Александр МИЛКУС (10 июля 2016, 21:12)
Фашистских главарей хотели сразу расстрелять, но Сталин не дал

Фашистских главарей хотели сразу расстрелять, но Сталин не дал

Преступники на скамье подсудимых. Крайний слева - изрядно похудевший рейхсмаршал Герман Геринг. Фото: Предоставлено издательством «Просвещение»

Мы побеседовали с автором новой книги "Без срока давности... К 70-летию Нюрнбергского международного военного трибунала" вице-президентом Международной ассоциации прокуроров Александром ЗВЯГИНЦЕВЫМ.

Гиммлер как "нежная натура"

- Александр Григорьевич, ваша книга, как и стоит ожидать от человека, практически всю жизнь носившего прокурорский мундир, строгая, четкая, в ней много документов. Но я, читая ее, постоянно ощущал, что все написанное - личное, выстраданное...

- Это точно. Вырос я в Киеве. Как только начал ходить в школу, мама повела меня на Старое Лукьяновское кладбище на могилу моей прабабушки Феклы Дмитриевны. Проходя мимо Бабьего Яра, она сказала: "А ведь здесь могла лежать и я..."

В то сентябрьское утро 1941 года она провожала своих школьных подруг - евреек, которые с родителями колонной шли к Бабьему Яру. В районе Львовской площади сопровождавший колонну конвоир-немец спросил у матери: "Юден?" Мать сказала: "Нет, русская". Немец выдернул ее из колонны и пихнул в спину: "Weg! Уходи!"

Отец, мама, бабушка с моего раннего детства рассказывали о войне. Позже, уже работая в прокуратуре, я слышал рассказы о Нюрнбергском процессе от многих его участников. Поэтому тема эта у меня "осколком памяти сидит в груди".

Рабы для высшей расы

- Среди "продвинутой" публики популярна фраза про то, что, если бы победила Германия, пили бы сейчас хорошее немецкое пиво...

- Да не пили бы точно! Планируя "Дранг нах Остен" - натиск на восток, нацисты видели перед собой не суверенные страны и народы, а "жизненное пространство" для "арийцев", поле для тотальных грабежей, выкачивания ресурсов и получения бесплатной рабочей силы. Вот слова Гиммлера: "Как себя чувствуют русские, как себя чувствуют чехи, мне абсолютно все равно. Живут ли другие народы в благоденствии или вымирают с голоду, меня интересует лишь постольку, поскольку мы можем их использовать в качестве рабов для нашей культуры. Умрут ли при строительстве противотанкового рва 10 тысяч русских баб от истощения или нет, меня интересует лишь постольку, поскольку этот ров должен быть построен для Германии..."

По плану "Ост" с территории Польши и оккупированных областей СССР нужно было выселить за Урал до 85 процентов населения. Гиммлер говорил в 1941 году, что задачей похода на восток является уничтожение 30 миллионов человек. Еще в 1939 году Гитлер, рассуждая о будущей победе над СССР, заявлял, что истребление евреев - это только эксперимент по сравнению с масштабами грядущего уничтожения славян. "Что касается смехотворной сотни миллионов славян, то лучших из них мы переделаем на свой лад, а остальных изолируем в их свинарниках. Те из немцев, кто станет говорить о необходимости заботы о местном населении и распространении на него цивилизации, отправятся прямо в концлагерь!" - вещал фюрер.

Рузвельт призывал кастрировать немцев

- Как я понимаю, ведь как раз для того, чтобы окончательно расставить все точки над "i", и был организован Нюрнбергский процесс...

- А знаете, идея международного судебного процесса над главными немецкими военными преступниками утвердилась в антигитлеровской коалиции не сразу.

Еще в 1942 году премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль говорил, что нацистская верхушка должна быть казнена без суда. В марте 1943 года госсекретарь США Хэлл заявил, что предпочел бы "расстрелять и уничтожить физически все нацистское руководство". 10 июля 1944 года американский генерал Дуайт Эйзенхауэр предложил расстреливать представителей вражеского руководства "при попытке к бегству".

Высказывались мысли полностью уничтожить немецкий генеральный штаб, весь личный состав СС, все руководящие звенья нацистской партии (вплоть до низовых). Тогдашний президент США Франклин Рузвельт 19 августа 1944 года заметил: "Мы должны быть по-настоящему жесткими с Германией, и я имею в виду весь германский народ, а не только нацистов. Немцев нужно либо кастрировать, либо обращаться с ними таким образом, чтобы они забыли и думать о возможности появления среди них людей, которые хотели бы вернуть старые времена и снова продолжить то, что они вытворяли в прошлом".

Такая судьба, возможно, ожидала Германию, если бы не твердая позиция Советского Союза. Когда Черчилль убеждал Сталина поставить всех к стенке, тот возразил: "Что бы ни произошло, на это должно быть... соответствующее судебное решение. Иначе люди скажут, что Черчилль, Рузвельт и Сталин просто отомстили своим политическим врагам!"

Адвокат едва не превратился в прокурора

- А в результате кое-кого из тех, кто оказался на скамье подсудимых, даже оправдали!

- Да, обвиняемые имели право защищаться лично или при помощи адвоката.

Они располагали 27 адвокатами (причем многие из них были в прошлом членами нацистской партии), которым помогали 54 ассистента-юриста и 67 секретарей, которым платили неплохие по тем временам деньги. Среди этого персонала были даже родственники подсудимых, например сын Папена и зять Риббентропа.

Количество свидетелей со стороны защиты подсудимых было в два раза больше, чем со стороны обвинения. Вообще на защиту было потрачено в три раза больше времени, чем на обвинение. Один только Геринг, которого называли "наци номер два", выступал на процессе почти два дня.

Большинство адвокатов, конечно, понимали, что 1945 год - это не 1939-й и что зал заседаний Международного трибунала - не гитлеровский рейхстаг. Расскажу один случай. Доктор Тома стоит на трибуне и, обращаясь к суду, предъявляет один за другим документы в защиту Альфреда Розенберга. Его ассистент услужливо подает ему нужные документы. Но вот, кажется, он ослышался, и в руках адвоката оказалась книга Розенберга "Миф XX столетия" (а это была в годы фашизма настольная книга нацистов, где обосновывалось превосходство немцев и объяснялось, что остальные народы имели право только на то, чтобы быть рабами "истинных арийцев"). Адвокат oбнаружил оплошность, побагровел и бросил помощнику: "Болван, зачем вы мне суете это дерьмо?"

Адвокаты нацистских бонз напирали на то, что в мире нет прецедентов уголовной ответственности руководителей государств за развязывание ­войн, нет законов, определяющих такие преступления. Другим дежурным козырем адвокатов было то, что обвиняемые действовали по приказу. Мол, перед ними была дилемма: или выполнить установку свыше, или лишиться жизни в случае неповиновения. Но суд твердо стоял на том, что преступные действия по приказам и распоряжениям свыше наказуемы.

Адвокат Кальтенбруннера Кауфман оказался в сложном положении. Защита шефа карательных органов, погрязших в ужасных преступлениях, дело неблагодарное. К тому же у адвоката, которого опрометчиво выбрал сам обвиняемый, имелся "недостаток" - он был "совестливым человеком". Шеф РСХА (главного управления имперской безопасности) лгал, изворачивался, и это очень не нравилось Кауфману. Однажды он потребовал от Кальтенбруннера четких ответов на вопрос: "Когда вы узнали, что Освенцим является лагерем уничтожения и каково было отношение к нему?"

А вот "финансовый гений рейха" Яльмар Шахт никогда не жаловался на своего адвоката. Защита столь видной фигуры принесла Диксу хорошие дивиденды. Потом он стал одним из самых высокооплачиваемых адвокатов Западной Германии. Вот только Шахта, оправданного судом, спасло не красноречие Дикса, а закулисные маневры его покровителей - крупных деятелей международного бизнеса, желавших вывести финансиста из-под удара. 

ИЗ Досье "КП"

 

Александр Григорьевич ЗВЯГИНЦЕВ

Родился 8 июля 1948 года в Украине. Прошел срочную службу в Советской армии. С 1970 года - на следственной и прокурорской работе в органах прокуратуры.

Автор художественных и документально-исторических книг (часть произведений опубликована под псевдонимом Александр Ольгин). В том числе тетралогии о руководителях прокуратуры Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации "Око государево. XVIII век" (1994), "Тайные советники империи. XIX век" (1995), "Под сенью русского орла. Вторая половина XIX - начало XX века" (1996), "В эпоху потрясений и реформ. 1906 - 1917" (1996), "Российские и советские прокуроры. XX век. 1922 - 1936 гг." (1998), "Приговоренные временем. Российские и советские прокуроры. XX век. 1937 - 1953 гг." (2001).

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях