Екатерина МОЧАЛКИНА-СОРЕЛЬ (2 февраля 2017, 21:32)
Хороший муж - виноватый муж

Хороший муж - виноватый муж

Комментарии: 1
Рисунок: Катерина МАРТИНОВИЧ

"Провинившийся мужчина - очень полезная в хозяйстве вещь".

Это Веркина аксиома. В ее мировосприятии есть три стадии виновности.

Первая (перманентная) стадия: "Виноват чуть-чуть".

Вторая стадия: "Нет секса. Нет еды".

Третья стадия: "Я забираю свои трусы и уезжаю к Марине". 

А какой был мужик...

Муж Верки - дородный Стани­слав Андреевич, в первой фазе находится постоянно. Она стала для него привычной, как домашние тапки. За девять лет совместного существования в двухкомнатной квартире Вера превратила уважаемого стоматолога и кандидата в мастера спорта по академической гребле в Стасика - очень носибельное и терпеливое существо в вязаной шапочке.

Ему, дрессировщику буйных ураганов Аризоны и укротителю Миссисипи, вдруг открылся новый мир, состоящий из тушеных овощей, двадцатилитровых банок с грунтовкой, дачи и тещи с домашними заготовками, которые периодически нужно во­зить туда-сюда. Последнее Стасик причисляет к транспортировке особо опасного груза первого класса. И не зря.

Однажды он, поехав не той дорогой, умудрился расколотить шесть банок малины, протертой с сахаром, после чего экстерном попал во вторую стадию - "Нет секса. Нет еды".

Верка, когда увидела бордовую жижу в багажнике семейного драндулета, всхлипнула, сложила белые ладошки на цигейковом воротнике и так посмотрела на мужа, что Стасик сразу почувствовал печальную безы­сходность.

Он бы и побежал - да некуда: справа драндулет, перемазанный вареньем, слева теща Надежда Сергеевна, впереди - Вера. Но, как это ни парадоксально, в тот момент он не ощутил присутствия ни надежды, ни веры, ни уж тем более любви.

А есть-то хочется...

Стоматолога загнали на третий этаж и подвергли пытке психологическим оружием: Вера перемещалась по квартире, как Моисей, раздвигающий воды, размахивала широкими шелковыми рукавами так, что в стороны разлетались коты и горшки с фиалками, кричала про свои натруженные руки, согбенную спину, лето, проведенное раком в зарослях малины, и потраченную зря жизнь.

Стадия "Нет секса. Нет еды" предполагала аскетичный образ сосуществования Стасика с глухонемой супругой при отсутствии паровых котлет, брокколи и еженедельного минета.

Эту ступень в шкале вины уважаемый стоматолог переносил с вуалью скорби на лице, но со светлою и легкою душою.

Словно радостный школьник, сбежавший с уроков и не надевший шапку (мамка-то не видит!), он после работы рысью скакал к ближайшей кормовой точке, где, урча, как старый пылесос, съедал две шаурмы с бараниной. На этом этапе семейных отношений желудочные колики и изжога от него отступали, сон становился спокойным, а нервы крепли, как полиэстровый канат.

Разлука ты, разлука

Последний, самый беспощадный профилактический прием "Я забираю свои трусы и уезжаю к Марине" проводился Верочкой всего два раза: когда "эта скотина" улетел на форум гигиенистов-стоматологов и вернулся на два дня позже и когда на встрече студентов Стасик, разгорячась и выйдя на финишную прямую в конкурсной борьбе за главный приз (гель для душа), лопал воздушные шарики о выдающийся зад бывшей однокурсницы.

Показательное выступление № 3 Вера начинала с того, что вскидывала к вискам тонкие свои ладони, печально улыбалась уголком рта, судорожно запихивала в дорожную сумку содержимое ящика с нижним бельем, туда же шампунь против ломких волос и упаковку кошачьего корма, брала под мышку перса Трюфеля и, горделиво встряхнув химическими кудрями, уходила в светлое будущее.

Из этого самого светлого будущего она возвращалась недели через полторы - спокойная и даже в состоянии умиротворения, которое длилось пару часов: варила кофе с кардамоном, мазала хлеб маслом, чесала Стасика за ухом, а слово "скотина" звучало в эти мгновения как-то нежно. Стасик боялся такую Веру. Что делать с ласковой женой, он не знал.

Довели человека

Спустя время позицию №3 Стасик изобразил сам. Бережно упаковал в коробку из-под ботинок радиоуправляемый танк, надел вызывающе пестрый свитер цвета флага Республики Конго, взял две пары целых носков, трусы и уехал. Насовсем.

Все имеет особенность заканчиваться: зубная паста в тюбике, мокрый февральский снег, аванс, мигрень и терпение.

Просто существует предел, за которым эта самая эфемерная субстанция - терпение - перестает быть добродетелью.

Ослик несет тюки, дорога поднимается в гору, ослику тяжело. Ослик несет. 1, 2, 3, 4, 5… Количество груза увеличивается - ослик несет. Холка потеет, в копытца забиваются мелкие камни. Ослик несет. А потом ослик говорит: "Я устал". И вот в пыльном мареве у дороги лежит никому не нужный груз, а ослик, помахивая хвостом-кисточкой и подгоняемый упругим ветерком, семенит по пыльной дороге, и впереди только красный, оплывающий от жары диск солнца да запах сухой полевой травы. Такой приятный и сладкий.

А про печальные глаза, провожающие его за горизонт, ослик уже не думает. Ослику все равно.

С ОТВЕТНЫМ СЛОВОМ

Грехи про запас

Александр МОНОГАМОВ

Я тоже был однажды таким вот осликом с потной холкой. Но моя тогдашняя супруга использовала совсем уж оригинальный способ закабаления провинившегося мужа. Она действовала по системе "накопительной карты".

Пришел домой позже обычного - никакого скандала, просто легкое разочарование: ну что ж ты, милый, я ведь тебя жду. Загулял с приятелями и вернулся в подпитии - ничего, дорогой, с кем не бывает. Не смог тещу отвезти на дачу - не страшно. Ну и так далее. Я, помнится, поначалу думал: надо же, какая ангелоподобная жена мне досталась.

Каково же было удивление незадачливого супруга (меня), когда после очередной невинной шалости ему (мне) был выставлен счет:

- Ты уже два раза непонятно где шлялся и домой приходил с запахом духов женских (вранье, не было никаких духов), три раза пьяным возвращался, а я должна это терпеть? Все, я тоже имею право взбрыкнуть. Уезжаю с подругой в Прагу.

А мне и возразить-то нечего было.

Потом так и пошло: накопились у меня провинности (обычно не меньше пяти) - у жены появляется повод для ответного хода (отъезд за рубеж с подругой - или "подругой", не знаю, покупка шубки и пр.). Вроде как квиты.

Я понял эту систему и однажды (примерно на пятом году супружеского счастья) решил поменять правила игры: месяца полтора держался - с друзьями не встречался, домой приходил строго по расписанию. И жена занервничала, она явно не знала, что делать. Теперь уже поводы для наездов на меня стали совсем дурацкие: не выключил свет в ванной, не похвалил приготовленный тещей суп...

Тут-то я и ощутил себя осликом с грустными глазами и пошел своей дорогой.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях