий путь подтверждения навыков.

- Чем подкупает Германия, так это своей четко выстроенной политикой в отношении беженцев, не только наших, – рассказывает бывший менеджер металлургической корпорации Татьяна Васильева, остановившаяся в Ульме. - Здесь есть все возможности для комфортной адаптации. Пока ходишь на курсы и подтягиваешь язык до уровня В1, а потом и В2, тебе платят пособие. Да, это не бесконечно длится, но почти год я спокойно учусь, и выплачиваемых мне от джобцентра почти 900 евро на нас с дочерью хватает. При этом и жилье, пусть на выселках, но оплачивается. В перспективе хочу пройти курсы и перейти в гостиничный бизнес. Это реально. Хотя, конечно, хочется вернуться в киевский офис своей компании.

В Германии можно найти работу и без знания языка. Но - максимум каким-то разнорабочим. Источник t.me/ger_tell

В Германии можно найти работу и без знания языка. Но - максимум каким-то разнорабочим. Источник t.me/ger_tell

Польша: все предложения – из деревни

Сейчас найти подходящее рабочее место украинцам в Польше сложно – за два года рынок труда заполнился нашими мастерами под завязку. Высокий уровень зарплаты и стабильные условия с трудом, но можно найти в сферах строительства и ремонта (особенно ценятся укладчики плитки и спецы по перекрытию крыш), в автосервисах. Также есть множество вакансий для водителей – на грузы или пассажирский транспорт. Правда, для этого нужно иметь необходимую категорию водительских прав. Зарплаты тут солидные, стартуют от 2000 евро и выше.

Сфера красоты и здоровья в Польше по-прежнему нуждается в мастерах маникюра-педикюра, парикмахерах и колористах, косметологах и «бровистках», правда, найти подходящее место работы с достойной оплатой тяжело. Все свободные вакансии находятся в небольших городках и деревнях, куда украинцы едут с большой неохотой.

Спрос в этих отраслях уже значительно превышает предложение.

Языковая проблема тоже есть, пусть польский и попроще того же норвежского, для некоторых видов работ знания языка у украинских беженцев явно недостаточно. Впрочем, для этого тоже есть выход – работа на конвейерных производствах, например, или в клининговых компаниях, заведениях общепита. Это может быть и сезонная работа по сбору овощей, фруктов и ягод, полевые работы в границах городов (высадка деревьев, уход за клумбами и газонами). Рассчитывать на большие заработки тут не стоит, но среднюю зарплату в эквиваленте 1000-1200 евро получить можно.

Есть места в Польше и для работников индустрии красоты. Источник: t.me/prharbor/27676

Есть места в Польше и для работников индустрии красоты. Источник: t.me/prharbor/27676

Другие страны: без языка никуда!

Кипр, Дания, Нидерланды, Исландия и т.д. – все те государства, куда волна беженцев из Украины докатилась не сразу, также готовы трудоустраивать наших соотечественников. Правда, в большинстве случаев, только на специальности «синих воротничков» - рабочие. Но даже здесь необходимо знание языка. На помощь могут прийти украинские диаспоры, которые владеют информацией о наличии свободных вакансий в русско- или украиноговорящих компаниях.

- Я нашла работу в Рейкъявике по рекомендации наших эмигрантов, которые там уже давно, - поделилась с нам живущая в Исландии Екатерина Гунина, родом из Миргорода. – Стала помощницей инвалида – прикованной к постели пожилой женщины, которой нужен круглосуточный уход. Я уже работала сиделкой, работу эту знаю, но все равно страшно мучаюсь, не зная языка, когда не могу прочитать какие-то инструкции к лекарствам или кровати-трансформеру. Приходится просить всех, с кем я контактирую, написать нужную информацию на бумажке – потом я ее перевожу с помощью Гугл-переводчика. Зарплата у меня выходит где-то 2300 евро в месяц. Это неплохо, но никак не перекрывает языковой дискомфорт. Тяжело… Пробуду тут зиму, а весной будут возвращаться домой.