Евгения СУПРЫЧЕВА. (26 апреля 2013)
Жизнь на ЧАЭС по расписанию: завтрак - обед - ужин. И Ленин - такой молодой

Жизнь на ЧАЭС по расписанию: завтрак - обед - ужин. И Ленин - такой молодой

Комментарии: 15
Полностью от плутония зона очистится только через 24 тысячи лет. Фото: Максим Люков.

Раз в две недели все жители… исчезают

Въезд в 30-километровую зону только по пропускам. Зовут проводника - без него не пускают. Это наш соглядатай. 
 
 - Радиация ложится пятнами, - поясняет "следопыт" ЧАЭС Сергей Чернов, что едет с нами. - Я знаю все дороги. А вы сойдете с пути праведного - и получите годовую дозу. Оно вам надо? 
 
 Да, не особо. И выходить из машины не тянет. Едем в Чернобыль. Вдоль обочин брошенные дома - это выселенные деревни. Затерянный мир. Ни людей, ни животных. Подозрительно тихо. При въезде в сам город Чернобыль уже не тихо, но при этом все еще подозрительно. У домов припаркованы иномарки. Народ спешит по делам. То и дело хлопают двери подъездов.
 
- Вернулись местные жители? - интересуемся у проводника.
 
- Кто ж им разрешит? - пожимает плечами Сергей Чернов. - Этот  город заселен вахтовиками. Они изучают воду, рубят лес.
 
Но Чернобыль не похож на рабочий поселок. Никаких бараков. Благо строений хватает, а пустующих квартир еще больше. Выдают ключи - и занимай любую.
 
- Там - как было в 80-х. Та же посуда, серванты, шкафы, - говорит местный вахтовик Александр. - Есть горячая вода, Интернет. А если станет скучно - пойду в тренажерку.
 
Да, есть и такая. В Чернобыле налицо все признаки мирной жизни: салоны красоты, прокуратура, местный суд, больница. Но, так сказать, в "урезанном пакете": нет бутиков и баров. В любом случае на первый взгляд - обычный город. Но есть одна странность - раз в две недели все жители в составе 4 тысяч человек… исчезают. 
 
- За ночь меняется вахта, - поясняет один из рабочих Валентин. - Один раз я немного выпил и "забыл" уехать. Просыпаюсь - целый город незнакомцев. И тебя никто не знает. 
 
- С одной стороны - тоскливо, но с другой - это просто мечта. Особенно, если ты вчера "исполнял" на вечеринках, - подключился к разговору местный работяга Александр. 
Атомщики из Славутича каждый день ездят на работу на спецэлектричке. Обязательный набор: пропуск плюс дозиметр. Фото: Артем Слипачук.
Атомщики из Славутича каждый день ездят на работу на спецэлектричке. Обязательный набор: пропуск плюс дозиметр. Фото: Артем Слипачук. 
 
Особо  "исполнять" в Чернобыле негде. Разве что в магазине при покупке очередной "добавки". К слову, о магазинах. Ассортимент там спе­ци­фический. Из еды - только консервы. Но зато можно купить дополнительные талоны на еду. Из-под полы. Всего за три гривны. В принципе всем вахтовикам эти талоны дают бесплатно из расчета завтрак - обед - ужин. Питаются в столовой. 
 
- Но у старожилов от тех помоев изжога, потому сидим на сухом пайке, - говорит "местный житель" Александр. - А талоны сбываем через магазины новичкам-обжорам.  
 
Ехали как на золотой прииск
 
Сбывают те, кто оборотистей, а добрые люди отдают за спасибо. И, как правило, самоселам. Например, бабке Луизе - мы ее повстречали в столовой. В трехлитровую банку старушка запихивает все, чем поделились работяги. На пару дней хватит.
 
- Жалко ее, - говорят вахтовики. - Живет в соседней деревне. В Чернобыль ходит за провизией пешком. 
 
Пенсию старушке не платят. Но знающие люди говорят - "сама виновата".
 
- Для того чтобы оформить документы, надо было вы­ехать из зоны в соседний город, - говорит наш гид Сергей Чернов. - Но она так боялась, что не пустят обратно, что отказалась ехать. Теперь сидит без пенсии. Остальные получают. 
 
- А сколько остальных?
 
- Всего 186 человек. Разбросаны по деревням. Так, в деревне бабки Луизы всего два человека, в соседней - один. Раз в месяц к ним ездит почтальон с пенсией, автолавка. 
 
Невеселое житье, но так решили сами.  Другое дело - что тут держит вахтовиков? Зарплаты относительно небольшие: 3-4 тысячи гривен в месяц. Здоровье стоит дороже. Радиация-то никуда не делась. У каждого трудяги в кармане накопитель. Этот маленький приборчик вычисляет, какую товарищ хватанул дозу и не выбрал ли годовую норму.
 
- Бывает, что исчерпал буквально за месяц, - говорят обитатели зоны. - В таком случае с тобой досрочно разрывают контракт, без компенсаций. Скажут, что сам виноват. Мол, наелся чернобыльских грибов - получил "внутреннее" облучение. Свободен. 
 
- И часто такое? 
 
- Редко. Умные люди знают: послали на "грязный" участок, вынь из кармана накопитель.
 
- И зачем рисковать, ведь платят не так много…
 
- Зато без обмана!  Так что это наш островок стабильности. Жалко только - новичкам не пробиться.
 
 Это правда. Официального набора в зону нет. Информация о вакансии передается по "своим каналам". И не попадает в уши случайным людям. Если раньше в зону гнали чуть ли не силой, то теперь попасть сюда - уже подвиг. И если уж попал - не уходят. Странно, но так было всегда. Девяносто процентов вахтовиков - это бывшие ликвидаторы. Они тут застряли с 80-х. 
 
- Одни приехали, потому что "надо", другие как на золотой прииск, - говорит один из старожилов Владимир. - Лично я хотел заработать. Тогда  давали премии в 800 рублей. Я раз получил. Еще раз. Взяли в штат. 
Новое укрытие строят очень медленно, среди причин - и западная бюрократия, и уникальность конструкции. Фото: Максим Люков. 
 
- Сейчас заработки уже не те. Может, пора уезжать?
 
- Знаете, пока я тут работал, на чистой земле все так изменилось. Кому я там сейчас нужен?
 
 И такие комментарии не единичны. Похоже, зона отчуждения меняет психологию людей. "На воле" им уже некомфортно, тянет обратно. Туда, где все понятно: завтрак - обед - ужин. И Ленин - такой молодой. В этом легко убедиться, его портрет висит в каждом втором кабинете. Мирок, где прошлое не умирает. 
 
- Может, и так, - пожимает плечами наш проводник, прислушиваясь к шуму проезжающей электрички.
 
- Откуда тут поезда? - интересуюсь.
 
- Из соседнего Славутича - это чистая земля. Туда переселили всех атомщиков после аварии. И они с тех пор мотаются на служебных электричках мимо всех деревень, Припяти - и под сам реактор.
 
Странно… Ведь умерла их старушка ЧАЭС. Четвертый реактор рванул - это весь мир знает, а остальные работали до 2000 года. Часто ломались. И Европа вынудила Украину закрыть станцию. Она стала призраком. Или еще подает признаки жизни? Надо бы выяснить. Из зоны нас выпроводили - на экскурсию отводится всего несколько часов, и мы рванули в Славутич. Сразу на вокзал. Очередная электричка уже под парами. Пропуска и билеты не проверяют.  Внутри полно народа. На вид - обычные пассажиры. Разве что у каждого поверх куртки наброшен шнурок, а на нем пропуск. 
 
- Скажите, а с вами можно? - интересуемся у одного из мужиков с кроссвордом.
 
- Не получится, - говорит. - Электричка идет без остановок. Но на конечной - милицейский пост. Не пропустят.
 
- Это жаль. Хотелось посмотреть, чем вы там занимаетесь.
 
- Выводом из эксплуатации, - говорят. -  Работаем в три смены. Ведь если станция остановлена, это не означает, что на ней повесили амбарный замок и она тихо ржавеет. Из реакторов надо извлечь ядерное топливо. Дезактивировать металл (очистить от радиации. - Авт.), разобрать системы. 
 
- И за 13 лет не успели?
 
Мужик пожимает плечами. 
 
- Эти работы финансируются из бюджета, - пояснил позже бывший гендиректор ЧАЭС Михаил Уманец. - И весьма скудно. На масштабные проекты денег не хватает. Только на поддержание станции в безопасном состоянии и на зарплаты персоналу.
 
Но больше экспертов волнует не сама атомная и взорванный 4-й реактор. Сейчас он накрыт саркофагом - тем, что построили еще в 86-м. Внутри саркофага - радиоактивная пыль. Саркофаг уже старый и дырявый. Пыль вырывается наружу. Куда ее несет дальше - непонятно. Ясно лишь, что нужен новый саркофаг. Строит его  французская фирма "Новарка". Но так медленно, что даже наши халтурщики снимают шляпу. Сперва французы обещали закончить работы в 2010 году. Не успели. Перенесли сроки на 2015 год. И, похоже, снова неудача.
 
Западники вымогают деньги
 
- Срок сдачи объекта откладывается, - говорит первый заместитель председателя агентства по управлению зоной отчуждения Дмитрий Бобро. - На какой период… Трудно сказать.
 
По какой причине? Господин Бобро разводит руками. 
 
И тут невольно начинаешь верить слухам. "Воруют - воруют - воруют" - раздается эхом. Впрочем, тут еще надо разобраться. Итак, еще в 90-х был создан Чернобыльский фонд.  Более двадцати стран-доноров перечисляют туда деньги. Безвозмездно. Боятся, что наша пыль однажды осядет на их газоне. Как бы то ни было - в копилке насобиралась немалая сумма в 1,6 миллиарда евро. 
 
- Дефицита на сегодняшний день нет, - признается господин Бобро и тут же поспешно добавляет: - Я бы так сказал: по заявленным суммам. 
 
И эти суммы без конца растут. И это при том, что наши чиновники, управленцы и  вообще все "наши" не имеют доступа к фонду. Там главный - Европейский банк реконструкции и развития. Европа попросила его присмотреть за фондом. На правах администратора. У банка так просто не своруешь…
 
- Но западные конторы придумали схему. Они не крадут, скорей выманивают деньги, - говорит бывший начальник отдела лицензирования видов деятельности Госатом­инспекции Виктор Герасько. - Итак, схема такая. Выигрывают тендер. Присылают проект. В нем полно ошибок. Мы просим исправить. А западники  отвечают: это дополнительные требования - на их реализацию нужны дополнительные деньги. 
 
Присылают - снова ошибки. И так до восьми раз. Пока проект согласуют, его стоимость возрастает от 1,5 до 4 раз, а сроки сдачи летят в тартарары.
 
- Но зачем платить? Можно ведь подать в суд…
 
- Их контракты составлены так хитро и так туманно описан объем работ, что у нас практически не остается шансов. Я так понял, что нашим юристам с тамошними не тягаться.
Официально в зоне живут 186 самоселов, все остальные здания пустынны. Фото: Артем Слипачук.
 
Но если мы один раз наступили на грабли, зачем повторять это снова? Разве что это кому-то выгодно и с украинской стороны. Контракты подписывает руководство ЧАЭС. Но лишь после одобрительного кивка из банка. Возможно, эти ребята вступили в преступный сговор и специально оставляют юридические лазейки?
 
- Мы предоставляем финансовую отчетность странам - донорам Чернобыльского фонда, - говорит старший советник по внешним связям ЕБРР Антон Усов. - Нареканий нет.  Страны-доноры, включая Украину, прекрасно понимают, что утвержденный дизайн Нового Безопасного Конфайнмента (НБК) может усовершенствоваться по ходу реализации проекта - это нормально. Мы не идем проторенной дорожкой, так как в истории инженерной мысли аналогов чернобыльским проектам просто нет. 
 
- Но с восьмой попытки…
 
- С восьмой? Это преувеличение.
 
- Как же тогда объяснить, что за последние 10 лет стоимость проекта возросла практически в два раза. Изначально планировали уложиться в 600-700 миллионов евро, а теперь речь идет об 1,6 миллиарда.
 
- Вы говорите об оценочной стоимости проекта, датируемой 1997 годом. Вы ведь знаете, что такое инфляция, стоимость рабочей силы, материалов? И так это выглядит в цифрах на сегодняшний момент.
 
- Если бы не затягивались сроки, не пришлось бы столкнуться с инфляцией…
 
- Сроки не затягиваются сознательно. Но тендерные процедуры ЕБРР занимают столько времени, потому что нам необходимо многое проверить. Не связан ли подрядчик с игроком на политической арене, имеет ли он финансовое обеспечение и  необходимый опыт подобных работ. 
 
Что ж, банкиры легко отбивают нападки. И, возможно, коррупция - действительно не их профиль. Все-таки авторитет дороже.
 
Авторитет - тоже проблема 
 
- В этом главная проблема - в авторитете, - считает бывший заместитель главного инженера по науке и ядерной безопасности ЧАЭС и завсектором Комиссии по вопросам Чернобыльской катастрофы в Верховной Раде Украины Николай Карпан. - За счет него они получили слишком широкий спектр полномочий. Они отвечают за подписание контрактов - и при этом надо понимать, что финансисты не всегда хорошие менеджеры. И уж точно не атомщики. И тем не менее они сами проводят крупнейшие тендеры. И предлагают Украине уже готовых победителей. А мы смотрим на них, как кролик на удава, - и везде ставим подпись. 
 
И на этом теряем колоссальные суммы.  В частности, речь идет о строительстве так называемого ХОЯТ-2. В переводе - это хранилище отработанного ядерного топлива. Еще в конце 90-х был проведен конкурс. Победила французская компания. 
 
- Мы сделали заключение по поводу их проекта. Он был признан абсурдным, - говорит Николай Карпан. - Но договор подписали. Начали строить и убедились, что на практике расчеты не работают. Стройку заморозили.
 
На разработку и согласование нового проекта ушло 13 лет. В этом году наконец приступают. Но если раньше новое хранилище стоило 200 миллионов евро, то сегодня - в два раза дороже. То ли потому что инфляция, то ли потому что дважды платим за одни и те же работы. К слову, с новым саркофагом те же риски. Он может закрыть собой старый, но извлечь топливо из взорванного реактора - не может. А это главное. Пока есть топливо - есть угроза взрыва. 
 
- Возведение купола  и извлечение топлива  разделили на два этапа, - говорит бывший начальник отдела лицензирования видов деятельности Госатоминспекции Виктор Герасько. - У нас есть два подрядчика. Изначально предполагалось, что они согласуют свои действия. И что в итоге? Один уже вовсю строит, а другой на стадии проекта. И нет гарантии, что их технологии совпадут. А если пазлы не сойдутся? Разбирать арку? 
 
То есть проблем хватает. А Украина все наблюдает: решат - не решат. Люди, которые должны определять нашу политику в чернобыльских вопросах, все время меняются. То это МЧС, то Минэкологии. То управление, то агентство. 
 
- То есть значимость проблемы падает, уровень той бюрократической инстанции, которая принимает решения, понижается, - считает Николай Карпан. - Решения они принимают все более слабые. И если вновь не поднять статус Чернобыля, мы рискуем остаться вновь один на один с радиацией, но уже с пустым международным фондом.
 
ОФИЦИАЛЬНО 
 
Смогут ли люди вернуться в Чернобыль?
 
Этот вопрос мы задали первому зампредседателя государственного агентства Украины по управлению зоной отчуждения Дмитрию Бобро.
 
- С учетом того, что зона отчуждения заражена изотопами плутония с периодом распада в 24 тысячи лет, люди никогда не смогут вернуться ни в Припять, ни в Чернобыль, ни в отселенные деревни, - объяснил Дмитрий Бобро. - Сейчас медиками для населения установлена годовая критическая доза в 1 миллизиверт. Если постоянно находиться в зоне, питаться выращенными там продуктами, доза облучения будет значительно выше. 
 
- Вахтовики серьезно рискуют своим здоровьем, находясь в зоне?
 
- Для персонала установлена годовая норма в 20 миллизивертов. То есть если не превышать эту норму, то здоровью не будет нанесен какой-то ощутимый вред. Средняя доза на весь персонал сейчас 2 миллизира в год. За последнее время были установлены единичные случаи превышения контрольной дозы. И то потому, что в межвахтовый период люди ели какие-то "загрязненные" продукты. 

Политика

Президента Гаити пытались застрелить во время траурной церемонии
Президента Гаити пытались застрелить во время траурной церемонии 104

Глава государства возлагал венок и в этот момент по нему открыли огонь.

Порошенко выразил сочувствие в связи с трагедией в Керчи
Порошенко выразил сочувствие в связи с трагедией в Керчи 716 1

Глава государства пообещал, что в Украине будет проведено собственное расследование.

Мир соболезнует в связи с трагедией в Керчи
Мир соболезнует в связи с трагедией в Керчи 1175

Со словами сочувствия уже высказались главы Беларуси, России, Сербии и другие.

Происшествия

18-летний Владислав Росляков из Керчи ходил в стрелковый клуб
18-летний Владислав Росляков из Керчи ходил в стрелковый клуб [фото, видео] 496

В колледже после трагедии нашли большое количество боеприпасов.

Австралийские собаки загрызли 58 пингвинов
Австралийские собаки загрызли 58 пингвинов 127

Местные власти собираются ввести огромные штрафы для владельцев домашних животных.

Оксана Евтеева, потерявшая мужа и сестру: Я не могу простить Алену Зайцеву
Оксана Евтеева, потерявшая мужа и сестру: Я не могу простить Алену Зайцеву [фото, видео] 507

28-летняя девушка дала интервью накануне годовщины трагедии.

Экономика

Депозиты или облигации - что выгоднее для населения
Депозиты или облигации - что выгоднее для населения 631 2

Министерство финансов Украины хочет продавать облигации внутреннего госзайма населению через банки и их мобильные приложения.

Лучшие украинские города для инвестиций: смешная шутка или реальный посыл инвесторам
Лучшие украинские города для инвестиций: смешная шутка или реальный посыл инвесторам 787

Transparency International разместило города Украины в рейтинге прозрачности инвестиционной сферы, но эксперты говорят: вряд ли потенциальные инвесторы воспользуются списком.

Стартует бюджетная эпопея – каким будет курс доллара в следующем году
Стартует бюджетная эпопея – каким будет курс доллара в следующем году 831

На этой неделе главную смету страны рассмотрят в первом чтении.

Общество

Десять гарниров, которые не навредят фигуре
Десять гарниров, которые не навредят фигуре 235

ТОП от автора книг о похудении Екатерины Миримановой.

Супрун рассказала, как через смартфон подхватить грипп
Супрун рассказала, как через смартфон подхватить грипп 141

Глава Минздрава считает, что гаджеты являются благоприятной средой для бактерий.

Место проживания в Украине можно будет регистрировать онлайн
Место проживания в Украине можно будет регистрировать онлайн 539

Подход к регистрации места проживания не менялся с советских времен.

Спорт

Арсен Венгер:  Я отдохнул и готов работать
Арсен Венгер: "Я отдохнул и готов работать" 149

Многолетний тренер лондонского "Арсенала" возвращается в большой футбол.

Украинцы в НХЛ – от Уэйна Гретцки до Ореста Киндрачука – в одном фильме
Украинцы в НХЛ – от Уэйна Гретцки до Ореста Киндрачука – в одном фильме [видео] 150 1

Режиссер документального сиквела "Американская мечта" готовит к выходу новую документалку – о наших земляках-хоккеистах, ставших звездами NHL.

Памяти Базилевича: чем знаменит легендарный соратник Лобановского
Памяти Базилевича: чем знаменит легендарный соратник Лобановского 515

"КП" в Украине" вспоминает прославленного специалиста, который возвел футбол в статус науки.