Главного атамана Холодного Яра большевики мечтали посадить в клетку

Главного атамана Холодного Яра большевики мечтали посадить в клетку

Комментарии: 4
Дивизия под руководством Степового-Блакытного (сидит крайний справа). Фото: nk-online.tv

Около месяца тому назад в Кривом Роге на постаменте бывшему чекисту Валявко с помощью скотча "приклеили" памятную доску Костю Пестушко. Так в честь 120-летнего юбилея здесь решили увековечить память легендарного атамана Холодного Яра, почти сотню лет назад возглавившего антибольшевистское восстание криворожских рекрутов, о котором мало что известно. 

Из красных комиссаров - в повстанцы

В истории повстанческой Украины 20-х годов прошлого века немало легендарных имен, но почему-то самыми известными атаманами того времени принято считать Симона Петлюру и Нестора Махно. Между тем незаслуженно забытым оказалось имя Костя Степового-Блакытного - легендарного атамана, который наводил ужас на большевиков, сумев собрать мощную повстанческую армию.

 "На полях кипела жатва. Люди собирали богатый урожай. Но молодежи Херсонщины было не до этого. Она вся - в степной дивизии Блакытного. Юноши тоже косили, но не хлеб, а московско-большевистскую орду, что мутным морем заливала украинские просторы". Так описывал лето 1920 года родной брат атамана Костя Блакытного - Федор в своей книге "В херсонских степях". 

"Горячей жатве" лета 1920-го предшествовал не менее "горячий" май. Именно тогда, будучи председателем волостного ревкома и комиссаром Анновской волости, Кость создал украинскую подпольную организацию и вынашивал мысли о восстании.

Воплотить задуманное юноша, которому на то время было всего 22 года, решил в Кривом Роге. Там с началом советско-польской войны проходила очередная мобилизация в Красную армию. 12 мая после торжественной речи военкома перед новобранцами, которые должны были стать, по его словам, "настоящими воинами рабоче-крестьянской Красной армии", Пестушко повел себя совершенно неожиданно. На приветствие военкома он сначала вытянулся по команде "смирно", а потом вдруг выстрелил в него - и тот снопом повалился на землю. После чего Кость звонко выкрикнул: "За нашу кров, за нашу честь, за кривди нашого народу!" 

Это был сигнал к восстанию, с которого, собственно, и началась история создания Степной дивизии, колыбелью которой стал район воинственных казацких сел - Верблюжки, Варваровки, Водяного, Анновки. Восстание, вспыхнувшее в Кривом Роге, стремительно распространялось по Херсонской степи. 

Панические сводки Кременчугского губЧК телеграфировали: "В районе Павлыш - Лекаревка оперируют банды около 1000 человек... Повстанческое движение и бандитизм охватывает весь уезд. 4 сентября бандой до двух тысяч человек под предводительством Степового был произведен налет на Александрию... Бандитами разграблен вещевой склад 1-го запасного батальона, уведена музыкальная команда, выпущены из тюрьмы 29 бандитов. В нашем отряде есть жертвы... Банды организованы в дивизию, имеющую 4 полка. Разбросаны побатальонно по всему Александрийскому уезду".

Кость был не только хорошим командиром, но и храбрым воином. Фото: foto-history.livejournal.com

"Превратили уезды в кипящий котел"

24 сентября 1920 года Степная дивизия победным маршем подошла к Холодному Яру. На совещании атаманов Кость был избран главным атаманом всех повстанческих отрядов Холодного Яра и окрестностей. Атаман взял себе псевдоним Степовой-Блакытный, а его соединение стало называться Степной (Александрийской) дивизией армии УНР (у дивизии было несколько названий, а у атамана - несколько имен, что позволяло дезинформировать противника).

К тому времени Кость успел повоевать добровольцем на турецком фронте, получив в награду несколько Георгиевских крестов, после ранения поучиться в офицерской школе в городе Гори (Грузия) и чудом спастись от расправы во время октябрьского переворота. 

Кость вернулся домой, в родное село Анновку (сейчас Кировоградская область), где его все знали как Пестушко. Именно оттуда и начал он свою борьбу за независимость Украины.

Младший брат Федор вспоминал, что Кость был необыкновенно популярен среди побратимов, поскольку был не только хорошим командиром, но и храбрым бойцом. В критические минуты боя мог вселить в своих подчиненных героизм и отвагу. 

Дивизия под руководством Степового-Блакытного имела оперативный штаб, контр­разведку, канцелярию, госпиталь, дивизионный суд и комендатуру, а также комиссию по борьбе с бандитизмом. При дивизии действовал Повстанческий комитет Херсонщины и Екатеринославщины, осуществлявший политическое руководство. В отчетах ЧК отмечалось, что "лозунг Степового - Самостийна Украина".

Уже в июле 1920 года под его командованием было более 10 тысяч бойцов при 4 орудиях и 150 пулеметах: два пехотных полка, два - кавалерийских и даже собственный "спецназ": отдельный ударно-разведывательный отряд. Было у повстанцев и свое "чудо-оружие": к обрезу винтовки приделывалась граммофонная труба - звук получался, как от орудийного выстрела. 

Большевики считали Блакытного своей самой большой угрозой, мечтали посадить в клетку и возить по селам, чтобы сломать дух повстанцев. Начальник политического отдела НКВД УССР Борис Козельский в книге "Путь предательства и авантюр" писал: "Александрийская дивизия интересна главным образом потому, что она явила собою, возможно, единственный пример, когда атаманам повезло объединиться и создать на длительное время серьезную боевую силу. Силы дивизии составляли 15-20 тысяч человек. В районе деятельности Александрийской дивизии почти невозможно было проводить советскую работу. Они превратили некоторые уезды в кипящий котел".

Живым не дался

Осенью Степовой был вынужден принять непоправимое решение о демобилизации дивизии и переходе ее в подполье. Из родных сел к повстанцам стали поступать сведения, что чекисты берут в заложники их близких и родных, сжигают дома и терроризируют население. Повстанцы стали требовать возвращения домой.

После расформирования дивизии Кость Пестушко зимой 1920-1921 гг. прятался по хуторам и селам. Уходя от преследования, он постоянно передвигался, проходя зимними ночами десятки километров. Весной решил пробираться на Запад, чтобы перейти советско-польскую границу. Но сначала атаман наведался в родное село, чтобы попрощаться с родителями и невестой. 

Существует несколько версий гибели Степового-Блакытного. По одной из них, во время гуляний в доме невесты зашел один из дружинников и выпустил в висок Костя пулю из ружья. По другой - Блакытного предал бывший повстанец Кравченко, сдав его местонахождение чекистам. С боем прорываясь из окружения, Кость получил пулю в спину. По сведениям чекистов, умирая, атаман произнес: "Умираю за родную Украину". По словам брата Федора, на глазах которого все происходило, последними словами Костя были: "Как будет Украина свободной, передайте привет!"

Атамана хоронили несколько раз вследствие того, что его неоднократно эксгумировали для опознания. До сих пор неизвестно, где точно находится его могила, поиски ведутся по сей день. 

Кстати

Степная дивизия использовала лозунг "Слава Украине!"

Лозунг "Слава Украине!", который используют ныне, появился задолго до создания ОУН. В частности, украинский военный и общественный деятель, старшина армии УНР и писатель Юрий Горлис-Горский в романе "Холодный Яр" указывает на распространение этого приветствия среди повстанцев Холодного Яра (1918-1922 годы). 

24 сентября 1920 года в Медведевке Черкасской области, где когда-то пылала Колиивщина, состоялось совещание холодноярских атаманов, в котором приняли участие командиры Степной дивизии и вооруженных формирований из других регионов.

На этом совещании криворожского атамана Степового-Блакытного (Кость Пестушко) избрали главным атаманом всех повстанческих отрядов Холодного Яра и окрестностей. Степная дивизия, насчитывавшая от 12 до 18 тысяч бойцов, использовала приветствие "Слава Украине!" - "Украине слава!".

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях