Array ( [0] => 2829 [1] => 2836 [2] => 2850 [3] => 2860 [4] => 2871 [5] => 2883 [6] => 2890 [7] => 2898 [8] => 2921 ) 1
0
23 апреля
Загрузить еще

Жизнь в Донецке: цены на квартиры растут, но воды и тепла в них не обещают

Жизнь в Донецке: цены на квартиры растут, но воды и тепла в них не обещают
Фото: Vladimir Yaitskiy / ru.wikipedia.org

…В Донецке выпало немного снега и прикрыло неухоженность улиц. До этого и дождь был, и град – в соцсетях дончане радовались, что не «Град», а град. И спасатели присылали штормовые предупреждения, хотя было +2 и немного тумана. Обычная донецкая зима, слякотная и больше грязная, чем снежная. Унылая. Символ отчаяния и апатичности к происходящему. Потому что все, что происходит, – только к худшему. Это понимают даже те, кто первым бежал получать паспорта РФ, записывал детей в кадеты – «ну а как же!», пил шампанское год назад, когда «Путин нас признал»…

Похоронив первых друзей, отправленных в донбасскую мясорубку в марте 2022-го, попрощавшись с уезжающими - «наверное, навсегда, извини, друг, но жить хочется», - многие в Донецке поняли, как некрасиво и больно их кинули через плечо. Словно в дзюдо - любимом виде спорта одного дряхлого диктатора. Припечатали, придушили, велели лежать, пока не разрешат подняться.

«Меченые» на дорогах и в кабинетах

Подняться уже не получится. Оккупированный Донецк растоптан, разграблен, разбит теми, кто пришел дончан от кого-то защищать. Дороги девятый год разрушаются траками танковых гусениц, жилые дома ветшают, не увидев ни одного ремонта за время оккупации, пассажирский транспорт сами пассажиры величают не иначе как «гробы на колесиках», а если случается на дорогах ДТП, то можно на 100 процентов быть уверенным – по вине машины с наклейкой Z и обычно без номеров. Таким не писаны правила и не для них приняты законы. За глаза Z-авто и их владельцев в Донецке называют «меченые». И стараются держаться подальше.

Слово «беспредел» заиграло в Донецке новыми красками, как и «новые русские». Впрочем, по сравнению с тем, что происходит сейчас, лихие 90-е прошли в этом городе незаметно и легко. «Крышевание», оно же рэкет, «отжим», «разборки», «кураторы» - все то же, только теперь в камуфляжной расцветке или в очень дорогом костюме и с запахом кремлевской стены. Мелкие предприниматели бросают все и "уходят в закат" – уехать за пределы анклава мужчинам непенсионного возраста сложно. Вести бизнес в новых условиях – еще сложнее. Да и не будут же всякие донецкие конкурировать с "уважаемыми российскими друзьями", которые уже нарисовали тридцать три схемы использования донецкой «серой зоны». Сюда бурной рекой льется контрабанда, и прошлая жизнь осталась в воспоминаниях вместе со свежими овощами и фруктами. Египетские помидоры и турецкие огурцы по заоблачным ценам – на вкус пластмассовые. Раньше это все можно было привезти «из Украины», сейчас - нет.

Цены, к слову, - предмет отдельной головной боли для дончан. Уже многие съездили и в Москву, и во Владивосток – вернулись с вердиктом «Там дешевле, чем тут!» При тухлых донецких зарплатах свежий огурец в январе вновь становится деликатесом, а заплатить 400 рублей (около 200 гривен) за килограмм странного вида зелененьких могут позволить себе не все. Местные чиновники с озабоченными лицами и в окружении телекамер выезжают в «рейды» с проверкой цен, после чего магазины ставят новые ценники, поменьше прежних, и товар выкладывают под них тот, что выбросить собирались. Фотографиями гнилых овощей и рыбы донецкие чаты заполнены до краев, но… Результата никто не ждет, уже все понятно. Интересно, что будет дальше.

Если бы не копеечные зарплаты, то цены на овощи можно было бы считать вполне «европейскими». Фото: /t.me/chp_donetskv

Если бы не копеечные зарплаты, то цены на овощи можно было бы считать вполне «европейскими». Фото: /t.me/chp_donetskv

Где же вода?

Отдельная тема – вода в городе. Наверное, о Донецке будут писать в каких-нибудь медицинских учебниках как о городе, который умудряется жить без водоснабжения почти год и о его санитарном состоянии можно только догадываться. Кто-то не видел в кране воды с прошлого февраля и живет, утираясь салфетками. Остальные получают воду раз в три дня на два часа. В это время у везунчиков шумят стиральные машинки и перемывается вся посуда. Тот факт, что вода не очищается, имеет бледно-желтый цвет и попахивает дохлой рыбой, уже никого не смущает – есть и слава богу! Тем, кому не повезло с доступом к воде, уже скоро год, как бегают с пластиковыми баклажками к краникам, выведенным из подвальных водопроводов наружу. Символ Донецка давно уже не пальма Мерцалова, а вот этот человек со взглядом добытчика и двумя мутными баклажками в руках. На балконах в рядок стоят с десяток таких же – неприкосновенный запас, НЗ на черный день. То есть могут быть дни чернее, чем эти?

Для местных это все уже в порядке вещей, кому расскажешь «извне» – ужасаются. О гигиене и санитарии сейчас тут стараются не задумываться – и без того печали хватает. Жалуются на то, что вода страшно сушит кожу, что от нее разводы на кафельной плитке отмыть с первого раза не получается, что баклажки это вещество постепенно разъедает - и терпят.

Вода исчезла в Донецке одновременно с Мариуполем на карте Украины, весной 2022-го. Возможно, никакой взаимосвязи и нет, просто совпадение. Но кто сейчас, в наше время, верит в совпадения?

Новый символ Донецка – человек с баклажкой в поисках питьевой воды. Фото: /t.me/chp_donetskv

Новый символ Донецка – человек с баклажкой в поисках питьевой воды. Фото: /t.me/chp_donetskv

Ну а вдруг?

И на этом серо-черном фоне, в этом анклаве «расцвета русского мира» выделяется еще более несуразный штрих странного цвета, который режет глаз и окончательно добивает неискушенного зрителя. Это цены на недвижимость в Донецке и окрестностях. Они растут. И точка.

Даже сами дончане не могут понять: как? Ну как в городе, который ежедневно слушает «бабахи» в различной тональности, а часть районов обезлюднела еще в 2014-м, где работающие предприятия можно пересчитать на пальцах одной руки, а работоспособные мужчины постоянно находятся под угрозой насильственной мобилизации, где дети учатся дистанционно второй год, детские сады не работают, а в больницах сначала лечат солдат и только потом - хронических больных и стариков, где транспорта все меньше, а проверок все больше – как в таком городе могут дорожать квартиры?

- Ну мы же теперь Россия, - понуро объясняют риелторы. – Собственники жилья подгоняют цены под российские. И еще военные получают хорошие выплаты. Понятно, что никто за такие деньги ничего не купит. Ну а вдруг?

Это могло бы стать девизом Донецка – «Ну а вдруг?», если бы не прежний – «Надо потерпеть». Он по-прежнему актуален вместе со своим аналогом - «Вы не понимаете, это другое».

- Если Донецк – это Россия, почему зарплаты не российские? Зачем к нам едут российские строители работать, если у нас свои есть? Почему до сих пор на границе всех проверяют? Где качественная мобильная связь, интернет, банки, онлайн-платежи, сетевые магазины, почтовые службы, рабочие места? Где мужчины от 18 до 55 лет, которых забрали прошлой весной и обещали вернуть? Где ремонты разрушенных домов, ведь обещали? Где вода и тепло? – иногда шепотом задают вопросы в никуда жители несчастного Донецка.

- Вы не понимаете, это другое. Надо потерпеть. Ну а вдруг все раз – и появится, - важно кивая головой в телеэкране, отвечает оккупационная власть, пряча улыбку в пухлые щеки.

Квартира в Донецке за 300 тысяч долларов? Легко!

Что же касается цен на недвижимость в оккупированных регионах, то и для этой ситуации тяжело найти аналоги в истории. В домах, не видевших ремонта как минимум девять лет, с отсутствующим водоснабжением и канализацией, но с поднявшимися на 20% тарифами на коммуналку, хозяева пытаются продать квартиры с «бабушкиным» ремонтом по если не московским, то ростовским ценам. За полуубитую «двушку» в хрущевке в районе «тихого центра» Донецка (Калининский район) просят больше $30 тысяч, при этом на окраинах аналогичное жилье может стоить уже $50 тысяч. Квартиры в самом центре – например, на бульваре Пушкина (Ворошиловский район), варьируются в цене в зависимости от того, как быстро хотят уехать хозяева: можно купить за эти же $30 тысяч неплохое жилье с видом на театр или площадь Ленина. Даже владельцы квартир в новостройках на одной из центральных улиц – проспекте Ильича – уже смирились с тем, что продать жилье за те же деньги, какие были вложены в покупку, не выйдет.

А вот собственники квартир на проспекте Панфилова (Киевский район) уже восемь лет пытаются продать пафосную 4-комнатную квартиру с дизайнерским ремонтом за $130 тысяч. Да и это еще не предел. За $300 тысяч выставлена на продажу 4-комнатная квартира возле донецкого кинотеатра «Звездочка» (недалеко от бывшей городской мэрии и парка кованых фигур) в центре Донецка. Это видовые апартаменты на 13-м этаже 15-этажного дома, с мебелью, двумя санузлами, системой «умный дом» и т.д. Риелторы даже вписали в плюсы дома «все по феншую»… Правда, фен-шуй не помог, район «Звездочки» был серьезно обстрелян в декабре, но продавцов это не смутило. В этом же доме есть квартиры «всего» за $280 тысяч. Парковка и консьерж включены в стоимость.

Цены на «недвижку» уже на уровне киевских. Фото: olx.ua

Цены на «недвижку» уже на уровне киевских. Фото: olx.ua

Когда вернется Украина

Если зайти с другой стороны, то и в сегменте бюджетного жилья произошли изменения. Если, например, комнату в общежитии в 2016-2018 годах продавали за $2000-3000, то сейчас уже просят $7000 и неохотно идут на торг. «Однушки» в зависимости от района могут плясать вверх по ценовой лестнице сколько угодно, но вряд ли можно найти что-то дешевле $15 тысяч даже на окраинах.

Желающих купить недвижимость в «новом регионе РФ», мягко говоря, немного – одно отсутствие воды и отопления уже отпугивает потенциальных «донецких». Пара сделок по продаже в месяц считается у риелторов большой удачей. «Старых россиян», которые вдруг решили бы прикупить себе донецких «квадратов», может отвернуть еще и абсолютно невнятное законодательство – наполовину «ДНРовское», наполовину «российское». Риелторы говорят, что часто покупатели просят у продавцов расписки о том, что когда (а не «если»!) Украина вернет свои территории, бывшие владельцы квартир не будут оспаривать сделку и выгонять новых владельцев. Очень показательно…

Небольшая квартирка в разбитой «хрущевке» тянет на 30 тысяч долларов. Фото: olx.ua

Небольшая квартирка в разбитой «хрущевке» тянет на 30 тысяч долларов. Фото: olx.ua