Противогаз, камуфляж и гидросамолет изобрели украинцы

"Комсомолка" решила вспомнить наших ученых, которые были вынуждены жить и работать за границей, там получили патенты на свои изобретения и неоправданно забыты земляками. 

"Пятна-амебы" для танков. Франция

"Пятнистые" картины Владимира Баранова-Россине вдохновили его на создание динамического камуфляжа.

Первое теоретическое обоснование идеи камуфляжа предложил в 1901 году американский биолог Эббот Тэйер, доказавший, что у птиц и животных окрас функционален и позволяет лучше слиться с местностью. А дальше в бой вступают наши.

Художник Владимир Баранов-Россине родился на Херсонщине (село Большая Лепатиха, 1888 год). После Одесской и Петербургской академий художеств уехал в Париж. Картины этого авангардиста весьма интересны - пятнистые, можно сказать. Не удивительно, что в 1913 году Баранов изобрел динамический камуфляж - "вытянутые гибкие извилистые пятна". Ведь солдат не сидит неподвижно, он находится в движении. А если объект покрыт переливающимися солнечными пятнами, дрожащими тенями - идеально может замаскироваться.

Художник предложил эту идею сначала в России, потом во Франции - никто не заинтересовался. А в 1915 году немцы впервые расписали "пятнами-амебами" свои танки. Украинец же больше к камуфляжу не возвращался, идею на него запатентовал французский коллега кубист Жорж Брак.

Сам Баранов-Россине в 1941-м, отказавшись покинуть оккупированный Париж, попал в плен и погиб в Освенциме. 

Радарные установки. США

Имя Эдвард Леонард Гинцтон украинцам практически неизвестно. Даже в интернете о нем очень мало написано, фотографий нет. Оно и понятно. Ведь в Днепропетровске Эдвард прожил первые 13 лет жизни, а в 1929 году с родителями эмигрировал в США. Там же получил степень доктора наук.

Будучи ассистентом Стэнфордского университета, Эдвард Гинцтон увлекся исследованием микроволн и сконструировал предшественник радара. В начале войны ученый со своим изобретением прибыл в Нью-Йорк, где получил работу. Разработанные при его участии радарные установки сыграли большую роль в создании системы противовоздушной обороны США. Позже изобретение Гинцтона использовали в системах космической связи и управления самолетами, артиллерийских системах, телефонной и телевизионной отраслях.

В Национально технической академии его имя увековечили в Зале Славы (в области техники) в Вашингтоне как автора множества научных работ в области электроники и микроволн, автора и соавтора более 50 патентов. 

Угольная маска против хлора. Москва 

Поглотитель Зелинского из активированного угля стал основой самого популярного в мире противогаза.

Первые изобретатели средств защиты предлагали маски, защищающие только от одного вида отравляющего вещества. Например, британец создал маску против хлора. Наш соотечественник Николай Зелинский (тоже родом с Херсонщины) предложил идею более универсального поглотителя из древесного угля.

В июне 1915 года Зелинский провел испытания на себе. В одно из изолированных помещений центральной лаборатории Министерства финансов в Петрограде напустили два газа - хлор и фосген. Ученый, завернув в носовой платок около 50 граммов размельченного на мелкие кусочки активированного березового угля, плотно прижав платок ко рту и закрыв при этом глаза, смог пробыть в отравленной атмосфере несколько минут.

Осенью того же года инженер Куммант разработал резиновый шлем с очками, позволявший защищать органы дыхания и большую часть головы.

Идеи двух ученых решили соединить, и в феврале 1916 года противогаз Зелинского-Кумманта уже был на вооружении русской армии (изготовили 11 миллионов штук). Также использовался он странами Антанты. Недостатки были, конечно. Перед применением его нужно было продувать от угольной пыли. Коробка с углем, прикрепленная к маске, ограничивала движение головы. Но поглотитель Зелинского из активированного угля стал самым популярным в мире. 

Летающие лодки для войны. Питер

Морские самолеты вывели Дмитрия Григоровича в первый ряд мировых авиаконструкторов. 

Еще в годы обучения в Киевском политехническом институте Дмитрий Григорович увлекся идеей создания гидросамолета и даже начал делать чертежи. Но Киев, где в начале прошлого века бурно развивалась только сухопутная авиация, не мог быть местом воплощения мечты. Поэтому в 1911 году Григорович уехал в Санкт-Петербург с одним уже своим самолетом. Осуществляя несколько удачных полетов на комендантском аэродроме, познакомился с известным любителем авиации Сергеем Щетининым. Основатель первого в Российской империи авиастроительного завода пригласил молодого инженера на должность управляющего и технического директора завода.

Киевлянин предложил создавать новые конструкции самолетов, которые на то время были крайне необходимы военной промышленности. Успешному воплощению этого намерения помог и случай, который полностью изменил профиль деятельности предприятия, а Дмитрия Григоровича вывел в первый ряд российских и мировых авиаконструкторов.

Однажды к руководству завода обратился заведующий морской авиацией Балтийского флота капитан Дмитрий Александров с просьбой отремонтировать поврежденный военный гидросамолет "Донне-Левек". Григорович не только починил аппарат, но и предложил его улучшить - установить самолет не на поплавок, необходимый для взлета и посадки на воду, а сконструировать "летающую лодку", которая могла бы одновременно играть роль фюзеляжа и посадочных элементов сухопутного самолета.

Конструкция М-1 ("Морской-первый") превзошла все ожидания специалистов. Корпус самолета был на метр короче, чем у французов, а профиль крыла обеспечивал значительно лучшие аэродинамические характеристики.

Машина впервые поднялась в воздух 1 июня 1914 года - за два месяца до начала Первой мировой войны.

М-2, М-5, М-9… Пятый морской самолет, например, сразу после летных испытаний был взят на вооружение Балтийским и Черноморским флотами. А разведчик-бомбардировщик М-9 Григоровича начали применять даже в условиях шторма. Позже М-9 вооружили пулеметом, автоматической пушкой и четырьмя пудовыми бомбами, и летающая лодка стала ведущим морским транспортным самолетом на флотах Первой мировой войны. Несколько образцов М-9 приобрели США, а Великобритания купила его чертежи и техническую документацию.

Дмитрия Григоровича не раз приглашали за границу. Но он отказался - жил в Одессе, Киеве, Таганроге и несколько лет просидел в тюрьме. На 56-м году жизни умер от рака крови. Итогом жизни Григоровича стали 80 типов спроектированных самолетов, из которых почти четыре десятка строились серийно. 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях