Загрузить еще

Не можете поделить ребенка или наследство? Обратитесь к медиатору – и суд уже не нужен

Не можете поделить ребенка или наследство? Обратитесь к медиатору – и суд уже не нужен
Фото: Photo by rawpixel.com form PxHere

Верховная Рада приняла закон о медиации. Этот термин для многих новый либо известен только по кинолентам. Теперь же есть смысл познакомиться с ним поближе, потому что профессия медиатора в скором времени может стать такой же понятной и затребованной, как профессия адвоката или психолога.

Разобраться в ее тонкостях «КП в Украине» помог Арсен Сорока – юрист и практикующий медиатор.

Объясняем на примере развода

Банальная жизненная драма: разведенные супруги делят ребенка. Каждый обвиняет другого в разрыве отношений, каждый считает, что любимое чадо должно остаться у него. Оба кричат, что суд будет на их стороне, но втайне боятся обратного. Отца терзает мысль, что Фемида обычно склоняется на сторону матери. Мать опасается, что материальное положение отца перевесит ее скромную зарплату.

- Родственные конфликты – это классический пример, где может оказаться полезным независимый и непредубежденный посредник. Обращение к нему могут инициировать социальные службы, если знают о тяжелом положении в семье, или одна из сторон спора. Когда в корне проблемы - ребенок, лучше, чтобы работали два специалиста, и в идеале - женщина и мужчина. Это так называемая ко-медиация, - рассказывает Арсен Сорока.

Если вторая сторона готова к диалогу, с обеими проводятся консультации, а затем их усаживают за стол переговоров. Это очень примитивное описание тонкого и сложного процесса медиации.

В нашем конкретном случае родители пришли к согласию, что ребенок по очереди будет жить с мамой и отцом. Решение, безусловно, временное, но главный результат в другом:

- Мужчина и женщина поняли, что способны договариваться и не нужно выносить свои разногласия на публичный суд, - резюмирует наш консультант.

Сами не знают, за что воюют

Казалось бы, парадокс: если люди хотят и готовы договариваться, то зачем им посредник? Которому, отметим, надо платить. Медиатор – не волонтер. Это такая же платная услуга, как адвокат или нотариус.

- Да, люди хотят договариваться, но не могут. Потому что находятся в плену своих эмоций и позиций. Требуют только так, а не иначе. Правда на их стороне, не желают компромиссов. Задачи медиатора - сдвинуть стороны с выбранной ими твердыни, помочь увидеть ситуацию в другом ракурсе,

говорит Арсен Сорока. 

И приводит еще один пример из своей практики.

- Умирает мужчина. На наследство заявляют права законные наследники – дети от первого брака и гражданская жена, с которой покойный жил и вел общее хозяйства последние 20 лет. На первый взгляд, все ясно: люди не могут поделить имущество. В процессе медиации всплывают амбиции – кто был усопшему ближе и дороже. А истина, оказывается, на самом дне – это память о дорогом человеке. Люди сами не понимали, за что собирались затевать войну в суде, - резюмирует медиатор.

Из практики коллег Арсен Сорока знает случаи, когда после переговоров через посредника стороны конфликта приходили к решению передать спорное имущество третьему лицу или в благотворительный фонд.

Не психолог, не юрист

Все понятно, скажете вы. Медиатор – это тот же психолог, который лезет людям в селезенку и склоняет к благородным поступкам, пусть даже себе в ущерб. Или манипулятивный юрист, который отговаривает идти в суд и берет денежки вместо адвоката.

- Медиаторами после специального обучения действительно могут стать и психологи, и юристы. Но прежние навыки им придется перечеркнуть, - разъясняет Арсен Сорока.

Психолог изучает внутренний конфликтный мир человека, медиатор – внешний. Он не собеседник по душам, не исповедник, а организатор диалога с оппонентом.

Юрист разъясняет, какой можно применить закон, чтобы добиться своего. Медиатор не является консультантом по праву или защитником чьих-либо прав и интересов.

- Медиатор не дает советы и тем более не предлагает решения ситуации, - говорит Арсен Сорока. – Его задача подвести стороны конфликта к самостоятельному поиску и принятию решений. Он должен держать абсолютный нейтралитет. Вплоть до того, что если на беседу с одной стороной я потратил полчаса, то второй должен уделить ровно столько же времени.

Молодая практика

Ну вот как это – абсолютный нейтралитет? Даже наблюдая за соседской ссорой, мы подневольно оказываемся на чьей-то стороне. Или сериальчик смотрим плаксивый либо детектив – чувствуем же, где она, правда!

Вот поэтому людям эмоциональным, быстро восприимчивым в медиаторы дорога заказана.

- Профессионализм заключается в том, чтобы ежеминутно помнить: не все так однозначно, как выглядит. Чтобы было понятнее, приведу в пример тоже кино. Мы уверены, что с первой серии знаем, кто плохой, а кто хороший. А в последней все переворачивается с ног на голову, - говорит Арсен Сорока.

Исторически институт специального посредничества в спорах берет начало с античного мира. За рубежом такая форма разрешения конфликтов вне суда очень распространена. В некоторых странах судьи даже имеют полномочия принудительно отправлять стороны на медиацию, чтобы избегать затяжных процессов.

В Украине практика медиаторства относительно молода и пока не очень популярна. Сказывается постсоветский синдром: стыдно ходить к психиатру, психологу, а уж к какому-то непонятному медиатору – и подавно. С принятием закона, надеются сторонники медиации, этот институт получит развитие.

Зачем нужен закон

Медиацию в семейных конфликтах мы приводим в пример потому, что они наиболее наглядны и понятны. Это далеко не единственная сфера, где для примирения используются посредники.

Что выгоднее: годами вести спор в суде, платить сбор, оплачивать услуги адвоката или решить проблему за два часа?

Есть корпоративная медиация – решение споров между акционерами, трудовая медиация – конфликты между коллективом и руководителем, медицинская, земельная… Даже криминальная, когда стороны приходят к примирению между обидчиком и жертвой по нетяжким преступлениям.

Огромнейший пласт – это бизнес-медиация, когда решаются вопросы по долгам или невыполненным договорам. В настоящее время в Украине она не популярна. Солидные фирмы предпочитают бодаться в судах, чем обращаться к посредникам, которые работают на правах ФЛП – физлиц-предпринимателей.

С принятием закона престиж профессии повысится. Медиаторы могут создавать свои объединения и вести свои реестры.

- Я считаю, что институт медиаторства имеет будущее, - говорит Арсен Сорока. – Судите сами, что выгоднее: годами вести спор в суде, платить сбор, оплачивать услуги адвоката или решить проблему за два часа? Максимум – за несколько дней. И при этом не предавать ее огласке. Конфиденциальность – это обязанность медиатора.

Безусловно, не каждый случай может стать предметом медиации. Когда злоба хлещет через край и ты хочешь унизить, разорить, растоптать противника, посредник не в помощь. Однако в Минюсте, где создавался законопроект, рассчитывают, что определенную долю гражданских, семейных, трудовых, хозяйственных, административных и нетяжких уголовных дел можно будет разрешить путем медиации.  И хоть немного разгрузить таким образом суды.

КОНКРЕТНО

Что приняли депутаты

  • Судьи получили право рекомендовать участникам процесса обратиться к медиаторам на срок до 90 дней. Этот период не влияет на срок исковой давности. В случае разрешения спора путем медиации истцу возвращается 60% уплаченного судебного сбора.
  • Получить статус медиатора может любой обладатель диплома о высшем образовании и документа о базовой подготовке медиатора.
  • Подготовка в сфере медиации будет составлять не меньше 90 часов, в том числе 45 часов практической учебы.
  • Обучать медиаторству могут в учреждениях образованиях, а также в профессиональных объединениях, которые получат такие полномочия. 
  • Реестры медиаторов смогут вести профессиональные объединения, а также органы государственной власти и местного самоуправления, которые привлекают медиаторов к работе.