2 декабря
Загрузить еще

Медики не могут объяснить воскрешение ребенка

Медики не могут объяснить воскрешение ребенка
Фото: Олеся попросила встретить ее на вокзале в Днепропетровске с шариками. Родные с радостью выполнили просьбу малышки. Фото: личный архив семьи Оданец.
"У меня нет сомнений в квалификации врачей"
 
На трехлетней Олесе Оданец из Днепропетровска врачи скорой помощи полтора месяца назад поставили крест. Девочка упала в бассейн, отец достал из воды уже бездыханное тело дочери. Приехавшая бригада скорой помощи, проверив пульс, сказала, что ничем помочь нельзя. Потом медики все-таки предприняли попытку откачать ребенка. Но спустя несколько минут опять развели руками и накрыли тело простыней. Смерть подтвердила и вторая бригада скорой, которая приехала спустя несколько минут. Однако после ее отъезда обезумевший от горя отец продолжал откачивать дочку, и в итоге ее сердце забилось.
 
В больнице, куда отвезли Олесю, девочка вышла из глубокой комы и постепенно пошла на поправку. Сейчас она проходит реабилитацию в московской клинике. И хоть ее состояние все еще остается тяжелым, врачи дают шансы на полное восстановление. 
 
Пока супруги Оданец полтора месяца боролись за жизнь дочки, и в больнице скорой помощи (в подчинении которой находятся фельдшеры, выезжавшие на вызов), и в облздраве просто отмалчивались. 
 
Комментарий от медиков "Комсомолке" удалось получить только сейчас, когда в больнице скорой помощи сменилось руководство.
 
- У меня нет сомнений в квалификации врачей, которые выезжали на вызов к Олесе Оданец, - заверил "Комсомолку" исполняющий обязанности главврача Днепропетровской станции скорой помощи Сергей Ляшенко. - Один из них всю жизнь проработал на скорой, ему пару месяцев осталось до пенсии, у другого - вторая категория, он тоже очень долго у нас работает. 
 
Чудо или нет?
 
Пообщаться с самими фельд­шерами, увы, не удалось - оба на больничном. От работы их пока не отстранили, но отправили на переаттестацию.  Будут они работать дальше или нет - решит специальная комиссия. 
 
- В ходе внутреннего расследования мы все-таки нашли вину наших сотрудников. Исходя из того что девочка все-таки начала дышать, мы сделали вывод, что реанимационные мероприятия проводились правильно, но не достаточное время. Согласно нормам, утвержденным МОЗ, ее нужно было проводить сорок минут до констатации биологической смерти. Наши медики констатировали смерть по внешним признакам раньше, через 10 минут, поэтому и прекратили реанимацию, - объяснил нам Сергей Георгиевич. 
 
В то же время папа Олеси Руслан заверяет, что фельд­шеры даже десяти минут не уделили спасению дочери - только несколько раз нажали на грудную клетку. 
 
- Мы не можем найти медицинского объяснения тому, что девочка начала дышать после констатации смерти, - говорит Сергей Ляшенко. 
 
При этом компетентные врачи-реаниматологи, напротив, не видят ничего мистического в том, что девочка ожила. 
 
- Если у человека произошла остановка кровообращения и дыхания, нужно немедленно начинать реанимационные мероприятия. Если нет оснащения, нужно проводить искусственное дыхание и непрямой массаж сердца. Поэтому в том, что отец спас ребенка, нет ничего необычного, - поделился своим мнением с "Комсомолкой" реаниматолог Игорь Еременко.
 
Дорога домой
 
На днях московские врачи решили сделать перерыв в лечении девочки и разрешили забрать ее домой. В Днепропетровск Олеся вместе с мамой и бабушкой добирались поездом, поскольку перелеты нежелательны из-за перепадов давления. Дорога была долгой, однако девочка выдержала ее стойко.
 
Дома малышку встречали папа, дедушка и пятилетний брат Радик, который, несмотря на очень раннее прибытие поезда, строго-настрого приказал папе разбудить его пораньше и взять с собой на вокзал. 
 
- Встречали Олесю со связкой гелиевых шариков - она нас сама попросила купить их, - смеется Руслан. - Все время, пока доченька дома, она не отпускает меня ни на шаг от себя. А когда я прихожу с работы, сразу принимается меня крепко-крепко обнимать за шею. 
 
Сейчас девочка уже двигает обеими ручками, стала увереннее разговаривать, а в среду впервые начала самостоятельно стоять. Зрение пока к ней не вернулось. Но позитивная динамика есть: периодически Олеся видит с близкого расстояния. 
Мама Настя провела с дочуркой в московской больнице целый месяц. Фото: личный архив семьи Оданец.
 
От желающих помочь нет отбоя
 
Первый материал об Олесе вышел в "Комсомолке" еще неделю назад, однако телефоны Руслана до сих пор обрывают люди, желающие помочь.
 
- У меня в день по 100-130 непринятых вызовов, я просто физически не успеваю всем отвечать, хоть и стараюсь, да и телефон временами из-за перегрузки просто зависает, - признается Руслан. 
 
На счет Олеси перечисляют разные суммы - от двух гривен до нескольких тысяч. Один мужчина, по словам Руслана, пожертвовал 30 тысяч гривен. Благодаря собранным деньгам первый курс лечения Олеси уже полностью оплатили, а с такой активной поддержкой, уверены супруги Оданец, им удастся собрать деньги и на второй. 
 
Важно!
 
Если у вас есть возможность помочь родителям девочки - телефон папы + 38 (093) 493-79-29.
 
Для Украины: 
 
Приватбанк карта на имя Оданец Руслан Николаевич (отец) 4627 0550 0902 3523
 
Для России и Республики Беларусь: 
 
Сбербанк РФ карта на имя Попов Анатолий Анатольевич (дядя) 4276 8380 3819 3464
 
Официально
 
Врачам скорой могут дать пять лет тюрьмы
 
В прокуратуре Днепропетровской области заявляют, что в отношении врачей скорой возбуждено уголовное производство по статье "Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником". По этой статье обвиняемому грозит ограничение свободы на срок до 5 лет либо лишение свободы на срок до 3 лет и запрет занимать определенные должности. Сейчас проводится следствие.  
Новости по теме: Олеся Оданец