20 мая
Загрузить еще

Психолог Ольга Голубицкая: Елка нужна как символ - жизни, борьбы, победы над смертью

Психолог Ольга Голубицкая: Елка нужна как символ - жизни, борьбы, победы над смертью
Фото: УНИАН/Личный архив Ольги Голубицкой

Почему мы разлюбили один из главных праздников, для чего нам радость во время войны, что можно считать достижением этого года, кто и зачем раскручивает «новогодние» скандалы в соцсетях – об этом мы поговорили с психологом, арт-терапевтом, специалистом международной благотворительной организации SOS Children`s Villages Ольгой Голубицкой.

Ненормально, когда война, а наши реакции - нормальны

- Ольга, что с нами происходит? Ни украшенные новогодние витрины, ни елочные украшения в магазинах, на которые всегда реагировал, – ничего не вызывает предвкушения праздника. Нормально ли это?

- В тех условиях, в которых мы находимся, это нормально. Другими словами, это нормальная реакция на ненормальные условия. Просто вся эта мишура, игрушки и атрибуты праздника вступают в конфликт с реальностью. Дети проживают это немного по-другому, а взрослые ощущают диссонанс: какие фонарики, когда не прекращаются убийства, пытки и обстрелы? 

Мы находимся в войне, и вот она – это ненормально, а наши реакции нормальны

Это происходит вследствие осознания существующих обстоятельств, точнее, фиксации на этом осознании. И фиксируются на этом далеко не все – есть и те, кто может радоваться каким-то вещам, адаптироваться и находить баланс.

- Что происходит с теми, кто «зафиксирован»?

- Они не могут двинуться с места, поскольку воспринимают это как предательство. «Как я могу украшать елку, когда другим плохо?» Это та самая вина уцелевшего, которая никуда не делась и будет длиться, потому что война продолжается. Фиксация не дает генерировать энергию, а только способствует формированию депрессии. Но говорить, что правильно, а что – нет, нельзя. Мы находимся в войне, и вот она – это ненормально, а наши реакции нормальны, потому что нам больно и потому что мы боремся.

- Весной психологи говорили о внутреннем запрете на радость, с которым живет множество украинцев. Судя по новогодним реакциям, он продолжает действовать?

- Да, но, судя по моей практике и контактам с большим количеством разных людей, адаптаций стало гораздо больше, чем было весной. Люди борются, и я бы не говорила, что живущих с этим внутренним запретом – большинство.

Вместе с тем нужно учитывать, сейчас перед Новым годом тяжело осознавать, как много уже прошло времени, что история не закончилась. К этому тяжело подходить, потому что это больно. И вместе с запретом на радость, чувством вины уцелевшего это тоже нагнетает непраздничное настроение.

Украинцы стремятся избавиться от советских нарративов

- Новый год – это всегда планы на будущее. Может, нынешнее отношение к нему вызвано еще и тем, что мы сейчас не может ничего планировать?

- У нас нет базовой безопасности, а генерация идей относительно будущего происходит, когда есть на что опереться, есть какая-то точка опоры. А когда ее нет или она очень шаткая, планировать будущее очень сложно.

Старая идентичность, то, что приносило праздник, оказывается токсичной

Есть еще один момент, о котором сейчас много говорят: люди начинают активно избавляться от советских нарративов, а ожидание Нового года – это как раз их яркий пример. И Новый год, и Дед Мороз с подарками – это советский праздник, и советский образ. 

И поэтому сейчас в соцсетях народ начал постить новый григорианский календарь, люди стараются переходить на него, чтобы не иметь ничего общего с советскими традициями.

И это непростая ситуация: с одной стороны, есть привычка и такой «якорь» в виде принятого нарратива, который уже оброс своими традициями – то же Рождество 6 и 7 января с кутей и гаданиями. С другой - старая идентичность, то, что приносило праздник, оказывается токсичной. Происходит изменение сознания, стремление измениться, чтобы оторвать от себя отраву. И когда ты отдираешь «с мясом», это еще больнее – не снимать осторожно, пластами, а рвать сразу.

- Подводя итоги этого тяжелого года, можно ли считать достижением то, что живой?

- Да, только мы не осознаем этого, потому что украинцы привыкли бороться и считают «а что тут такого?» А мир поражается тому, что мы не просто живы как, знаете, зомби – живы как зомби, скорее, россияне. Украинцы же полноценно живые, у нас все время что-то происходит, вон в Киеве елку устанавливают, и вокруг этого были дебаты. И это все про жизнь, а не просто про функционирование. Мы живые по-настоящему!

И достижение не в том, что в тебя не попала ракета, а в том, что ты смог найти ресурс для жизни – материальный и душевный, даже потеряв дом, работу, близких.

Но украинцы – перфекционисты, и что бы они ни делали, всегда считают, что можно было и лучше, им всегда всего недостаточно, и никогда нет предела совершенству. Поэтому оценить достижения сложно.

Подготовка к празднику возвращает психику в безопасное состояние

- Нужны ли людям городские елки, вокруг установки которых бурлят споры?

- Обязательно должны быть, поскольку это тотальное сопротивление российской информационно-психологической спецоперации. Они хотят вывести украинцев на уровень функционирования, а украинцы своими праздниками и елками отвечают, мягко говоря, «вот вам!» 

Городские елки обязательно должны быть - это тотальное сопротивление российской ИПСО

И на елках паразитируют все эти агенты с российскими нарративами, говоря «какой праздник, это кощунство», раскручивая хейт в соцсетях. И там, где вокруг установки елки разгоняются споры и конфликты, - там поработали российские боты, которым нужен депрессивный фон. И все, в чем они более-менее преуспели, это психологические атаки. Они умело ломают мозг, и со своим населением у них это хорошо получилось, но мы не должны поддаваться на это.

- Наша задача – не допускать этого депрессивного фона?

- Мы просто обязаны! Наши воины на передовой говорят: «Мы тут воюем, чтобы вы могли радоваться, а не ложились и страдали». Это просто обесценивает их службу, тяжелый труд и ежедневный риск собственными жизнями.

- Елку дома ставить? Детям они точно важны…

- Обязательно, потому что это символ того, что жизнь продолжается. А дети, если родители их не ломают, справляются со стрессом лучше взрослых, быстро переключаются и адаптируются. И елка нужна как символ не просто Нового года, а жизни, борьбы, победы над смертью. Нужно постараться, насколько это возможно, максимально устроить праздник – с подарками, сюрпризами, загадыванием желаний, совместными просмотрами детских новогодних фильмов, того же Гарри Поттера. Все это генерирует энергию, помогает психике выжить и победить.

Когда ты поддерживаешь себя – ты поддерживаешь Украину

Совместная подготовка к празднику важна и для взрослых. Эти ритуалы возвращают психику в состояние, когда было безопасно, проводят мосты между состояниями «я в войне» и «я в мирное время», они исцеляют психику. 

Это то, что в психологии называется восстановлением непрерывности жизни, то, что как бы показывает тебе: «смотри, по этому мостику ты можешь пройти, и ты все еще живешь».

- Нужны ли людям сейчас корпоративы или вот это точно «не на часі»?

- Нужны так же, как и елки. Может, в гораздо более скромном формате, чем обычно, и на это необязательно нужны большие деньги. Но они важны как знак того, что жизнь продолжается. В условиях, когда многие работают дома, это повод привести себя в порядок, возможность увидеться, пообщаться не в мессенджере, а лично, обняться, поддержать друг друга, поделиться радостью или болью – все это очень важно.

- Подводя итоги: если новогоднего настроения нет - оставь себя в покое и не пересиливай?

- Если человек чувствует, что хочет забиться в угол и пострадать – так и нужно поступить. И когда внутри пустота, это, может быть, лучшее, что ты можешь сделать, и это будет забота о себе.

Но если внутри есть хотя бы малюсенькое зернышко, которое хочет радости, будет просто преступлением не дать ему прорасти из-за чувства вины. Радость – она ведь про борьбу, потому что когда ты поддерживаешь себя – ты поддерживаешь Украину.