Трагедия Зинаиды Серебряковой: разлука с детьми длиною в полжизни

Трагедия Зинаиды Серебряковой: разлука с детьми длиною в полжизни

Комментарии: 1
Серебрякова с детьми. Фото: family3.ru

Как любой творческий и талантливый человек, Серебрякова мечтала о признании, выставках, внимании прессы. Но когда весной 1927 года в Париже открылась ее персональная выставка, художнице больше всего на свете хотелось показать свои картины на родине. Мечта так и осталась мечтой. Домой она больше не вернулась и не смогла попасть на свою прижизненную выставку в 1965 году. 

В трудные времена писала углем 

Сложно назвать художника, который бы в своих картинах воспевал семейные ценности лучше, чем Зинаида Серебрякова. Будучи матерью четверых детей, самые трогательные, самые "нежные" картины она посвящала своим Кате, Тате, Жене и Шуре. На портретах они спят, играют, танцуют, завтракают. Зинаида рисовала мужа, семью, домашних, себя в кругу близких - словно чувствовалат, что счастливых мгновений отпущено не так много, и их надо сберечь, сохранить… Один из таких моментов "застыл" на картине "За завтраком" - детские мордашки, отвернувшиеся от тарелок, стол, белая скатерть, супница, салфетки в кольцах - милые мелочи, в которых живет душа дома.

Точно так же трогает за душу портрет старшей дочери Таты - розовощекой десятилетней девочки, изображенной возле новогодней елки. Картина художницы с трагической судьбой стала экспонатом месяца Днепропетровского художественного музея. 

- Полотно попало в наш музей еще при жизни художницы, в 1936 году, из коллекции художника Исаака Бродского, - рассказала "КП" в Украине" ведущий научный сотрудник музея Светлана Беспалько. - Написана картина пастелью. Хотя в сложные революционные времена художница писала даже углем, потому что краски дорого стоили. Кстати, на фоне этой же елочки есть портрет и младшей дочери Серебряковой - Кати. Он находится в частной коллекции. Зинаида Евгеньевна вообще воспринимала мир очень позитивно, оттого такие легкие и светлые картины у нее получались. 

Серебряковы Женя, Саша, Таня и Катя ("Карточный домик", 1919). Фото: rulex.ru

Замуж за кузена 

У барышни, в которой текла кровь двух известных родов - Бенуа и Лансере, предками были несколько поколений художников, скульпторов, композиторов, архитекторов. Атмосфера ее детства - с семейными ужинами, домашними спектаклями, чтением вслух и игрой "на фортепианах" в кругу братьев-сестер и бабушек-дедушек - была теплой и беззаботной. Зимой жили в петербургской квартире, а лето семья проводила в поместье Нескучное под Харьковом. По соседству жил кузен Зинаиды - Борис Серебряков. Друг детства, напарник во всех затеях, ребячья привязанность к которому перерастает в любовь. Родство близкое, получить разрешение на брак не просто, но и это одолели. Венчались в 1905 году. Один за другим родились четверо детишек. Шаловливая Тата, тихая Катя. Сыновья тоже не похожи один на другого. Женя - блондин с голубыми глазами, Шурик - шатен с темными глазами, слишком нежный и ласковый для мальчика. 

Семейная идиллия закончилась с началом революционных волнений - усадьбу Серебряковых подожгли "борцы с режимом". Правда, крестьяне заранее предупредили семью и даже снабдили бывших хозяев несколькими мешками зерна и моркови. Зинаида с детьми и мамой успела выехать до пожарища - пересидеть решили в Харькове. Борис еще до начала этих событий уехал сперва в Сибирь, потом в Москву, куда его пригласили как специалиста по дорожному строительству. 

Картина "За завтраком", 1914 г. Находится в Третьяковской галерее. Фото: avangardism.ru

Тяжелое расставание 

Вестей от супруга художница не получала больше двух месяцев.

"Меня это так волнует, что не могу совсем рисовать и ночи не сплю совсем. …Если долго еще не получу ответа на телеграммы, то поеду", - писала в письмах брату Серебрякова.

Оставив детей на маму, Зинаида разыскала мужа, в Харьков они вернулись вместе. Борис - человек долга, решил вернуться в Москву, заканчивать железную дорогу. Но на полпути он заболевает сыпным тифом, возвращается и умирает на руках жены. 

Художница остается единственной кормилицей четверых детей и старенькой мамы. Спасались пшеном и морковным чаем - если бы не те мешки из Нескучного, им бы не выжить. Подрабатывала в археологическом музее - хватало детям на хлеб.

В 1924 году Зинаида решает уехать на год в Париж к дяде - Александру Бенуа. Там подворачивается заказ на большое панно. Надеется заработать денег и вернуться. Проблем с выездом не было, в ту пору "железный занавес" не был еще таким бронебойным, к тому же оставались дети - залог того, что мать вернется. Но судьба распорядилась иначе. 

Только двое из ее детей, Александр и Екатерина, смогут выехать в Париж, и то не сразу, а Евгения и Татьяну она не увидит 36 лет.

- Выписать двоих детей помог Красный Крест, - говорят в Художественном музее. - Потом опустился непробиваемый "железный занавес". Оставшихся детей Серебрякова забрать не сможет, вернуться на родину - тоже. 

"Портрет дочери Таты", 1922 г. Фото: Днепропетровский художественный музей

Картины, которые никто не видит

В Париже Серебрякова хватается за любую работу, почти все заработанные деньги отсылает матери в Ленинград. Бабушка и внуки все равно недоедали, квартиру возле Мариинки, в которой жили четыре поколения семьи, "уплотнили", бывшим хозяевам осталась одна комната, которую надо было самим отапливать. Дети страшно тосковали, вся связь была в нерегулярных письмах, которых все ждали как воздуха.

Лишь в 1960 году художница смогла обнять дочь Тату, а сын Женя увидел маму только в 1966-м. Зинаида Евгеньевна умерла в Париже в 1967 году в возрасте 82 лет. Похоронена на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа.

Дело ее продолжили дети: Евгений стал архитектором, Татьяна - театральным художником. "Парижане" Катя и Саша всю жизнь оставались в некотором роде "подмастерьями" матери. 

"Старшая сестра вышла замуж за театрального художника и жила в Москве, - вспоминала в одном из интервью Екатерина Серебрякова, которой не стало в 2014 году. - Она окончила балетное училище в Ленинграде, но не танцевала, а стала театральной художницей. Один из ее сыновей, мой племянник Иван, - художник". 

Все, что написала Серебрякова в эмиграции, Екатерина передала во французский государственный фонд. Картины, которые художница рисовала в России, распределены по разным музеям. Когда в 60-е прошли ее единственные прижизненные выставки в Москве, Киеве и Ленинграде, Серебрякова внезапно стала очень популярной в Союзе, ее альбомы печатали миллионными тиражами, в Третьяковской галерее есть ее картины. Но музея художницы так нигде и нет, во Франции ее знают единицы, в России полотнами теперь интересуются только коллекционеры. А большую часть наследия Серебряковой никто не видит…

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях