30 января
Загрузить еще

Филолог Игорь Хворостяный о словаре войны: Летит «блєдіна», горит «бавовна» и об украинских ругательствах

Филолог Игорь Хворостяный о словаре войны: Летит «блєдіна», горит «бавовна» и об украинских ругательствах
Фото: Рисунок Александра Грекова/twitter.com/grekhov

Русогоухомия вместо русофобии. Недавно Министерство обороны предложило не употреблять слова, где фигурирует понятие "фобия" - «страх», а заменить их на неологизм, где заложено содержание «гоу хом» - с английского «долой к себе домой». Война привнесла в наш язык много новообразований. Какую они играют роль и будет ли у них долгая жизнь, мы поговорили с кандидатом филологических наук Игорем Хворостяным.

Кто такой «дебахнулько»?

- Игорь, обогащение нашей лексики разными неформальными словами и понятиями во время войны – это нормальный процесс?

Игорь Хворостяный. Фото: facebook.com/IhorKhvorostianyi

Игорь Хворостяный. Фото: facebook.com/IhorKhvorostianyi

– Да, любой язык реагирует на запросы общества, на общественные изменения. А война – это глобальное общественное изменение, и поэтому вполне естественно, что появляются новые слова или в рамках информационно-коммуникационных баталий переосмысливается, переносится или приобретает иронический оттенок значение старых слов.

Так, из произведений Толкина на наших современных врагов было перенесено слово «орки» - в смысле неразумных почвар, стремящихся захватить чужие земли, и слово «Мордор» – в значении страны, где правят темные, злые силы.

Я знаю, что есть многочисленные рекомендации журналистам их не употреблять, называть вещи своими именами. Но в пределах языкотворчества и юмора такие слова достаточно продуктивны.

– А слово «русогоухомия», как предлагает Минобороны, может стать таким продуктивным?

– Я думаю, что здесь нужно разграничивать устный и письменный язык. В письменной форме, в социальных сетях такие слова могут использоваться, потому что они эмоционально окрашены. Но в устном языке вряд ли. «Русогоухомия» – длинное изречение. Приживаются более короткие или более легкие в произношении номинации.

Обычно происходит сокращение, изыскание понятий. К примеру, узнаваемый неологизм «дебахнулько» образовался от предложения: «Он смотрит, где бахнуло». Это о глупом и легкомысленном человеке, который постоянно подвергает свою жизнь опасности. Такая экономия речевых усилий обусловлена законом формирования бытового языка.

Людям в лексике свойственно сокращать длинные фразы и трудные для произношения слова. Так появились «броніки» – бронежилеты, «теплики» – тепловизоры. Такие вещи очень напоминают хештеги. Они в социальных сетях достаточно производительны.

Эмоциональная составляющая и склонность к юмору

– В чем феномен «бавовни»? Это понятие пошло из неудачного перевода в соцсети – как говорится, «Штирлиц спалился». Но сейчас даже бабушки на базаре, которые в глаза телеграм или фейсбук не видели, употребляют это слово после взрывов в лагере россиян.

- Это пример легкого, исконно украинского слова, очень метко ложащегося на язык, потому что вызывает естественные ассоциации с вещами, которые могут сильно возгораться. Хлопок хорошо горит, вата хорошо горит, коробочка спелого хлопка раскрывается – как взрывается.

Здесь большой эмоциональный контекст, склонность украинцев к юмористическому восприятию событий даже в такие трудные времена, как война. В этом контексте родственно «бавовні» слово «блєдіна», которое тоже зафиксировано на уровне бытового общения. Это когда звучит воздушная тревога и летит российская ракета.

Еще раз подчеркну, подобные слова приживаются легко благодаря нескольким факторам – эмоциональной составляющей, широких ассоциаций и довольно легкого природного произношения.

– Летом «АрмияInform» представила словарик, где есть «байрактарити», «шойгувати», «бандеромобіль» и многие другие новообразования. Война когда-нибудь закончится, останутся ли в нашей лексике эти слова?

– Я думаю, что и после войны мы будем еще достаточно долго рефлексировать. Война – не одно событие, это совокупность событий, которые любой этнос переживает и переосмысливает в нескольких поколениях. Так и рожденные войной слова – что-то скоро забудется, что-то будет жить долго.

Это зависит от того, как будет разворачиваться история и от актуальности того или иного слова для общества. Если активная военная фаза с применением оружия пройдет, популярность «Джавелинов» и «Байрактаров» может и забыться. Хотя мы знаем, что уже детей Джавелинами называют. По крайней мере, для нашего поколения, для наших детей такие понятия останутся актуальными.

Слово

Слово "бледина" даже внесено в словарь современного английского сленга Urban Dictionary. Скрин: urbandictionary.com

В онлайн-словаре

– А какую судьбу предсказываете фразе «Добрий вечір, ми із України»?

- Это изречение установится надолго. Многие украинцы из-за войны оказались за границей, и эта фраза стала свидетельством патриотической позиции. Она мемная и понятна всем.

Так же, как понятие «зукраїнити» – это замечательное новообразование, которое означает, что агрессивная страна, напавшая на мирного соседа, оконфузилась на весь мир. Слово «зукраїнити» внесено в Urban Dictionary – онлайновый словарь англоязычного городского сленга. Как, кстати, и слово «блєдіна».

- Немало филологов возмущаются, что из-за войны в нашем языке чуть ли не официальное признание получили матерные слова. «Русский военный корабль, иди на х@й, «П@да российской федерации» и так далее.

– Фраза о российском корабле точно не забудется, потому что ей предшествовало конкретное историческое событие при обороне острова Змеиный. Это то, что даже в учебники истории может войти с соответствующими звездочками.

Но дискуссии по поводу брани есть, и я считаю, что это естественно. Не говорю, что нормально, говорю – естественно. Ругательство в языково-психологическом срезе – это сконденсированная возможность выразить свои эмоции и определенным образом снять внутреннее напряжение. Но это не значит, что грубая брань проникнет во все сферы общественной жизни и станет новой нормой общения.

Я более чем уверен, что после победы все эти вещи станут скорее историческими кейсами, а не существовать в общественном пространстве.

Фраза

Фраза "русский военный корабль" стала крылатой. Источник: olx.ua

"Бодай би тебе качка ковтнула"

– Ругаться люди все равно будут. А украинский язык бранью и без мата богат. Может, пора свои собственную брань популяризировать?

– Я думаю, что сейчас она и так актуализировалась. Есть очень колоритные фразы – "бодай би тебе качка ковтнула", "най би грім улупив". Я такие выражения довольно часто вижу в тех же соцсетях. Использование брани интернациональной или чисто украинской скорее связано с контекстами.

Если мы хотим придать колорита, то исконно украинская брань очень меткая и не будет выглядеть архаично. Я лично за восстановление нашей эмоционально окрашенной брани. Но только в сфере бытового потребления или в соцсетях.

Ибо то, что я могу позволить себе дома или в разговоре с друзьями, я не могу себе позволить на публике, перед учениками в школе. Это должно быть правилом каждого воспитанного человека.

- Ваши коллеги все время советуют СМИ и политикам быть более сдержанными в высказываниях.

- Война – это использование не только материального оружия. Средствам массовой информации действительно нужно быть максимально корректными в своих высказываниях и использовать устоявшуюся терминологию. Ибо многочисленные манипуляции со стороны врага как раз предполагают не называть вещи своими именами.

Классический пример употребления россиянами слова «спецоперация». У меня здесь прямые аллюзии с «борьбой с безродными космополитами». Во времена Союза так коммунисты называли истребление еврейского народа. «Операция по денацификации» – механизм тот же.

Для украинских СМИ и политиков критически важно не прибегать к аналогичным подменам понятий. А называть войну – войной, русского захватчика – русским захватчиком, а не орком или каким-нибудь другим мифическим чудовищем.

Отбили мячик от стола

– Последние восемь лет у нас появились такие неологизмы, как декоммунизация, дерусификация. Они отвечают лингвистическим нормам?

- Насчет латинского префикса «де» сугубо лингвистически нет претензий, потому что образовавшиеся с ним слова отражают общественные процессы. Слово «дерусификация» совершенно очевидно реагирует на тот же неологизм «рашизм». Сочетание россиян и фашистской идеологии.

– Этот «рашизм» приживется?

- Очень вероятно, потому что «рашизм» метко и иронически отражает сущность наблюдаемых явлений.

Неологизмы образуются несколькими способами. Один – это так называемый варваризм, прямое заимствование. Например, «тет-а-тет» – здесь ничего не придумывали, а просто скопировали звуковое и буквенное обозначение кириллицей. Второй – переосмысление. Это пример наш с "орками".

"Рашизм" представляет собой слияние двух понятий. Это тоже продуктивный путь. Может быть множество вариантов.

– Во Второй мировой слова «фашисты» и «немцы» считались синонимами. Сейчас мы их разграничиваем.

– С точки зрения исторической корректности, в отношении немцев это понятно. Но напомню, как был создан наш неологизм. Первыми слово «фашисты» применили россияне по отношению к украинской действующей власти. И здесь уже речь идет не об исторической истине, а как бы о игре в настольный теннис. Они бросили мячик на наше поле, а мы его очень точно отбили. И наше, а не русское переосмысление было воспринято цивилизованным миром.

Возможно, когда-нибудь рашистами мы будем называть русских этого путинского времени, но это уже вопрос к историкам. Вне лингвистической экспертизы могу высказать только свое личное мнение: разграничить в условиях войны хороших и плохих россиян неправильно. Ибо хорошие россияне привели к власти этих плохих.

Неологизм от Минобороны: Хлопок - мифическое существо, играющее с огнем на складах и аэродромах оккупантов. Рисунок: twitter.com/UKRINFORM

Неологизм от Минобороны: Хлопок - мифическое существо, играющее с огнем на складах и аэродромах оккупантов. Рисунок: twitter.com/UKRINFORM

Об общем между "салом" и "факапом"

- Параллельно наша лексика все больше наполняется иноязычными словами. Хайп, факап, спойлер… Открыть кейс, закрыть гештальт… Это нормальный процесс?

- Любой язык не менее на 20% состоит из заимствований. Это я имею в виду заимствования последнего времени, потому что исторически своей родной лексики в украинском языке, как и в любом другом, не так много.

Даже наши сакральные «борщ» и «сало» – это тоже заимствованные слова.

Известный украинский языковед, полиглот, профессор Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко Константин Тищенко убедительно доказал, что «борщ» – это слово взято из иранского языка, а "сало" – из кельтского.

- Простите, но это просто йой!

– Речь идет о том, что большинство наших слов заимствованы так колоссально давно, что мы их воспринимаем как собственные. Вот слово "пальто". Филологи знают: оно из французского, а большинство людей воспринимают как полностью украинское.

В контексте времени рано или поздно любые привнесенные слова приживаются в каждом языке и приобретают статус своих, родных. Так будет когда-нибудь и с нынешними иноязычными. Но сейчас злоупотреблять ими, наверное, не нужно.

Есть слова, для которых нет украинских соответствий. К примеру, «балет» и «политика». Однако для многих слов, того же «факапа», который вы приводили, можно найти соответствие – «провал». И это продуктивный путь для человека, стремящегося разнообразить свой словарный запас синонимами. Главное – употреблять слова в природном контексте.

Вот если я скажу: «Модерные аксессуары помогут фиксировать траблы селф-менеджеру» это будет звучать смешно и восприниматься негативно. А если скажу: «Современные приложения помогут решить проблемы самоорганизации» – это будет понятно. Также естественно будет выглядеть фраза, где я заменю два первых слова одним: «Девайсы помогут...»

Мы не должны пытаться выпалывать все иноязычные слова и искать для них украинские аналоги. Это не совсем продуктивный путь, потому что новые времена образуют новые понятия. На наш язык влияют как международные связи, так и научно-технический прогресс. Важно во всем иметь чувство меры.

Толковый мини-словарь
  • Бандеромобіль – военная техника ВСУ. Насмешки над фобиями россиян.
  • Дискотека – боевые действия, перестрелка с врагом. Ассоциация с вспышками от снарядов.
  • Задвухсотити – убить врага. Происходит от «груза 200», как называли гробы еще во времена Афганистана.
  • За поребриком – в России. Слово используется как обозначение границы между цивилизованным и нецивилизованным миром.
  • Затридніти – строить утопические планы. Происходит от уверенности Кремля, что Украину завоюют за три-четыре дня.
  • Затрьохсотити – нанести врагу тяжелые потери. «Грузом 300» со времен Афганистана называют раненых.
  • Йти за російським кораблем — терпеть поражение. Производная от утопленного крейсера «Москва», в адрес которого прозвучало «Русский корабль иди...».
  • Кіборги – воины ВСУ. Название распространилось от защитников Донецкого аэропорта в 2014 году.
  • Мотолига – уничтоженная российская техника. От российского плавучего бронетранспортера МТ-ЛБ.
  • На нулі – находиться на передовой позиции ближе всего к врагу.
  • Приліт – попадание российской ракеты в дома и гражданские объекты.
  • Селітра – пропагандистская ложь. Родственно с "бавовною". Когда на русском складе произошел взрыв, россияне списали это на селитру.
  • Шойгувати – делать вид, что побеждаешь, когда терпишь поражение. От фамилии министра обороны РФ.
  • Чмоня – коллаборант. Слово произошло от фотографии горловчанина Андрея Рязанцева, который выглядел очень испуганным и растерянным.
  • 4.5.0 – цифровой код, означающий, что в секторе ответственности командира все спокойно.

Игорь Хворостяной
Игорь Хворостяной
Досье КП

Окончил Институт филологии Киевского национального университета им. Тараса Шевченко, учитель украинского языка и литературы. Автор книги «Украинский язык, лайфхаки» – помощь выпускникам школ, которые готовятся к ВНО. Автор ряда пособий, онлайн-курсов по украинскому языку, научных и научно популярных статей. Кандидат филологических наук.