6 декабря
Загрузить еще

Dragon Capital поступил со зданием клиники, созданной врачом Даниилом Зубицким, как скупщик краденного, - интервью с сыном знаменитого фитотерапевта

Dragon Capital поступил со зданием клиники, созданной врачом Даниилом Зубицким, как скупщик краденного, - интервью с сыном знаменитого фитотерапевта

За фразеологизмом «здоровье нации» стоит работа тысяч медиков, людей, которые своим трудом помогают нам сберечь самое ценное – здоровье. В Украине сегодня не все помнят и приумножают то, что сделали выдающиеся врачи Украины. Данил Никифорович Зубицкий относился именно к тем врачам, кто, имея талант от Бога, помог десяткам тысяч пациентов!

Несмотря на академическое медицинское образование, колоссальный опыт работы в фармацевтике и терапии, Данил Никифорович Зубицкий имел славу именно «народного целителя», человека, который в третьем поколении врачей фитотерапевтов использовал силу растений для лечения тяжелых недугов.

Выдающийся врач умер в 2003 году, а последние дни его жизни омрачены трагичными реалиями современности, надолго отодвинувшими реализацию мечты всей жизни, Данила Никифоровича – создания первой в Европе Фитоклиники Данила Зубицкого «Во Здравие, во Спасение».

Мы пообщались с Игорем Зубицким, младшим сыном знаменитого украинца. Разговор зашел не только о том, как жил его отец, как исцелил тысячи украинцев, но и как повсеместная практика рейдерства и недобросовестного бизнеса поставила под вопрос продолжение работы целой династии украинских врачей Зубицких.

Сейчас здание, которое Данил Зубицкий построил за собственные средства для размещения клиники народной медицины, почему-то занимает Киевская школа экономики. Принадлежит теперь здание иностранному инвестфонду Dragon Capital, который приобрел его при весьма спорных обстоятельствах.

Расскажите о медицинской практике Данила Никифоровича Зубицкого. Где он получил образование, как стал знаменитым и какими принципами руководствовался в работе?

Мой отец всю свою жизнь посвятил благородному делу лечения людей. Начало медицинской практики Данила Никифоровича совпало со временем Второй мировой войны, а его отец, мой дед, Никифор Зубицкий, был к тому времени очень известным практикующим врачом в Кировоградской области. Они вместе стали участниками партизанских отрядов, где заботились о раненых. Отец и дед использовали весь опыт народной медицины, который семья собирала десятилетиями.

После окончания войны и получения медицинского образования отец полностью посвятил себя делу внедрения в медицинскую практику натуральных лекарств, руководствуясь принципами пробуждения внутренних сил пациента, избегая побочных явлений при лечении, чем славится испытанная тысячелетиями народная медицина (фитотерапия).

Расскажите подробнее. Каким был его дальнейший профессиональный путь?

Сначала отец работал в аптеке в Кировоградской области, причем она была из тех, где готовились рецептурные лекарства.

Затем он начал собственную медицинскую практику как врач-фитотерапевт, работая в основном в медсанчастях предприятий и поликлиниках.

Со временем успехи в лечении принесли ему известность, и он переехал в Киев, где, не смотря на притеснения со стороны официальных властей, продолжал индивидуальную медицинскую практику, применяя собственные препараты.

Проще стало в 80-х, когда он создал частное предприятие и смог наладить производство лекарств по своим рецептам.  Уже в 90-х Данил Никифорович Зубицкий имел сеть аптек, где продавались лекарства по его рецептам. В таких региональных представительствах прием пациентов  уже осуществляли другие врачи, которых он обучил. В середине 90-х появилась реальная возможность воплотить мечту всей его жизни – построить первую в Европе клинику народной медицины в Киеве, где могли бы лечиться пациенты, проводиться исследования в области фитотерапии.

К вопросу клиники мы еще вернемся позже. Какими принципами руководствовался в работе Данил Зубицкий, что помогло ему обрести популярность?

Его девиз был: «Врач должен излечить себя сам». Он был твердо уверен, что если врач не способен помочь себе – то он не сможет помочь пациенту.

Второе, Данил Никифорович Зубицкий был человеком абсолютно доброго нрава. Он считал, что излечиться может только тот, кто пребывает в хорошем настроении и духовном равновесии. Сейчас Украина и мир приходят к пониманию важности духовной составляющей в успехе лечения, а отец использовал духовность уже тогда, 60 лет назад.

Третий принцип его работы: системность и целостный подход в лечении первопричины болезни. Он не лечил исключительно какой-то один орган, а рассматривал организм человека в целом. Для каждого пациента отец вел детальную историю болезни с его собственными зарисовками проблемных органов. Все истории были систематизированы и задокументированы в тома вручную, в сшитых 4-5 тетрадях. В каждой карте пациента было указано, с какой проблемой тот пришел, как продвигалось лечение, какие использовались препараты и результат. Сейчас такой подход в терапевтической практике кажется обычным и вполне нормальным, но для середины прошлого века в Советском Союзе он был революционным.

Как Данил Зубицкий создавал свои лекарства? Регистрировал ли на них патенты?

Любой человек, который входил к отцу в кабинет, мог увидеть, что вся мебель уставлена огромным количеством разного объёма бутылочек с латинскими надписями. В них находились лекарственные настойки. В зависимости от того, какое лечение было необходимо пациенту, Данил Никифорович Зубицкий комбинировал эти настойки, создавая уникальные препараты.

В 80-х, когда появилось частное предприятие «Народная медицина Данила Зубицкого», силами отцовского предприятия было построено отдельное здание фитолаборатории, где производились лекарства. Тогда начался этап промышленного производства препаратов. К тому времени отец уже сформулировал ряд рецептов своих лекарств и технологию их производства, создал сеть аптек. Лекарства начали покупать дистрибьюторы в регионах.

Параллельно с этим его подходы в фитотерапии стали признаваться и академической медициной, появились публикации в научных журналах. Тогда медицинские круги только начинали обращаться к фитотерапии на официальном уровне. На Западе фитотерапия – отдельное, законодательно поддерживаемое направление в медицине. Хотелось бы, чтобы так же вопрос решился и у нас в стране.

Если говорить о патентах, то в условиях Советского Союза, где любое достижение немедленно становилось «народным», речи о каких-то авторских правах не шло. Во времена независимости отец оформил ряд патентов на использование лекарственных трав.

Как Данил Зубицкий пришел к идее создания первой в Европе фитоклиники?

Это была его мечта всей жизни! Даже с учетом того, что традиционная медицина стала ближе, что взаимодействие строилось на официальных встречах в рамках Министерства здравоохранения,  возможностейздравоохранения, возможностей для развития было не так уж много, не говоря уже о какой-то поддержке от со стороны государства. У Данила Никифоровича Зубицкого была единственная возможность продвигать народную медицину - только своими достижениями и своими разработками. Кстати, среди пациентов отца, которых он вылечил, было очень много врачей, представителей традиционной медицины. Именно поэтому родилась идея учредить центр народной медицины, причем с использованием в том числе и духовных практик. Я думаю, в этом сыграло роль и то, что Данил Никифорович Зубицкий был очень верующим человеком. Сейчас уже никого не удивляет совместная работа психологов, духовников и врачей в вопросе лечения сложных пациентов. Есть группы психологической поддержки для больных раком или родителей маленьких пациентов со сложными заболеваниями. Тогда, в начале и середине 90-х – это был определенно новаторский подход.

Именно такой подход, соединения лечения травами с духовным оздоровлением, отражен в архитектурном решении клиники, которую построил отец. Например, на башне здания фитоклиники был установлен колокол: его бой должен был поддерживать пациентов духовно. В это здание Данил Никифорович вложил душу и все свои средства. Жил он очень скромно и был фанатом своего дела.

Мы вплотную приблизились к истории создания клиники. Давайте по порядку, где она находится, как была выделена земля под строительство, как создавался проект и почему клиника так и не заработала?

В 90-х Данил Никифорович Зубицкий обратился в Шевченковскую райгосадминистрацию и Киевский горсовет с запросом о выделении участка для создания первой в Европе фитоклиники, и в 1996-м году ему выделили участок по адресу ул. Шпака, 3 в Киеве. Во всех абсолютно документах шла речь именно о создании фитоклиники по этому адресу. Тогда же было получено разрешение на строительство, и отец заказал проект в архитектурном бюро «Билый крук»., которым руководит Сергей Мандалина.

Был разработан и согласован проект, и в 1996 году началось строительство. Открытие фитоклиники планировалось на 1998 год. Но поскольку строилось все исключительно на средства предприятия «Народная медицина Данила Зубицкого», строительство затянулось до 2003 года, то есть на 7 лет.

К тому времени отец заболел и поработать ни ему, ни его сыну, моему брату Александру, который продолжил работу и исследования отца, в стенах клиники не удалось. Сейчас, спустя 18 лет судебных тяжб в стенах первой в Европе фитоклиники расположилась Киевская школа экономики, а само здание принадлежит дочернему предприятию инвестфонда Dragon Capital.

Как такое произошло?

Произошел рейдерский захват предприятия, в том числе всего недвижимого имущества, и здания клиники, и двух других зданий, где находились лаборатории. По сути, оказавшись при смерти, отец потерял все, над чем трудился в течение жизни.

Бизнес, говоря современным языком, Данила Зубицкого был построен около его дома, и даже когда он уже был прикован к постели, его сотрудники из соседнего здания всегда могли зайти к нему.

Он был единственным учредителем и владельцем компании. Мой старший брат занимался медицинским направлением, я помогал с точки зрения финансовых вопросов. Но были и другие сотрудники, они и сыграли «решающую» роль.

За три недели до смерти отца в течение одного дня частное предприятие перерегистрируют как ООО, в которое входят еще 4 акционера на 60% доли, внеся в уставной фонд всего 3 тыс. грн. Среди «новых акционеров» оказалась супруга заместителя главы Шевченковской РГА Наталия Вакараш. Именно ее участие в авантюре, думаю, и сделало возможным перерегистрацию предприятия в течение одного дня.

А чем заболел отец?

У него был рак кожи. И здесь его убежденность в том, что врач должен излечить себя сам, не пошла на пользу. Рак был для него в жизни вызовом, соперником, которого он не смог преодолеть.

Как вы узнали, что потеряли наследие отца?

Узнали мы о сложившейся ситуации уже после смерти отца, когда попытались вступить в наследство. Именно тогда нотариус сообщил, что фирма сменила форму собственности, и мы теперь теоретически владеем только 40%. Но даже в эту часть все эти годы ни один из наследников не смог вступить, несмотря на решение Печерского суда в 2011.

Наша семья была полностью отстранена от руководства активами компании и потеряла контроль и над лабораториями, и над зданием клиники. Естественно, мы судились, все эти 18 лет заводились дела, закрывались, велись судебные тяжбы. Этим занимался мой старший брат, Александр. Он же продолжил медицинские исследования отца, но не так давно Александр Данилович умер.

После смерти брата как развивалась ситуация?

После смерти брата ответственность юридически перешла ко мне. Очевидно, что быстро перенять дела и разобраться в процессах было сложно. Этим моментом и воспользовались преступники, в течение 15 лет не предпринимавшие особых попыток продать имущество. Здание клиники, которое ни дня не проработало по назначению, а сдавалось в аренду разным мелким фирмам, выставили на продажу, причем по заведомо заниженной цене.

Цену за квадратный метр установили на уровне 740 долл. Коммерческая недвижимость на рынке в этой части города, неподалеку от ст.м. «Шулявская», стоит гораздо, гораздо выше. Здание клиники приобрела компания «Брологистик» (дочерняя компания Dragon Capital, бенифециарный собственник Томаш Фиала, - ред.). Меня поразила личность покупателя.

Чем именно?

Понимаете, здесь схема, образно говоря, как с покупкой краденного: если вор предлагает купить краденную драгоценность по-дешевке, то соглашаться на сделку или нет – вопрос репутации. Признаться, меня не слишком удивила бы подобная неразборчивость представителей отечественного бизнеса, но Томаш Фиала и Dragon Capital очень активно пропагандируют в Украине честные и прозрачные принципы ведения бизнеса, законность, неприкосновенность частной собственности. Я бы назвал это гибридным грабежом: по аналогии с нашей страной захватчик прикрывается формальными действиями/бумагами, по сути, нарушая ключевые принципы ответственного бизнеса, учета мнения стейкхолдеров и элементарно основные нормы права.

Я уверен, что в фонде были в курсе ситуации, судов и споров вокруг права собственности на здание. Любой инвестор, принимающий решение о покупке на 3 млн. долларов прежде всего изучает историю актива, проблемы, связанные с ними, проводит юридический анализ. Получается, что для Dragon Capital вся ситуация с судами и рейдерским захватом не имела значения? Но получить ответ на этот вопрос от нынешнего собственника здания я так и не смог.

Почему?

Все мои запросы проигнорировали. Как только я узнал о сделке, я и мои адвокаты послали несколько запросов в Dragon Capital, их юридический отдел. Наша сторона предлагала процедуру медиации, переговоров и поиска совместного решения проблемы. Но в Dragon Capital тянули время, а потом и вовсе отказались от встречи без объяснений.

Какими теперь будут ваши действия? В здании сейчас находится Киевская школа экономики, оно изменено, кажется, что надежды на клинику больше нет.

Я бы не был столь пессимистичным. На сегодняшний день идут процессы в плоскости уголовного права, корни дела ведут к уголовному преступлению, и, я уверен, что в этой ситуации должны быть расставлены все точки над «и».

Я продолжу отстаивать право своей семьи на наследие отца и в хозяйственных, и гражданских судах.

Я уверен, что клиника, о которой мечтал мой отец, заработает и будет принимать пациентов. Хотелось бы восстановить справедливость, потому что Украине необходимы те инновационные и интересные идеи, которые придумал мой отец, оставил о них записи, но так и не успел воплотить в жизнь. Его дело продолжает наша семья.

А еще я уверен, что нельзя строить хорошее, а, безусловно, Школа экономики – это хорошее дело, на развалинах чужого дела, причем дела не менее, а, возможно, более полезного и гуманного с точки зрения развития Украины и здоровья украинцев. Это же была грандиозная идея – первая в Европе фитоклиника, именно в Украине! Большинство эффективных лекарства появились как раз благодаря изучению опыта народной медицины. Более того: для меня национальная идея Украины складывается из хороших, добрых идей ее жителей. Разве сделать наших сограждан здоровее и счастливее не часть национальной идеи?

И, конечно, здание значительно подверглось перепланировке, кстати, совершенно незаконной, о чем есть документы из КГГА: на реконструкцию здания и изменения не было получено ни одного разрешения. В ходе реконструкции были уничтожены важные концептуальные особенности.

Какие?

Установили перекрытия между первым и вторым этажами, где был амфитеатр: он предполагался для использования в качестве лекционного зала. Уничтожили зимний сад, сняли колокол, установленный в 2003 году, кстати, даже не знаю, где он теперь; башню колокольни переделали. На здании находился барельеф отца, мемориальная доска – их просто сбили. Разве это не вандализм?

Если смотреть на планы здания, то поскольку оно имело медицинское назначение, там были указаны и палаты, и лаборатории, и кабинеты врачей. Невозможно поверить, что в инвесткомпании не поняли, с чем имеют дело.

Такой подход ничем не отличается от подходов украинского бизнеса: захватнический, циничный. И это, согласитесь, несколько диссонирует с постоянными упреками и поучениями Томаша Фиалы в сторону и украинских властей, и нашей страны в целом. После его действий по отношению дела всей жизни моего отца, думаю, на «европейское менторство» у него нет никакого морального права. Ведь нужно судить человека по его действиям, а не словам, не правда ли!? Вот какой вопрос я хотел бы задать иностранным инвесторам фонда: именно для такого рода бизнеса они вверяют свои деньги фонду, такую модель лидерства они пропагандируют, такую деловую этику и коммуникацию с обществом, такой захватнический цинизм: взять, что плохо лежит по дешевке, и потом «откупаться в судах»?

Вы говорили об уничтоженной мемориальной доски. Планируете ли восстановить ее, зафиксировать память о своем отце, его мечтах и идеях?

Безусловно. Я намерен отстаивать право нашей семьи на память о том человеке, который построил это здание. Мемориальный барельеф, так цинично уничтоженный, необходимо вернуть на место. Вопрос об уничтожении фитоклиники лежит не столько в плоскости архитектуры, сколько в ответственности тех, кто спонсировал реконструкцию. Я считаю, они должны признать свою ошибку и исправить ее. Пусть существует и фитоклиника, и школа, а не одно за счет другого!!

Кроме того, сейчас я работаю над книгой об отце, в которой собираю воспоминания о нем его пациентов и их родственников, о его методах лечения и подходах. К слову, если среди читателей найдутся те, кто лечился у Данила Никифоровича Зубицкого, то я прошу связаться со мной igor.zubytskyi@gmail.com

Будут ли там интересные истории о каких-то знаменитых пациентах, можете вспомнить?

Среди пациентов отца было много чиновников, конечно. А вот из знаменитостей, например, бывший футболист киевского «Динамо» Анатолий Бышовец, тренер Киевского гандбольного клуба «Спартак» Игорь Турчин, кстати он и его команда занесены в Книгу рекордов Гиннеса; руководитель киевской тогда еще милиции, много знаменитостей было…Но мне гораздо дороже были бы истории простых пациентов, их воспоминания об отце и теплые слова о нем.

Для меня Данил Никифорович был, в первую очередь, прекрасным папой, давшим мне жизнь и воспитавшим меня таким, какой я есть. И я считаю, что справедливость должна быть восстановлена, а преступления, связанные с рейдерскими захватами, не должны иметь срока давности, они, я думаю, ставят пятно на деловой репутации всей страны.

Новости по теме: Здоровье Советы