Николай ДОЛГОПОЛОВ (12 июля 2016, 19:37)
Служили два разведчика

Служили два разведчика

Легендарного советского разведчика Вильяма Фишера (на фото он после возвращения в Москву) все знали под именем Рудольфа Абеля. Фото: Из книги «Абель - Фишер»

Лишь единицы посвященных знали, что при аресте в Нью-Йорке в 1957 году советский резидент-нелегал полковник Вильям Фишер назвался именем своего лучшего друга Рудольфа Абеля. Он в своем письме в консульство СССР от имени тоже бывшего нелегала Абеля давал понять: арестован он, Фишер, ждет суда и молчит.

Власти США правды так и не узнали, и в 1962 году именно "полковника Абеля" обменяли на американского летчика-шпиона Пауэрса.

ПРИЛИПЛО ЧУЖОЕ ИМЯ

Волею непредсказуемой судьбы в руки мне попали архивы писателя-дальневосточника Николая Филипповича Сунгоркина. Пожалуй, именно его можно назвать первооткрывателем долго скрывавшейся истины. Еще в начале 1980-х он, детальнейше исследуя жизнь настоящего Рудольфа Абеля, служившего в 1920-х на Дальнем Востоке, понял, что к чему.

Ведь КГБ во избежание неприятностей оставил полковнику Фишеру взятый им псевдоним. Тот, уже вернувшись в СССР, написал рапорт руководству с просьбой вернуть имя собственное. Но запретили, и безукоризненно послушный Вильям Генрихович Фишер представлялся всем, кроме горстки сослуживцев, Рудольфом Ивановичем Абелем. Родная дочь Фишера Эвелина и приемная - Лидия Борисовна Боярская рассказывали мне, что отец до конца дней своих сокрушался: знал бы, что Рудольфа в 1957-м уже не было в живых (он скончался в Москве под Новый, 1955 год), никогда бы не взял при аресте его фамилию.

А настоящим Рудольфом Абелем был его друг с молодых лет - краснофлотец, а затем тоже разведчик. Фото: Личный архив

РАДИСТ ОТ БОГА

Кем же был настоящий Рудольф Абель? Смею предположить, что тоже нелегалом. Сын рижского трубочиста знал три иностранных для себя языка - английский, немецкий, французский - и два родных - латышский и русский.

В 1916-м он перебрался к старшему брату Вольдемару в Петроград. Тот вступил в партию большевиков в декабре 1917-го. Рудольф последовал его примеру в 1918‑м. Пошел в красно­флотцы: бился за советскую власть на Волге, потом служил на Балтике, а с 1921-го и на Дальнем Востоке - радиотелеграфистом на Амурской флотилии.  

Вскоре Абель оканчивает курсы радистов и настолько преуспевает в этой профессии, что приглашается Наркоматом иностранных дел на работу в консульстве СССР в Шанхае.

И вот в 1925 - 1926 годах впервые пересеклись дороги Рудольфа Абеля и ОГПУ. Он - классный радист, день и ночь передает информацию из бурлящего революционной борьбой Китая. И тут вспыхивает мятеж Чан Кайши. Мятежники обложили консульство, но Абель на своем мотоцикле сумел прорваться сквозь кордоны и добраться до Пекина.

Здесь он и знакомится с лучшим радистом советской внешней разведки Вильямом (Вилли) Фишером, который служил в посольской резидентуре шифровальщиком.

И вдруг Рудольф Иванович исчезает на целых семь непонятных лет. Где был и что делал? В автобиографии он описывает эти годы лаконично: "В 1929-м направлен на нелегальную работу за кордон. На этой работе находился по осень 1936‑го". В одном из источников я наткнулся на неподтвержденное: "С 1930 по 1936 год, по некоторым данным, работал под видом эмигранта в Маньчжурии".

ПОД КАТКОМ РЕПРЕССИЙ

На Александре Анатольевне Стокалич Абель женился еще в 1925-м. Сам он писал в автобиографии так: "Жена - урожденная Стокалич. Детей не имею". Но в его деле содержались некоторые неприятные для Рудольфа подробности, не им приведенные: "Жена - происходит из дворян. Отец ее до 1917 г. имел помещичью усадьбу... в прошлом был чиновником казенной палаты". А дальше еще тревожнее: "Брат жены Стокалич Григорий и сестра жены Стокалич Нина в 1919 году выехали в гор. Тиньзин". Бегство родственников жены за границу - настоящий компромат на чекиста. Могли безжалостно выгнать, а то и арестовать. В тот раз обошлось...

Но затем стряслась беда со старшим братом Вольдемаром. Бывший комиссар ЧК Кронштадтской крепости, политработник и делегат XVII съезда ВКП(б) был из партии в октябре 1937‑го исключен "за политическую близорукость и притупление бдительности" и арестован. А уже 11 января 1938 г. было вынесено постановление: Вольдемар Абель "за участие в латв. к/р националистическом заговоре и за шпионско-диверсионную деятельность в пользу Германии и Латвии осужден к вмн". Забытая ныне аббревиатура "вмн" расшифровывается трагически - высшая мера наказания.

По всем раскладам за Вольдемаром Абелем должен был бы последовать и брат Рудольф. Почему-то пронесло. Сам Рудольф Абель описывает это в биографии без излишних подробностей: "В 1938 году в марте м-це уволен из органов НКВД в связи с арестом моего брата Вольдемара". Все уволенные в тот период, включая лучшего радиста внешней разведки Вилли Фишера (он потерял доверие из-за чересчур долгого сотрудничества со сбежавшим в Штаты резидентом Александром Орловым), были оставлены без работы.  

ВОЙНА ОБНУЛИЛА СЧЕТ

Но когда в 1941-м немец подобрался к самой Москве, Вилли вновь предложили вернуться на службу. Рудольфа возвратили чуть позже. Им предстояла огромная работа. И они вкалывали.

Вильям Фишер действовал под Москвой. Его подопечными стали в основном антифашисты, коммунисты, бежавшие из оккупированной Гитлером Европы. После обучения их забрасывали в Германию, Австрию.

А Рудольф Абель создал под Куйбышевом школу диверсантов. Они действовали в партизанских отрядах, обучали своему делу новичков. В его деле читаем: "С августа 1942 г. по январь 1943 г. находился на Кавказском фронте в составе опергруппы... В период 

Отеч. войны неоднократно выезжал на выполнение специальных заданий... Выполнял спецзадания по подготовке и заброске нашей агентуры в тыл противника". Ему вручили орден Красного Знамени, два - Красной Звезды, медали "За оборону Кавказа" и "Партизану Великой Отечественной войны". И еще сделали почетным сотрудником НКВД СССР, что ценилось людьми его профессии иногда и повыше орденов.

Но пробил час, и все это было забыто. 27 сентября 1946 г. последовал приказ МГБ СССР № 1867  со странной формулировкой: "Уволен из органов безопасности по возрасту". А ведь тогда почетному сотруднику было всего-то 46 лет!

НЕ БОЯЛСЯ БЫТЬ ЧЕСТНЫМ

Рудольф Абель жил на свою пенсию. Общался с другом Вилли. И наверняка знал, что Фишер переведен в нелегальную разведку: скоро в Штаты.

До последних лет в Рудольфе Ивановиче проявлялась некая житейская, скорее гражданская смелость, которую так подавлял в себе его друг Вилли. Абель не боялся общаться с властью обиженными. Даже в предвоенные годы, когда могли запросто посадить, он не побоялся помочь родственникам расстрелянного брата. Разыскал на вокзале жену Вольдемара и его сынишку Авангарда, когда тех высылали в Туркмению. Наказал никому не отдавать документы пацана и потом сумел чудом вытащить его в Москву.

А в 1943-м Авангарда Абеля призвали в армию, и он в составе 43-й гвардейской стрелковой дивизии освобождал родную для отца Ригу от фашистов. После войны перебрался в Сталинград-Волгоград, где трудился фотографом.

* * *

Когда в начале 2000-х разведка бросилась разыскивать останки настоящего Рудольфа Ивановича Абеля, то на Немецкое кладбище в Москве ходоков привела приемная дочь Фишера Лидия Боярская. Она скончалась в 2016-м на 93-м году жизни. Традиции семьи Рудольфа Абеля поддерживал племянник Авангард. Стоило написать о его дяде, как через пару недель меня находило письмо. Авангард Вольдемарович уточнял факты, часто предлагал свою версию событий. Но наступил момент, когда послания от него приходить перестали...

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях