22 июня
Загрузить еще

Эксперты о русской литературе: Еще неизвестно, как бы Пушкин отреагировал на войну с Россией

Эксперты о русской литературе: Еще неизвестно, как бы Пушкин отреагировал на войну с Россией
Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

В Украине рушат памятники, переименовывают улицы, чтобы стереть с нашей карты все, что связано с Россией. В Институте модернизации содержания образования группа специалистов решает, всех ли русских классиков вычеркнуть из школьной программы или не совсем всех. Эта острая дискуссия развернулась с началом войны, и «КП в Украине» решила к ней присоединиться.

Вслед за русским кораблем

Вопрос можно считать практически решенным. 7 апреля в Минобразования состоялся «круглый стол», на котором ряд авторитетных педагогов и ученых единогласно решили, что на всех произведениях русской и белорусской литературы нужно поставить крест. Исключения сделали только для Николая Гоголя, из которого предлагают оставить «Тараса Бульбу» и «Ночь перед Рождеством». Потому что хоть и русскоговорящий, но все же украинский писатель.

- С учетом ситуации всю русскую культуру надо отправлять за русским кораблем. Всех русских авторов без исключения, потому что у каждого есть имперский подтекст, имперский дух, исключительность миссии русского народа – «богоносца». Есть все, что сегодня убивает украинцев бомбами, - поддерживает мнение «круглого стола» шеф-редактор портала «Образовательная политика» Виктор Громовой. - Лет через сто можно будет вернуться к дискуссии, кого учить, а кого нет. Но это после покаяния, после репараций, после полного переосмысления. В наше время в Украине не может присутствовать культура, которая допустила такую войну.

Пока группа специалистов не вынесла окончательный вердикт, педагогам предоставлено право самим решать судьбу российских авторов в школьной программе.

- Когда было принято решение о том, что русский язык может изучаться факультативно, мы просто закрыли этот вопрос, - говорит директор Лютинской школы в Ровенской области Михаил Гриневич. – Российских классиков изучаем согласно программе, но сейчас я буду говорить с учителями зарубежной литературы и попрошу их растянуть другие темы, чтобы эту исключить.

Михаил Гриневич признается, что любит рассказы Антона Чехова, но готов отречься от них, поскольку классик хоть и был тесно связан с Украиной, но плохо отзывался о ней.

- Чехов остается русским писателем. Сейчас весь мир изолируется от России, и мы первыми обязаны это сделать, вырвать ее из всего нашего пространства, в первую очередь духовного. 

Михаил Гриневич: Сейчас весь мир изолируется от России, и мы первыми обязаны это сделать, вырвать ее из всего нашего пространства, в первую очередь духовного.

Это атака интеллигенции на агрессию РФ, это наказание забвением, это вклад в нашу победу, - считает директор школы.

В то же время идею не «наказывать» Николая Гоголя Михаил Гриневич поддерживает.

- Потому что Гоголь - украинец, написал прекрасные «Вечера на хуторе близь Диканьки». И даже его «Ревизор» и «Мертвые души» можно изучать, чтобы дети понимали, что такое на самом деле российский народ, который сейчас нас убивает, - резюмирует педагог.

Этих авторов читало целое поколение патриотов Украины

Многим тяжело дается мысль, что российские классики, на которых воспитывались так же, как и на произведениях Ивана Франко, Леси Украинки, Тараса Шевченко, Пантелеймона Кулиша, в одночасье стали пособниками врага. В то же время многие согласятся, что некоторые образчики российской литературы могут исчезнуть из учебников без вреда для подрастающего поколения.

- Я не понимаю, зачем проводить параллели, изучая басни Крылова, когда у нас есть прекрасный Леонид Глибов (и тот и другой, а также француз Жан де Лафонтен использовали сюжетную мораль древнегреческого баснописца Эзопа. – Ред.), - говорит ответственный секретарь Ассоциации руководителей школ Катерина Спитковская. - Но по некоторым авторам могу поспорить. Например, Михаила Булгакова, я считаю, надо изучать – «Мастера и Маргариту» и особенно «Собачье сердце». Это острейшая сатира на советский строй, которая разбирается на цитаты.

По мнению педагога, нельзя просто смотреть по авторам и их принадлежности к России или Украине.

Катерина Спитковская: Благодаря российским авторам из прошлого я сейчас могу сложить пазл, почему произошла эта война.

- Нужно смотреть в сущность произведений. Единственное, в чем я убеждена, что вся российская литература, если она останется в программе, должна изучаться в школе в переводе на украинский язык. При этом за детьми должно оставаться право читать произведения в оригинале. 

В конце концов, эти книги читало целое поколение патриотов Украины, на них выросла я, и это никак не помешало нам иметь правильные ориентиры и ценности. Больше того, благодаря российским авторам из прошлого я сейчас могу сложить пазл, почему произошла эта война. Я много мнений читала о Пушкине. Дескать, был бы он жив, выступал бы за нынешнюю политику России. Но ведь Пушкин давно умер, и мы не можем знать, что бы он сейчас написал, - считает эксперт.

Мы не читаем критически

Как отдельный предмет русская литература исключена из школьных программ уже давно, ставших вражескими классиков изучают в курсе зарубежной литературы.

- Список российских авторов сравнительно небольшой, их намного меньше, чем было 10 – 15 лет назад, - говорит народный депутат Инна Совсун, которая является одним из авторов законопроекта о качестве образовательной литературы. – Проблема в следующем. Есть много тем, для раскрытия которых нужно выбирать одно из произведений – чтобы выучить его тип или раскрыть сюжетную линию. В перечне - авторы из разных стран. Но учителя по зарубежной литературе, которые в большинстве своем переформатированы из педагогов по русской, выбирают не европейских, а российских авторов. Так им проще. Есть произведения, которые читаются обязательно, преимущественно это авторы советской эпохи. Из этих соображений российскую литературу надо полностью исключить.

У эксперта есть ответ и для тех, кто считает, что «врага надо читать, чтобы лучше его знать».

- Контраргументом является простой тезис: мы не читаем русскую литературу через призму постколониального опыта. Мы не читаем ее критически, мы не воспитываем у школьников понимание, что это империалистическая страна и вся русская литература – это империалистическое наследие. Мы представляем его как выдающееся достижение мировой культуры. Именно так в преимуществе своем говорят учителя. То есть функцию изучения врага русская литература не исполняет, - говорит депутат.

Нет пространства для полутонов

Инна Совсун согласна, что психологически отказаться от любимых авторов, того же Михаила Булгакова, нелегко.

- Потому что его изучали как антисоветского классика и не говорили о его антиукраинских взглядах. А Булгаков ненавидел Украину как государство. Так имеем ли мы право, когда Россия бомбит украинские города, изучать в школе творчество такого человека? Если мыслить политически, то на нынешнем этапе нужно исключить из программы все российские произведения. Сейчас у нас нет пространства для полутонов. В условиях войны нужно принимать радикальные решения. Я не верю в возможность быстро переучить большое количество учителей в критическую сторону. Все, что сейчас можем – это резко обрубить. Лучше делать резкие движения в правильном направлении, чем топтаться на месте, - считает наша собеседница.

Будут ли изъяты книги российских классиков из школьных библиотек, еще не решено. Но покушаться на домашние библиотеки уж точно никто не будет. За родителями остается право знакомить детей с авторами, которых читали и читают они сами. Другое дело, как воспримут это сами дети. С одной стороны, что условно под запретом, то интересно. С другой - нынешнее подрастающее поколение не очень тянется к книге, зато в курсе всех новостей и, к сожалению, не по книгам знает, что такое война и мир.

Инна Совсун: Мы не читаем русскую литературу критически, не воспитываем у школьников понимание, что это империалистическая страна и вся русская литература – это империалистическое наследие.

- Проблема интереса к российской литературе останется, но она не будет массовой, - считает Инна Совсун. - В условиях войны много людей переосмыслили свои взгляды и отбрасывают российское, потому что оно российское.

Большей проблемой народный депутат считает ввоз российских книг в Украину. И не столько из-за их языка и содержания, сколько из-за конкуренции по ценам, где украинские издатели, подточенные эпидемией коронавируса, проигрывают из-за малых тиражей и высокой стоимости бумаги. Импорт российской книги надо запретить, как и многие другие виды импорта, которые были прекращены в связи с войной, уверена народный депутат.

Комментарий психолога

Илона Рашковская, психолог в Институте семейной и молодежной политики:

- Сейчас трудно сказать, каким должно быть правильное решение. Однозначного ответа нет. С моей точки зрения, детей не стоит лишать знакомства с поэтами и писателями, которые признаны всемирным наследием, переведены на сотни языков и изучаются в прогрессивных странах. Но при этом нужно правильно объяснять, что к происходящим сейчас событиям эти люди не имеют никакого отношения.