Полиглот Агафангел Крымский умер в тюрьме от истощения

Полиглот Агафангел Крымский умер в тюрьме от истощения

Агафангел Крымский умер в тюремной больнице.

Агафангел (Агатангел)  Крымский родился в 1871 году в городе  Владимир-Волынский Волынской губернии.  Его отец, Ефим Степанович,  происходил из крымских татар. Он бежал в Украину из Крымского ханства во время гонений. Мама - Аделаида Матвеевна - была родом из литовских поляков.

Мальчик проявлял незаурядные способности с малых лет: в три с половиной года он уже умел читать, а в пять – пошел в Звенигородскую школу. В девять лет Агатангел поступил в Острожскую гимназию, где увлекся изучением польского, французского, а затем английского и немецкого языков.

В 13 лет Агафангел перевелся из Острога в Киев, а в 14 -  поступил в киевскую Коллегию Павла Галагана, по окончанию которого получил аттестат о среднем образовании (в 18 лет).  Высшее образование Агафангел получил в Лазаревском институте восточных языков в Москве, по окончании которого (в 21 год) получил диплом с отличием.

Отличник-изгой

Во время учебы Крымскому пришлось пережить немало неприятных моментов.  Так, в Киевской коллегии Галагана, где большинство учащихся были из семей богачей и аристократов, способного подростка многие воспринимали как "выскочку".  Пережитые моральные испытания  были хоть и не трагическими, но  способствовали утверждению выразительных мировоззренческих убеждений Крымского.

- Само мое происхождение должно было меня сделать демократом — заявил Крымский через несколько лет по окончании учебы.

Кстати, впоследствии на этой почве выросла  серьезная увлеченность историка социалистическими идеями, а еще позже - доктринами национализма.

Марка Украины, посвященная Крымскому. 

Полиглот

Агафангел обожал изучать языки. В 18 лет он владел уже десятью языками, в 21 -  свободно разговаривал на пятнадцати восточных и европейских языках.  К концу жизни он умел говорить, по разным данным, на 60-100 языках. По данным историков, когда Крымского спрашивали, сколько же языков он знает, он обычно отвечал: "Легче будет сказать, какие языки я не знаю".

При этом историк своим родным языком считал украинский, любовь к которому ему привили Павел Житецкий и Михаил Драгоманов еще в коллегии Павла Галагана.

- Он принципиально считал, что необходимо общаться на украинском языке. Во времена Российской империи это было неприемлемо. Но Агатангел все равно говорил на украинском и французском, чем, наверное, дразнил свое окружение, - написала в одной из своих работ исследователь Мирослава Тарахан.

Крымский выбрал украинский язык не только для своего общения, но и  для научного и творческого труда. Так, его сборник поэзий "Пальмове гілля" содержит оригинальные стихотворения исследователя и его собственные переводы арабских поэзий на украинский язык. По мнению исследователей, сборник Крымского является уникальным памятником литературы.

Крымский и Леся Украинка

С поэтессой историк познакомился, еще будучи подростком – в 16-17 лет. Однако дружить они начали с  1895-го: после смерти Драгоманова Агафангел  подготовил некролог и письмо скорби, которые были опубликованы в СМИ.  Выраженные соболезнования настолько растрогали семью покойного, что Леся Украинка в письменном виде обратилась к автору со словами благодарности. 

С тех пор Крымского и Украинку соединила крепкая дружба, ставшая украшением их жизни. Их объединяло многое. Так, например, несмотря на любовь к украинскому языку, у обоих предки не имели "чисто украинского происхождения": род Ларисы Косач шел из балканских и греческих корней, а в  жилах Крымского преобладала татарская и польская кровь.

Они общались до последних дней поэтессы.  После смерти Леси Украинки литературная карьера постепенно прекратилась: Крымский потерял свою литературную среду.    

 Наследие

Уже в 1910 году об ученом-ориенталисте как о "высокоталантливом поэте" и "очень оригинальном повествователе" писал  Иван Франко. Агафангел был постоянным автором, а затем руководителем Восточного отдела энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона - в словаре насчитывается триста его статей. Кроме того, он писал статьи для  "Энциклопедического словаря" Гранатов.

В течение 1900-1918 годов ученый исполнял обязанности непременного секретаря Восточной комиссии московского Археологического общества, был редактором периодического издания "Восточные древности", серии "Труды по востоковедению", переводил на русский язык различные памятники восточной литературы. А с 1918 года он работал секретарем Украинской Академии наук, основанной гетманом Павлом Скоропадским. 

Много времени Крымский посвятил переводам, которые печатались в альманахах, календарях, журналах.  

Агафангел Крымский был полиглотом. Фото: Википедия.

Опала

В марте 1927 года на должность наркома образования Украины был назначен  Николай Скрипник, который осуществлял политику "украинизации". Между наркомом и историком разгорелся конфликт:  Скрипник стремился приблизить правописание к галицкой традиции, а Крымский считал это отрывом от живого языка.

"Конфликт правописания" стал основанием для обвинений Крымского в буржуазном национализме.  Агафангел потерял должность, статус, заработную плату. Он был вынужден переехать в Звенигородку. Его труды перестали печатать.

Перелом в карьере Крымского произошел лишь в 1938 году: его пригласили  в Институт языкознания руководить аспирантурой.  А в 1940 году  Агафангела наградили  орденом Красного Знамени. Его семидесятилетие - осенью 1941 года - отмечали на государственном уровне.

Арест и гибель

Агафангел находился в  Звенигородке до 1941 года. С началом военных действий в городе  появились агенты НКВД, которые предложили ему выехать якобы в Саратов, куда уже эвакуировали Академию.

На самом деле ученый был арестован.  Ему инкриминировали многолетнюю антисоветскую деятельность, связи с Петлюрой  и  Винниченко.

В сентябре 1941 года Крымского объявили, после допросов в Харькове, идеологом украинских националистов и обвинили в антисоветской деятельности. 16 сентября ему зачитали постановление и перевезли в Казахстан.

25 января 1942 года Афагангел умер  от истощения и многочисленных болезней в Кустанае в тюремной больнице №7 НКВД.  Через 15 лет, в мае 1957 года, дело ученого было пересмотрено и обвинение снято.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях