Выселенная семья живет в палатке во дворе киевской многоэтажки

Выселенная семья живет в палатке во дворе киевской многоэтажки

Комментарии: 10
Василий и сам понимает: в квартире друга он жил на птичьих правах. Фото: Ярослав КУЛИШ

Все началось с телефонного звонка в редакцию. В Киеве во дворе многоэтажного дома живут в палатке люди. И не один день. Приезжали и полиция, и городские власти, но поделать ничего не могут. "КП" в Украине" отправилась на место событий.

С вещами на выход

Обычный двор в Соломенском районе столицы, в двух шагах от Индустриального моста и авиационного института. Недалеко - школа, дети спешат на уроки. В конце двора виднеется гора мусора, но, присмотревшись, видишь - это чьи-то разбросанные вещи. Рядом на железной дворовой сушилке флагом развеваются постиранные штаны. В центре этой картины расположена большая палатка, возле которой припаркован старенький автомобиль и мопед. 

- Да, да… - раздается неразборчивый голос, и на свет появляется хозяин всего этого добра - небритый, помятый мужчина с мобильником у уха.

- А что тут? - тормозит возле нас спешащая по своим делам прохожая.

- Выселили нас, вещи наши выбросили, меня избили… - вскрикивает мужик. - Я снимал комнату у своего друга. Он пропал, теперь у квартиры другой владелец.

Василию за сорок. Уже несколько недель он живет на улице. Хотя сам он смотрит на ситуацию иначе:

- Я тут не живу, а нахожусь вынужденно. Вокруг разбросаны мои вещи. Это все, с чем меня вышвырнули из квартиры.

Сломали челюсть

Дальше он рассказал вот такую историю. Василия с женой выбросили из квартиры практически на глазах у полицейских. Он снимал комнату в одной из квартир у своего товарища. Но друг куда-то пропал, а у квартиры появился новый владелец - известный столичный адвокат. В сопровождении парней спортивного телосложения он силой выселил семью из квартиры. В процессе Василию сломали челюсть и лицевую кость, о чем пострадавший предъявил справку из травматологии, хотя по его лицу и так все видно.

- Теперь мы с женой вынуждены тут сидеть. Работы - нет. Оставить палатку без присмотра боимся, все ведь разворуют. Уже сперли два велосипеда и ключи от машины, - жалуется Василий. - За жену страшно. Вот сижу тут и охраняю. В туалет ходим в игровые автоматы. Деньгами помогают знакомые.  

Супруга Василия на взгляд моложе его лет на десять. Зовут Юлия. Она появляется из палатки, здоровается, садится на лавку и ест грецкие орехи. В разговоре участия она не принимает.

Что собирается делать Василий, когда закончатся деньги и придет зима, он не знает. Работу найти ему трудно: потому что он и сам не белый и пушистый, а ранее судим за распространение наркотиков. Сейчас живет тем, что собирает вручную велосипеды, добывает ценные металлы из микросхем и плат. Иногда подрабатывает грузчиком. В общем, его социальный статус понятен.

Вещи выселенных супругов заняли большой кусок двора.
Фото: КУЛИШ Ярослав

По ночам отбиваются от бомжей

От жилища Василия и Юли становится не по себе. Ночью минусовая температура, а они, в цивилизованном XXI веке спят на матрасах, сложенных вдвое. Чай и кофе им носит в термосе подруга, а еще подкармливает борщом и супами. Видимо, не только ими - в палатке видны пара пустых бутылок из-под пива. 

Воду греют бойлером, хотя супругам явно нужен нормальный душ, вокруг полная антисанитария, грязь и характерный запах. 

Вокруг куча вещей - посуда, мебель, одежда. Из-за этого по ночам на семью стали нападать бомжи - стараются украсть что-то ценное.

Местные жители недовольны таким соседством. Дескать, семейка наркоманов загадила двор, нам страшно. Людей понять можно, но что может сделать, к примеру, полиция, которая несколько раз приезжала на вызов? Или коммунальщики? 

- Мы хотим вернуться в эту квартиру, нас незаконно выселили, - безнадежно говорит Василий, хотя и сам прекрасно понимает: никаких прав и шансов у него на такой исход нет. Но и что делать дальше - не знает. Живут, пока живется, одним словом. 

Компетентно

Насильно им помогать никто не будет

- Мужчина и его жена имеют право обращаться в отделения нашей организации, - говорит руководитель Центра медико-социальной помощи Красного Креста Лидия Драпей. - Зимой мы развернем пункты обогрева. На данный момент семье могут оказывать медицинскую помощь, также выдавать продукты питания. Но с жильем наша организация помочь никак не может.

По ее словам, украинское законодательство в данной сфере абсолютно несовершенно, и механизмов реинтеграции таких людей в обществе нет.

- Эти люди являются лицами без определенного места жительства. Полицию они не интересуют до тех пор, пока не нарушат общественный порядок или не станут нести какую-либо угрозу и совершать преступления. Разбитая палатка во дворе жилого дома находится в рамках закона, как бы дико это ни звучало, - утверждает столичный юрист Ксения Желизняк. - Социальным службам нет особого дела до них потому, что у них нет детей. Но за оказанием медицинской и правовой помощи они могут обращаться в центры социальной помощи. Им необходимо стать на государственный учет беспризорных лиц, после чего начать восстанавливать документы. Там их обеспечат жильем и питанием. 

Впрочем, соглашается юрист, с работой у таких людей будет сложно. Центры соцпомощи оформляют временную регистрацию, но работодателей такое не устраивает. 

Насильно семью никто в центры социальной помощи тащить не станет, и выход, по мнению эксперта, из этой ситуации лежит в согласии Василия и Юлии обратиться в государственные органы за помощью.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях