Юлия ГАВРИЛОВА (20 ноября 2018, 12:41)
Госисполнитель, проработавшая рекордное количество лет в органах:  И в засаде сидела, и младенцев нянчила, и от пьяного с топором убегала

Госисполнитель, проработавшая рекордное количество лет в органах: "И в засаде сидела, и младенцев нянчила, и от пьяного с топором убегала"

Комментарии: 2
Фото: личный архив Лидии Шлыковой

"Вот такой вот характер - "нордический"

Еще со школы Лида Шлыкова мечтала стать юристом, в то время как другие девушки шли работать на швейные фабрики, сводили дебет и кредит в бухгалтериях, лечили людей в больницах. В 70-х годах Лидия Николаевна выбрала не совсем типичную для женщины профессию нотариуса и поступила на юридический. Оформлять доверенности, завещания и дарственные юной выпускнице не пришлось, но в структурах Минюста она проработала уже 42 года. Из них - 23 года в суде и еще почти два десятилетия в Мелитопольском горрайонном отделе государственной исполнительной службы. Таким солидным стажем в органах юстиции никто, кроме Шлыковой, похвастаться не может. И останавливаться на этой цифре она не собирается.

- Я всегда хотела быть нотариусом, в те времена это было непросто. Поэтому в 1976-м попала секретарем в зал судебных заседаний, - вспоминает государственный исполнитель. - Я пришла на работу – здание старое, холодное, раздолбанные ступеньки, по которым невозможно идти. В первый же день попала на слушанье резонансного дела о ДТП. Семейная пара с родителями ездили на концерт Софии Ротару, а на обратном пути попали в аварию, жена погибла, а ее супруга судили. Работа в исполнительной службе оказалась еще сложнее, особенно морально.

Изо дня в день женщине приходится выбивать алименты у нерадивых родителей, забирать детей из неблагополучных семей и добиваться выполнения других решений суда. Сколько еще выдержит, говорит, не знает, но пока есть силы и здоровье – планирует работать.

Домоседкой на пенсии себя не представляет, даже на выходных и в отпуске думает о незавершенных делах.

- Вот такой вот характер - "нордический", - улыбается Лидия Шлыкова. -  Хотя бывало всякое, особенно, когда мы детей приходили с милицией и представителями органов опеки забирать. Пьяные родители нападали, сыпали угрозы, бросались с кулаками и даже ножом. Мы все бежали, дальше, чем видели. Однажды я и инспектор по делам несовершеннолетних сидели в засаде под домом два дня - голодные и холодные, ждали, пока уйдет мать-пьяница. Дождались, ребенка забрали. В следующий раз за нами бежали с топором. Мы и дети, которых нужно было из семьи изъять, еле унесли ноги. Выбежали на дорогу, стали размахивать руками, хорошо, что грузовик какой-то остановился.

Лидия Николаевна признается: большого страха не чувствовала, ведь была совсем молоденькой девчонкой. А теперь подобных случаев вообще нет. Могут разве что нагрубить или жалобу написать.

"Кремень" и психолог в одном флаконе

Куда страшнее, когда в опасности оказывались дети. Особенно госисполнителю запомнился случай в селе Терпенье. Мать заперла в доме четырехлетнего ребенка и ушла. Через окно было видно, что малыш сидит возле старенького электрического обогревателя и плачет. Случись пожар, мальчик бы выбраться не смог.

- Мы постучали в окно, он все понял и сам подсказал, где спрятан ключ, - рассказала "КП" в Украине" рекордсменка. – В общем, решили забрать малыша в отсутствие родителей. Потом мать прибегала, скандалила. Мы предложили ей написать на нас жалобу или оспорить решение суда, ничего этого она так и не сделала. Грудничков, отобранных у родителей, мы в автобусах везли, нянчили их, пеленали, кормили из бутылочки. Дети постарше все равно к папам и мамам тянулись, сбегали из интернатов, возвращались домой.

В делах по выбиванию алиментов Лидия Николаевна "кремень" и психолог в одном флаконе. Признается, "изымать" из отцов деньги непросто, подход нужен. Одним нужно грубо объяснять, даже заматериться лишним не будем. С другими только по-доброму, третьим приходится читать длинные нравоучительные лекции. Нередко сотрудник Минюста выступала в роли примирителя. Какие слова подбирает, не признается, дескать, в каждом конкретном случае они как-то сами на ум приходят.

- Недавно звонила взыскательница, благодарила, - улыбается государственный исполнитель. - Говорила, не знаю, что вы ему сказали, но бывшего мужа словно подменили. Выплатил всю задолженность по алиментам, начал приходить к детям, вдруг стал заботливым отцом. 

Конечно, далеко не для всех государственный исполнитель представляется в положительном свете. Для тех, с кого взыскивают, она – недруг, но те, в чью пользу исполняются решения суда, довольны. При этом женщина относится ко всем одинаково. Говорит, плохих людей нет и всех можно понять.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях