13 августа
Загрузить еще

Глазами очевидца: как живет Киев на 12 день войны

Глазами очевидца: как живет Киев на 12 день войны
Фото: Синица Александр /УНИАН

12 день войны. Жизнь продолжается. Городские власти, даже обещали, что на Майдане несмотря ни на что включат фонтаны. Но к 16-00 так они так и не заработали. Здесь возводят баррикады – не до того.

Кажущаяся тишина понедельника в конце дня была нарушена четырьмя мощными взрывами где-то на юге столицы. И, похоже, то лишь начало.

Цены войны - язычки кроля за 600 гривен и бесплатный хлеб

Центр Киева спокоен. Да, где-то вдали что-то бахает. Да говорят только о войне, но это не мешает мамочкам выгуливать в колясках своих отпрысков.  В парке Шевченко нел юдно, большинство местных уехало. Оставшиеся в чем-то радуются, места на детских площадках осталось много, в очереди стоять не нужно.

Так же безлюдно и в ближайших торговых точках.  Все условно спокойно. Хлеб, молоко есть. Вода через раз. Алкоголь – нет. Знакомые продавцы грустно кивают головами, даже пиво закрыто...Ну что тут сделаешь. Война.

Из хорошего - люди действительно самоорганизовались. Группы домовых активистов ходят по подъездам в поисках потенциальных диверсантов и мародеров. В нашем случае (район улицы Жилянской, между метро «Олимпийская» и «Вокзальная») пока никого не нашли. К счастью.

Киев замирает в ожидании очередной воздушной тревоги. 5-6 за день. Уже стали считать и воспринимать первую как будильник. Люди, бежавшие с первыми звуками сирены в подвал или устали, или успокоились, - уже не бегут. Взрывы вокруг воспринимают скорее, как возможную агрессию, а не как реальную угрозу. Сложно все, но есть и плюсы - люди начали узнавать друг друга на улицах. Система «свой-чужой» работает как никогда. Даже здесь, в центре Киева.

И о магазинах. Почему-то ввели лимит на продажу яиц в одни руки – не больше дюжины. В центральных супермаркетах мало мяса. Есть немного курицы, говяжьих костей и что особенно умилило «Язычки кроля» («всего» за 600 гривен за килограмм). На самом деле в торговых залах больших супермаркетов почти ничего не изменилось. Есть дефицитные деликатесы, есть хлеб, молочные продукты (в ассортименте), рыба в любом виде, овощи. В проблемных зонах только сигареты и мясо. Покупателей визуально – как обычно и нет никакой паники. Даже перед Новым годом люди «суетят» куда больше. Разница только в количестве работающих касс, к которым действительно выстраиваются огромные очереди. Кассиров явно не хватает. Работает максимум треть пунктов оплаты.

"Укрпочта" заработала, пусть и в особом режиме. Фото: Андрей Грабовский

На выходе из супермаркета удивил человек, раздающий бесплатный хлеб. Наверное, это скорее психологический момент. Но действует.

Показательно - количество выгуливаемых по утрам собак на площадке напротив дома. Крутые мастифы, лабрадоры и навороченные мопсы куда-то пропали. Остались только дворняжки, взятые, видимо, из приютов.

Общее ощущение - нас ждет либо большая беда, либо наступит весна (ой как хочется второго)

Левый берег готовится готовится к уличным боям

Более тихий и спокойный левый берег продолжает готовиться к обороне. На улицах растет количество ежей и уменьшается количество отбойников. Очевидно, из них ежей и сваривают. На центральной дороге вдоль обочин также заботливо уложенные шины – перенести их на дорогу или поджечь дело пары минут.

Горожане решительно настроены в случае чего вести партизанскую войну. Фото: Андрей Грабовский

Горожане решительно настроены в случае чего вести партизанскую войну. Фото: Андрей Грабовский

Едва ли не возле каждого дома из мешков, набитых землей, возведены огневые точки. Кое-где маскировка подручными средствами достигла таких высот, что даже среди бела дня не сразу заметишь.

Но самая необычная возле одного из учреждений. Вход с колоннами превратили с помощью все тех же мешков в огневую точку, а сверху довоенный (вы уже тоже не вздрагиваете от свежего звучания слова «довоенный»?) плакат «Ласкаво просимо». Очень двусмысленно.

Вообще даже в минутах сорока ходьбы между близлежащими районами бросается в глаза разница между ними: где-то тероборона на блокпостах в полном вооружении. Соседские женщины суетятся, подкармливают. Магазинчики цокольного этажа ТЦ превратили в убежище класса «люкс» с туалетом и розетками. Хотя спят все равно на паллетах. Местные мужчины организовались и по ночам несут вахту, охраняют.

А на подходах и возле моего дома ближе к метро - никаких укреплений, блокпостов, тероборону и ту видишь крайне редко, лишь заходит периодически в аптеку или магазин.

Заработали аптеки и непродовольственные магазины

Кстати, об аптеках. По сравнению с первой неделей войны, когда, во-первых, попробуй еще найди открытую, а во-вторых, в очереди можно простоять от полутора до трех часов, как повезет, сейчас работает куда больше фармаций, очередей практически нет. На некоторых аптеках вывешивают списки каких препаратов нет. Очень удобно, а то я лично простояла в четыре аптеки по несколько часов лишь бы услышать о, казалось бы, недефицитном препарате – нету.

Открыта и «Укрпочта» - пенсионеры, которые не обзавелись карточками, наконец-то могут получить пенсии. Правда, на дверях надпись, что посылки временно не доставляют.

Посылки, наверное, можно отправлять «Новой почтой». Еще 5-го числа начали рассылать сообщения о том, какие отделения работают.

Людей на улицах стало больше, хоть и похолодало. Мужчина выгуливает черного кота на шлейке. Кот в рюкзак лезть отказывается.

- Ходил забирать котят, - делится мужчина. – Хозяева спасали свои шкуры, а их бросили. Забрал, отнес волонтерам.

В отличие от кота, собаки на улицах не удивляют. В хорошем смысле удивляют их хозяева. У парня не оказалось под рукой пакетика, поэтому за своим питомцем он убирал… маской. И то верно, зачем эти маски? Их даже в аптеках уже не требуют.

Стало открываться больше магазинов: цветочные лавки, рыночек, кое-где открыты автотовары, сантехника, даже «Червоный маркет» и тот заработал, периодически открываются «Просторы», но надо ловить. Работает парикмахерская-аквариум из серии «стрижем за 30». Есть и клиенты.

Цветочный магазинчик открыт, ежи рядом не помеха. Фото: Андрей Грабовский

Цветочный магазинчик открыт, ежи рядом не помеха. Фото: Андрей Грабовский

Магазины работают исправно, товары где какие застанешь. В тот надо идти за луком, а в этот за мукой. Кстати, в одном из супермаркетов открыли уже забытые за ковидное время лари, где можно бакалею набирать самостоятельно. А вот молоко в пакетах стали продавать прямо посреди улицы – в магазинах практически нет.

Из плохого. Кто-то пытался добраться то ли до сигарет, то ли до пива и растрощил ларек.

Возле алкогольных ларечков несколько машин полиции. Выгружают алкоголь ящиками. Но не сами, просят местных бездомных. Те радостно тащат ящики, надеясь, может, хоть тут перепадет – шутка ли, неделю не пили. Зачем забирают – не спрашивала. Какая-то тетка зачем-то начала это снимать, так потребовали телефон и все стереть. Может, ларьки уж очень легкодоступны для мародеров, а, может, кто додумался нарушить требования запрета продажи алкоголя. Ведь соседний ларек пока не тронули.

Неизвестно, поймали ли мародеров, взломавших киоск. Но очень бы хотелось. Фото: Андрей Грабовский

Неизвестно, поймали ли мародеров, взломавших киоск. Но очень бы хотелось. Фото: Андрей Грабовский

Оболонь: стоят за бензином и лекарствами

Если сравнить первые дни войны и двенадцатый – разница очевидная: тогда открылись лишь один два супермаркета, куда выстраивались длиннющие очереди в которых приходилось стоять не меньше часа. И это только чтобы войти в магазин. С полок практически под ноль смели кризисные продукты - гречку, рис и консервы. Остались лишь самые дорогие позиции. Правда в достатке оставались макаронные изделия из разных ценовых категорий.

Сейчас картина другая: главное отличие – пропали очереди. Все крупные супермаркеты исправно работают. Ассортимент - не довоенное изобилие, но выжить можно. Круп и мяса нет, но есть рыба и макароны, немного хлеба, сахара, почти нет гигиенических средств, но достаточно много кондитерки.

Вместе с этим пропала и потребительская паника. Стремления нагребти по больше у людей исчезло: продуктов берут умеренно и только необходимое.

Сводка в аптеке: теперь не надо стоять в очереди, чтобы понять, есть ли нужное лекарство, или прорываться со словами

Сводка в аптеке: теперь не надо стоять в очереди, чтобы понять, есть ли нужное лекарство, или прорываться со словами "мне только спросить". Фото: Андрей Грабовский

Зато что остается проблемным – это аптеки: не все открыты, а нуждающихся в лекарствах очень много. Очереди у дверей аптеками явление непременное: стоять можно от 20 минут до нескольких часов. Тут как повезет. Продавец-фармацевт не успевает быстро обслужить всех желающих. Такой беспрецедентной нагрузки на них не было даже во время ковида. Но люди берут, только самое необходимое. Не позволяют финансы. Люди прекрасно понимают, что источника дохода у многих уже нет.

Самой тяжелой остается ситуация на заправочных станциях. В очередях за бензином стоят цепочки из машин длинною в пару сотен метров. И двигаются они, как правило, очень медленно. Благо сотрудникам критически важных служб позволено заправляться вне очереди.

Овощная ятка на рынке открылась уже на 3-й день войны. Фото: Андрей Грабовский

Овощная ятка на рынке открылась уже на 3-й день войны. Фото: Андрей Грабовский