На свою последнюю рыбалку Остап Вишня шел со словами:  Если помирать, так с песней

На свою последнюю рыбалку Остап Вишня шел со словами: "Если помирать, так с песней"

Спаниель Думка, с которым писатель ходил на охоту, после смерти хозяина затосковал и умер.

В селе Крынки Херсонской области в живописном уголке междуречья до сих пор стоит домик, в котором останавливался классик, приезжая на отдых. После смерти писателя селяне сделали из мазанки музей. Домик был хоть и скромным, но ухоженным и опрятным. А нынче усадьба Вишни отпугивает удручающим видом. Благо музей уже забрали у нерадивых частников и передали в госсобственность. Сейчас ищут спонсоров. Так что скоро он преобразится и в восстановленном музее снова можно будет услышать удивительные истории о писателе.

Целовал рыбу и отпускал

Старожилы рассказывают: Остап Вишня (настоящее имя Павел Губенко) наведывался в их края дважды в середине 1950-х годов. Места между Херсоном и Новой Каховкой он прославил в своих "Мисливських усмiшках", списывая героев со здешних жителей. Сатирик по нескольку месяцев жил на базе отдыха, куда приезжали рыбаки со всего СССР. Облюбовав приднепровские плавни, Вишня любил говаривать: "Кто в Крым, а я - в Крынки". Он останавливался в одной и той же скромной мазанке, а селяне каждый вечер наблюдали, как Вишня выходил любоваться звездами.

- Когда приехал Павел Михайлович, мы нашли для него лодку, в провожатые снарядили опытного рыбака Юрия, вручили ружье и отправили в плавни, - вспоминает бывший директор базы охотников и рыболовов Николай Помазнюк. - Дичи там - хоть пруд пруди, а он возвращается ни с чем и с виноватой улыбкой говорит: "Как же их убивать, этих уток, когда они такие красивые? Пусть еще полетают".

Рыбаки часто видели, как Вишня сидит на мостике, свесив ноги в Раков лиман, и что-то записывает в тетрадку, и окрестили его "охотничьим писателем". Жена Варвара Алексеевна каждый раз провожала его до пристани, поднося плащ и кожух. Когда он приносил карпов и сомов, жарила рыбу своему Павлуше, как она ласково его называла.  

- Чудной был: если щука попадалась крупная, он убивал ее и бросал в лодку, а маленькую рыбешку целовал и отпускал, - говорят местные жители. 

Накинув шляпу с широкими полями, Павел Михайлович гулял среди камышовых грив, удил рыбу. Вишня был молчаливым, а когда выпьет из казацкого рога, начинал сыпать шутками.

- С виду простой дядька - высокий, худощавый, лысый, ходил сгорбившись, а улыбка у него такая добродушная, - говорит директор Цюрупинского краеведческого музея Светлана Хриненко. - Этого открытого и душевного человека я помню до сих пор, хотя когда он к нам приезжал, мне было всего семь лет. Он тогда все разглядывал нас с сестрой-двойняшкой Людой, так ему было чудно, что мы похожи.

На похоронах плакала собака Думка 

В последний раз юморист приезжал в Херсонскую область летом 1956 года с семьей и друзьями на своей "Победе". Тогда он уже серьезно болел, и, зная об этом, на юге его поспешили навестить корифеи украинской литературы Владимир Сосюра и Максим Рыльский. Проведывал его и завкафедрой Киевского института глазных болезней Павел Плитас, а когда тот собирался порыбачить на рассвете, всячески отговаривал. Но сатирик лишь отмахнулся: мол, все равно где лежать - в постели или в лодке.

- Эх, профессор, ну чего вы пристали до меня! Если помирать, так помирать с песней! - отшучивался Остап Вишня. 

Несмотря на то что писателю нездоровилось, он съездил на рыбалку, потом встретился с рабочими сов­хоза, учителями и школьниками, а ближе к обеду стало плохо с сердцем. Через пару часов на сельский футбольный стадион приземлился вертолет, писателя увезли в Киев. А осенью его не стало.

- Когда его хоронили на Байковом кладбище, собака Думка, которую Вишня брал с собой на охоту, обливалась слезами и шла впереди траурной процессии, - рассказала его приемная дочь Мария. - Собачка перестала есть и вскоре умерла. 

Музей в Крынках лет 20 не ремонтировали, и он пришел в полное запустение. Фото Соцсети 
Фото Соцсети 

Фотографии уцелели, а удочки исчезли

После кончины классика по инициативе селян турбазу назвали его именем, а домик, в котором он жил, превратили в музей. Все здесь было как и при жизни писателя: небольшой столик у кровати, тумбочка, плащ у входной двери, фотографии в рамках, письма и рукописи с правками.  За поместьем заботливо ухаживали, а земснаряд чистил русло реки и лимана. В 90-е годы, когда распадались совхозы, турбазу выкупили частники. 

- В свое время гособъект незаконно передали в частные руки, - отметил начальник пресс-службы Херсонской облпрокуратуры Федор Самойленко. - Только в октябре нынешнего года правозащитникам удалось вернуть усадьбу Вишни в собственность Фонда госимущества.

Бюст, стоявший во дворе Дома отдыха, перенесли на лодочную станцию, а экспонаты  хранятся в Цюрупинском краеведческом музее. Чтобы спасти, их вывезли, когда мазанка пришла в запустение. Пару раз в году там устраивают дни чтений произведений Вишни, но выставка съемная: в маленькой хатынке, где ютятся музейные работники, сложно найти свободный уголок под экспозицию. Причем в музей передали только тексты и фотографии, а мебель, удочки и плащ писателя исчезли. 

- Владельцы не ремонтировали домик лет двадцать, а нас туда не допускали, - сетует  председатель сельсовета Крынок Александр Гурин. - Чтобы перекрыть крышу, хватило бы с десяток связок камыша, а теперь мазанку надо полностью отстраивать - там же одни голые стены остались. 

В сельсовете обещают найти спонсоров, чтобы восстановить музей Остапа Вишни. А если отремонтировать его не удастся, все добро, оставшееся от писателя, перевезут в любой другой домик. Но музей будет - это точно. 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях