1 июля
Загрузить еще

Военный эксперт: Трагедия в «Десне» - это кровавая ошибка командиров

Военный эксперт: Трагедия в «Десне» - это кровавая ошибка командиров
Фото: скриншот

Мы многого не знаем об этой войне, и это, возможно, правильно. Но есть вещи, которые разрывают завесу секретности, выходя в публичную плоскость. 87 погибших от ракетных ударов в «Десне» - это много, слишком много для страны, где каждая жизнь человека, готового держать оружие, приближает победу.

«Десна» - не первая трагедия, когда воины погибают не в бою. Можно ли избежать таких потерь, «КП в Украине» обсудила с военными экспертами.

Жаль, что уроки даются такой болью

Анатолий Лопата. Фото: Википедия

Анатолий Лопата. Фото: Википедия

О том, что Десна – это не только речка, но и военный городок с учебным центром, знают даже подростки. Когда Россия начала войну, было очевидно, что этот небольшой поселок в Козелецком районе Черниговской области станет одной из мишеней врага.

- В первые же дни войны нас вывели из казарм и разместили в полевых условиях. Ночевали в палатках, в машинах, - вспоминает Николай, работавший в учебном центре. – Было очень неудобно и холодно, но таков был приказ. Все ради безопасности личного состава.

Николай не знает или не говорит, когда в «Десне» вернулись на казарменное положение. Но факт, что 17 мая россияне прицельно выпустили четыре ракеты, две из которых попали в казарму, заполненную людьми. А ведь то же самое было в Николаеве 18 марта, когда из-под обломков разбомбленной казармы извлекли 50 погибших и многих раненых. До этого 35 человек погибли в казарме на Яворивском полигоне.

- Вызывает удивление и возмущение, что многие командиры сегодня чувствуют себя свободно, забывая элементарные уроки войны. Война требует рассредоточения личного состава. Его размещают повзводно, по возможности в укрытиях. Но никак не в одном здании на территории военного городка, который всегда пристрелян, - говорит бывший первый заместитель министра обороны Анатолий Лопата. – То, что произошло в «Десне» – это кровавая ошибка, жаль, что уроки войны даются нам такой болью. Нельзя недооценивать врага.

Игорь Романенко. Фото: ФБ Игоря Романенко

Игорь Романенко. Фото: ФБ Игоря Романенко

Кандидат военных наук Игорь Романенко обращает внимание, что позиции многих воинских частей не менялись.

- Противник это использовал. Мы не может отказаться от учебных центров и полигонов, но хотя бы внутри можем делать передислокацию. В «Десне» есть возможности размещать людей иначе, чем размешали раньше, - отмечает генерал-лейтенант в отставке. – Противник все время проводит доразведку, и на это тоже надо реагировать.

 

Более 24 часов оставаться на одном месте нельзя

Известный волонтер и блогер, а ныне воин Юрий Касьянов считает, что по армии должен быть издан строжайший приказ - запретить использовать для размещения военнослужащих казармы, ангары, спортзалы, школы, административные и производственные здания.

Запретить размещать более 10 военнослужащих в одном помещении, даже оборудованном надежным подвалом. Запретить устраивать стоянки военной техники с расстоянием между машинами менее 50 метров и без обваловки. Запретить массовые построения, долгие речи...

По словам военных «у нас ракетная война», поэтому такие здания казарм, школ или учебных центров – отличная мишень. Фото: facebook.com/kommander.nord

По словам военных «у нас ракетная война», поэтому такие здания казарм, школ или учебных центров – отличная мишень. Фото: facebook.com/kommander.nord

- Шансов умереть геройской смертью в бою на этой войне очень немного, - пишет в Фейсбуке Касьянов. - Половина наших потерь - следствие бестолковости начальства и результат пофигизма подчиненных. Поселили в казарму - «прилетело», поселили в школу - «прилетело», отправили колонной на войну - разбомбили колонну далеко от фронта...

Боец напоминает, что каждый римский легионер носил с собой лопату или мотыгу, чтобы окапываться на месте стоянки.

- Пехота Первой и Второй мировых обязательно носила на ремне саперную лопатку. Сегодня в подразделениях лопату днем с огнем не сыщешь. Копают трактором, экскаватором или не копают вообще – там, где трактор хорошая мишень. Блиндажи почти не устраиваются - даже простые, не говоря уже о классических, надежных, в три наката...

И спорить тут не о чем. Тут простая штука - либо ты копаешь, либо тебя закапывают.

Под постом около трех сотен комментариев. Многие приводят похожие примеры:

Виктор Верцнер. Фото: facebook.com/victor.vertsner

Виктор Верцнер. Фото: facebook.com/victor.vertsner

«Лисичанск, школа, открытая местность. Все знали про школу, все знали, кто в ней, неделю орки пристреливались, ну и в итоге сожгли школу и технику возле нее и всех, кто там был…»

О том, что в Лисичанске русские сожгли гимназию, которая пережила две мировые войны, мы знали. А вот про неделю пристрелки… Лучше бы не знать.

- У нас на войне есть жесткое правило: необходимо постоянно передвигаться. Более 24 часов на одном месте оставаться нельзя, - говорит майор резерва армии обороны Израиля «Цхалал» Виктор Верцнер.

Без юридической ответственности

Во вторник, 24 мая, мы узнали о гибели как минимум девятерых полицейских из Винницы, которые служили в элитном полку «Сафари». По данным бывшего сотрудника киевской полиции, а ныне военнослужащего Дениса Ярославского, погибших от ракетного удара намного больше – порядка трех десятков, много раненых.

Денис Ярославский. Фото: ФБ Дениса Ярославского

Денис Ярославский. Фото: ФБ Дениса Ярославского

- Приехали кучно на хороших машинах, на броне. Их же видят как местные жители, так и наводчики. Сильные, хорошо подготовленные ребята, и вот их нет. У нас идет не стрелковая война, у нас война ракетная. Поэтому я категорически против, чтобы ездили вот так колоннами, чтобы размещали военных в детских лагерях с деревянными домиками. Не должно быть большого скопления военных на незащищенной территории. Не мне давать рекомендации другим командирам, но я себе такого не позволил бы. У меня тоже есть свое подразделение, и я отвечаю за жизни людей, - говорит Денис Ярославский.

Эксперт подчеркивает, что сейчас командирам дано право самостоятельно принимать решения. И если эти решения приняты неправильно, то они должны нести ответственность – хотя бы моральную.

Потому что юридической - нет. 21 марта вступил в силу закон о боевом иммунитете. На время войны военное командование освобождено от уголовной ответственности за потери личного состава и боевой техники в любом количестве.

В результате обстрела 18 мая в «Десне» погибло по официальным данным 87 человек. Фото: facebook.com/kommander.nord

В результате обстрела 18 мая в «Десне» погибло по официальным данным 87 человек. Фото: facebook.com/kommander.nord

Особое мнение

«За такие потери надо наказывать»

Сергей Червонопиский. Фото: facebook.com/Chervonopyskyy

Сергей Червонопиский. Фото: facebook.com/Chervonopyskyy

Сергей Червонопиский, генерал-лейтенант, председатель Украинского союза ветеранов Афганистана:

- Надо возродить военный трибунал и наказывать за такие потери. Это исключительно бездарность командиров, которые привыкли жить и служить по старинке. Это другая война, совсем не та, которую Союз вел в Афганистане. Необходимо отходить от стандартов и стереотипов прошлого.

Армия должна быть более мобильной и тактической. Мы проходили такие уроки в 2014 году, когда бездарно гибли ребята. Вывели их в голое поле, поставили лагерь, выровняли палаточки... И тут же накрыло «Градом». Имеем горький опыт, и вот повторяем снова.