Терминатор против донецких коммунальщиков – слабак!

"Терминатор против донецких коммунальщиков – слабак!"

Комментарии: 2
Фото: личный архив.

Воображение рисовало картинку: люди в униформе носятся по Донецку, что-то выкрикивая в рацию, от одной пылающей трубы к другой, без перерывов на обед и сон. Когда все-таки удалось попасть в горгаз, глазам своим не поверила: там все с точностью до наоборот - никакой суеты, при этом все "вертится", аварии устраняются… Вот уж точно подметил один мой знакомый: "Терминатор против донецких коммунальщиков – слабак".

- Работа газовщиков должна быть незаметна, - улыбается в ответ на мое удивление Сергей Смоляк, специалист по связям с общественностью и прессой в ПАО "Донецкгоргаз". - Просто люди должны быть с газом и все.

Смоляк Сергей - специалист по связям с общественностью и СМИ. Фото: личный архив.

- Сейчас, в военное время, работать приходится в экстремальном режиме, не так ли?

- Конечно. Основные силы и ресурсы брошены на ремонтно-восстановительные работы. На 10 декабря зафиксировано 1356 повреждений на участках газопроводов. С начала ведения боевых действий в Донецке отключалось от газоснабжения 41 455 абонентов, а восстанавливали подачу газа 39 304 потребителям.

- Как быстро удается выявить аварию?

- Практически сразу. Газорегуляторные пункты снабжены датчиками давления, которые круглосуточно находятся под наблюдением диспетчеров.  Как только давление в газопроводе понижается – поступает сигнал на пульт. Мы сразу же принимаем меры.

В горгазе никакой суеты, при этом все "вертится", аварии устраняются… Фото: личный архив.

- А бывает так, что сразу невозможно устранить аварию?

- Бывает. Летом после прямого попадания снаряда в здание газораспределительного пункта (ГРП) произошло возгорание. Факел огня высотой около 7 метров не позволял газовщикам приблизиться и закрыть задвижку. Вызвали МЧС и совместно  локализовали аварию. А бывает так, что к  месту аварии военизированные формирования не пропускают - из-за боевых действий. Или такой случай: приезжаем на ГРП, расположенный в поле, а там на дороге таблички "Осторожно! Мины!". Вызываем саперов. Проверяют – мин нет. Оказалось, это владельцы элитного особняка, расположенного неподалеку, таблички поставили, чтобы мимо их владений никто не ходил.

- В опасных районах бываете?

- Постоянно. Недавно наш автомобиль подорвался на противотанковой мине в Петровском районе. Бригада из пятерых  чудом остались живы, но получили ранения.

- Какой вызов запомнился больше всего?

- В начале лета главный инженер впервые взял меня на выезд – на ремонт газопровода высокого давления, который проходит аккурат мимо аэропорта, в конце взлётно-посадочной полосы.  Вроде бы договорились, что ремонтную бригаду пропустят, к тому же нас заверили, что в этот период не планируется боевых действий. Ремонтируем, как вдруг – бах! Бабах! Еле унесли ноги. Еще шахта "Октябрьская" запомнилась. Там зона отчуждения сейчас. Двери распахнуты, стекла выбиты. Ходишь по кабинетам как сталкер. Я на одном столе чей-то открытый ежедневник нашел. Там последняя запись от 20 июня о семье из поселка Красный пахарь, в чей дом "Град" попадал 4 раза! Представляете?

Люди в униформе носятся по Донецку, что-то выкрикивая в рацию, от одной пылающей трубы к другой, без перерывов на обед и сон. Фото: личный архив.

- На первом этаже видела очередь. Неужели все хотят заплатить за газ?

- Это ещё одна беда. Закрыты отделения банков, и люди едут сюда с квитанциями, а ведь с наличкой итак туго! Финансовая дисциплина дончан меня поражает.

- Ну еще бы! Вы же, наверное, должников отключаете?

- Нет, на время войны мы никого не отключаем.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях