23 июня
Загрузить еще

3 главные проблемы переселенцев: бюрократия, "кордоны" и странный учет

3 главные проблемы переселенцев: бюрократия,
Фото: То, что проблемы выехавших с неконтролируемых территорий людей до конца не решены, подтверждают акции протеста, проходящие в эти дни в Киеве. Фото: УНИАН

20 июня весь мир отмечал День беженца. И хотя до сих пор в Украине предпочитают обходиться синонимом "переселенец", а еще чаще - "внутренне перемещенное лицо" (ВПЛ), по факту в стране уже 1,7 миллиона тех, кто остался без дома.

"КП" в Украине" назвала три главные проблемы жителей Донбасса и Крыма, которые были вынуждены оставить свои дома.

Блокпосты

Вот уже два года, как на ключевых трассах Донецкой области появились блокпосты, и уже полтора - как около них растягиваются бесконечные караваны машин, а теперь уже и колоссальные пешие очереди.

Времена, когда добраться из Донецка в Мариуполь можно было за полтора часа, дончане теперь вспоминают, словно легенду. Интересно, что с каждым месяцем пробиться через линию разграничения становится все сложнее.

Подобия пунктов пропуска появились в зоне АТО летом 2014 года - первое время военные пропускали всех довольно быстро. Когда наконец-то заработала электронная система пропусков, народ думал вздохнуть с облегчением, но очередное "новшество" помешало - военные запретили ездить через блокпост на автобусах, спровоцировав новый - пешеходный "апокалипсис" на пунктах пропуска. О беззаконии и бесконечных проблемах на блокпостах постоянно говорят волонтеры и международные миссии, но никаких упрощений для мирных жителей так и нет. Как сошло на нет и само обсуждение ситуаций среди чиновников. Мол, и так все нормально.

Запутанный учет

Два года прошли с тех пор, как первые ВПЛ, еще не зная о том, что они "внутренне перемещенные", уехали из своих городов, а единого учета переселенцев до сих пор нет. Более того, чиновники не скрывают: они не знают, сколько точно в стране таких переехавших, и, не стесняясь, каждый месяц выкладывают собственную статистику. Каждый - свою.

Волонтеры уже не удивляются, что у Министерства социальной политики и ГСЧС разница в данных. Если первые в июне насчитали 1 786 486 переселенцев, то вторые почему-то только 1 024 126. Откуда такой разбег больше чем в 700 тысяч, ни волонтеры, ни сами переехавшие понять не могут. Ведь переселенцы проходят стандартные процедуры регистрации и, по логике, должны проходить по одним базам. 

- Это любопытно, но на самом деле совсем не отражает реальную картину, - считает волонтер Ирина Любимова. - На деле мы имеем очень много тех, кто переехал, но не становился на учет. Ведь какой от этого толк? Бонусов от государства нет, не считая помощи в 440 гривен для работающих, за которые еще и придется "пободаться", ощутимых льгот справка переселенца не дает. К тому же она необязательна. Поэтому те, кто нашел тут работу и не нуждается в помощи, попросту не обращались в управление соцзащиты, хотя, по логике, тоже являются переселенцами и должны попадать в статистику. Навести порядок тут возможно, только сделав справку переселенца обязательным документом. Но это не нужно ни государству, ни самим ВПЛ. 

Бумажная волокита

В отличие от тех, кому статус переселенца не нужен, среди переехавших большей части без официальной справки ВПЛ попросту не обойтись. На этой бумажке "завязаны" все соцвыплаты, к которым теперь приравняли пенсии, "детские" пособия и даже госстипендии. Все те, кому положены эти деньги, не первый месяц зарабатывают себе седые волосы скитанием по чиновничьим кабинетам. Получив статус, старики-переселенцы выяснили: этого недостаточно для получения пенсии. За это время пожилые люди пережили десятки часов в очередях, хамское отношение работников соцслужб и пенфондов, бесконечные обвинения и даже лишение выплат. 

С бюрократическими препонами, которые мешают переселенцам получать положенные законом выплаты, многие месяцы борются волонтеры. Они добились принятия закона о переселенцах, отмены обязательного штампа миграционной службы и многих других важных изменений. Но на смену им приходили новые, порой абсурдные, постановления. Теперь переселенцев ждут бесконечные проверки. 

Помощниками в выявлении лжеполучателей соцпомощи должна была стать верификация Минфина, но на деле переселенцам она никак не помогла. С пенсиями - совсем другая история, они должны сохраняться за человеком, где бы он ни был, если он не лишен гражданства. Но государство об этом забыло. 

КСТАТИ

Каждую минуту дома лишаются 24 человека

Почти два миллиона украинских переселенцев - капля в море огромного числа тех, кто вынужден скитаться по миру. В ООН уже бьют тревогу - с прошлого года число беженцев выросло почти на 5 миллионов. В июне 2016-го Управление верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев насчитало больше 65,3 миллиона скитальцев. 

- Это равно численности всего населения Великобритании или Франции, - сказал в Женеве верховный комиссар ООН по делам беженцев Филиппо Гранди. - Каждую минуту беженцами или внутренними переселенцами становятся 24 человека. Около половины из них - дети.

По подсчетам ООН, уже сейчас каждый 113-й житель планеты - официально зарегистрированный человек без дома. Две трети людей, вынужденных оставить свои родные города, становятся внутренними переселенцами. Из тех же, кто выехал за границу, многие подали заявления на убежище в Германии - 441 900 обращений, 172 700 заявлений - в США, 156 000 - в Швеции, 152 000 - в России.

Самой большой принимающей страной до сих пор остается Турция - там живут 2,5 миллиона беженцев. 

КОММЕНТАРИЙ ВОЛОНТЕРА

Фото: facebook.com/e.menendes

Волонтер организации "Ответственные граждане" Энрике МЕНЕНДЕС: "Наша ситуация не имеет аналогов в мире"

- На мой взгляд, главная проблема переселенцев - это глобальная неуверенность в будущем. Особенно она актуальна для тех людей, которые планируют возвращаться домой. Для тех же, кто адаптировался на новом месте, главным камнем преткновения стало отсутствие государственной стратегии по отношению к ВПЛ. Мы наблюдаем какое-то броуновское движение чиновников в отделениях соцзащиты, каждый день слышим безумные заявления политиков о "мертвых" душах, об отрядах, которые будут ходить по домам и проверять, живут ли там переселенцы… Все это совсем не похоже на заботу о людях, которые попали в тяжелую ситуацию.

Я убежден, что рано или поздно миллионы переселенцев, которых сейчас старательно пытаются не замечать, станут очень значимой силой. И если власть не начнет выстраивать грамотную стратегию поведения с ВПЛ уже сейчас, то эту силу они могут не удержать. 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Европа не Руанда 

Ученые уверяют, что беженцы способны поднять уровень экономики. Мол, помощь, которую государство им выделяет, вернется сторицей. Во время исследования ученых Корнелльского университета в Руанде оказалось, что прибытие каждого нового беженца (которому в год платили около 120 долларов США) поднимает реальные доходы местного населения на 60-90% (на 200-250 долларов).

"Выводы основаны на исследовании воздействия трех лагерей конголезских беженцев в Руанде на местную экономику, - пишет журнал Proceedings of the National Academy of Sciences. - В двух лагерях они получали помощь наличными деньгами, в третьем - едой. Каждый беженец из лагерей, где платили наличными, повышал объем торговли этой провинции с другими областями Руанды, при этом влияние на экономику третьего лагеря, где помощь беженцам выдавалась едой, оказалось значительно слабее. 89 процентов беженцев продавали выданные им продукты на местном рынке".

Теперь ученые уверены: приехавшие могут поддержать экономику принимающих стран. Впрочем, в европейских государствах в этом совсем не уверены. Ведь Европа не Руанда.

Новости по теме: переселенцы с востока