Письма из прошлого: педагог находит потомков остарбайтеров и передает им весточки спустя 75 лет

Письма из прошлого: педагог находит потомков остарбайтеров и передает им весточки спустя 75 лет

Комментарии: 3
Владимир Макаренко в обычной жизни - учитель, после работы - необычный почтальон. Фото: личный архив Владимира Макаренко.

Приветы семье, слова любви и безграничной тоски по родному дому – 75 лет назад в небольшие открытки-весточки молодые парни и девушки, которых насильно забрали работать на благо Рейха, вкладывали самые сокровенные мысли и чувства. Картонки с почтовыми штемпелями и парой предложений с трепетом ждали в украинских селах и городах, вот только часто они не доходили. Так случилось и с посланиями в села Вознесенское, Пальмир, Каневщина Черкасской области, которые из далеких Германии и Австрии отправляли летом-осенью 1943 года.

"Хотите? Так купите!"

Больше 120 писем тех времен появились в жизни учителя местной школы Владимира Макаренко в сентябре – стать их хранителем и сделать так, чтобы молчащие более полувека открытки заговорили пусть и не с адресатами, а с их потомками, он не был обязан, но почувствовал, что должен.

- Изначально писем было 119, но позже ко мне попали еще 3. На днях мне звонили, мол, есть письма еще для одного села. Но, знаете, за каждое письмо нужно платить, - ошарашил нас Владимир. – Существуют такие современные дельцы, которые идут в архивы, берут документы, делают копии, а потом звонят в сельсоветы, мол, у нас есть вот такое, хотите? Стоит столько-то. За 119 писем наш сельский голова заплатил 1,5 тысячи гривен. В бюджете денег на такие расходы нет, поэтому он взял их из собственной премии.

От прочитанного потерял сон

Выкупив послания общими усилиями, Владимир принялся их изучать, говорит, что от прочитанного на некоторое время даже сон потерял.

- Среди 119 писем есть по три, четыре письма, написанных одним автором. В основном адресованы отцам, матерям, есть братьям или сестрам, есть подружкам. Часто передают приветы для 10, 12 человек. Во многих письмах говорится, что вон тот, тот и тот из нашего села недалеко, мол, все общаются. Пишут и про хозяев, что одному попался хороший, другому – злой, а вон тот хорошо устроился, угощал автора на выходных. Для меня было открытием, что они переписывались с семьями, могли отправлять посылки. Я и не знал, что на самом деле большинству было терпимо и хорошо, - делится Макаренко.

Письма потерялись из-за политики

По мнению учителя, так надолго письма "потерялись" из-за политики.

- Наше село освободили в сентябре 1943 года, наверное, эти письма попали в период открытого фронта и их сюда не допустили. Думаю, в этом усмотрели что-то политическое, ведь после того, как остарбайтеры вернулись, их проверяли, долго им не доверяли, относились к ним, как к предателям. Я в школу приглашал этих бабулечек. Они так рыдали от радости, что их истории услышат, ведь их даже никогда в День Победы не чествовали. Думаю, поэтому письма лежали столько лет в Полтаве, - вздыхает педагог.

Поминальные дни - лучшее время найти потомков

На сегодняшний день Макаренко уже нашел потомков авторов более 40 писем, 20 из них уже вручил, около 30 еще "не опознаны".

-  Так получилось, что я лично знал некоторых авторов! У меня была соседка, ныне покойная, Крипак Татьяна Максимовна. Так есть ее письмо, еще под девичьей фамилией. Татьяна рассказывала, что работала в Австрии на заводе, вспоминала, что носила деревянную обувь - шуги, и по ночам, когда они шли с работы, конвоир приказывал, чтобы они не стучали, не будили местных, а они специально стучали да погромче. Она эти шуги домой с собой привезла, показывала мне и ученикам, жаловалась, что было в них неудобно, ноги натирала. Дочь Татьяны живет сейчас в Миргороде, мы с ней созваниваемся, думаю, я в поминальные дни отдам ей письмо от матери, - рассказывает Макаренко. – У нас десяток писем для людей, которые выехали из села. Жду, когда все село соберется на кладбище, когда они приедут на могилы, тогда и буду вручать весточки.

Люди приезжают, читают, плачут...

Во многом в поисках Владимиру помогла семья – 80-летняя мама педагога делилась воспоминаниями об односельцах, а людей из соседних сел искала жена, которая работает в сельсовете. Некоторые нашлись сами.

- Мы в школе провели мероприятие, читали письма, вручали. Село слухами полнится, информация очень быстро разошлась. Также я напечатал заметку в местной газете, и началось! Мне люди звонили прямо посреди уроков, приходили в школу, спрашивали, а нет ли весточки от их родных, просили посмотреть. И бывало, что находили! Например, так вручили письмо семье Литвиненко. Мне позвонила женщина, сказала, что родом из нашего села, рассказала про маму. Они приехали в сельсовет целой семьей, читали, много вспоминали, плакали.

Некоторые письма нашли своих адресатов случайно. Так на школьном вечере в честь освобождения села было прочитано письмо от Кати Чухрай. После окончания вечера к Макаренко подошел взволнованный коллега, учитель физкультуры. Оказалось, что это послание, написанное его родной тетей. Так что с вечера он ушел, держа в руках семейную реликвию, и привет, который все же получили, пусть и спустя 75 лет.

ФРАГМЕНТЫ ИЗ ПИСЕМ

О чем писали остарбайтеры семьям

Чухрай Катя. “Вам уже написала стільки, що і щот потеряла. А від вас лише одна листівочка…”

Симоненко Оля. “Так доробилася, що попала у госпіталь. У грудях болить, а рук не відчуваю. Може, мене відпустять додому, бо робить уже не годна.”

Радченко Захар. “Напишіть, чи ви живі, чи плани виконали по здачі продуктів, чи і вам щось залишилося… Цілую ваші руки нещотно раз. Мабуть, вам дуже важко. Я ваші листи читаю кожен вечір”.

Козаченко Паша. “У моїх хазяїнів 23 корови, 3 коней, 8 свиней. Усе пораю. Вислала вам 2 посилки. Чи получили? Устаю і лягаю з думкою про вас”.

Чубата Надя. “Як скучаю, як хочеться додому. Ох! Як хочеться побути у рідній хаті. Як там пахнуть пироги…”

Діхтяренко Міля. “За мною не журіться. У мене є що їсти і одягти. Але хустка та, що з дому, уже зносилася. А тут таких немає. Усе шляпки”.

Дробот Надя. “Мамо, чому не пишете? Чи ви живі? Хазяїн каже, що вас уже немає. Але я йому не вірю”.

Синьоок Саша. “Куди я попала? Який хазяїн лукавий… Я пішла у поліцію. Мене повели до другого хазяїна. А перший прийшов і ударив мене улице так, що я і упала”.

Потапенко Іван. “Обробляємо 45 гектарів. Нас 30 осіб. Є українці, поляки, французи. Роблю 11 годин в день. Пришліть хоч кіло табаку, за нього тут можна все виміняти”.

Шкрьобка Анна. “Роблю усе . Хазяйка дала 4 плаття. Найдорожче те, у якому приїхала, бо воно домашнє”.

Литвиненко Марія. “Добрий день, мої дорогі і ніколи не забутні родителі”.

Головатий Микола. “Може, я повернуся на осінь і вам допоможу з роботами”.

 

Макаренко уже нашел потомков авторов более 40 писем. Фото: личный архив Владимира Макаренко. 

 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях