Как  террорист №1  в Киеве на гетмана охотился

Как "террорист №1" в Киеве на гетмана охотился

Комментарии: 1
За неполные 30 лет жизнь Блюмкин принял участие в десятках спецоперациях

"Экватор" 1918 года столица Украины переживала относительно спокойно. Да, вокруг бушевали революционные страсти, где-то шла война, маячил голод, чувствовалось напряжение и неопределенность. Но при этом в городе почти не стреляли, к власти, пусть и на немецких штыках, пришел крепкий управленец и трезвомыслящий человек - гетман Павел Скоропадский. 

Эта условная стабильность никак не устраивала тех, кто пытался разогнать огонь революции по всем миру. И появление в Киеве Григория Вишневского, он же Яков Блюмкин, было не случайным. Человек, застреливший в Москве посла Германии графа фон Мирбаха, несмотря на свой юный возраст (одесситу Симхе-Янкеву Гершевичу Блюмкину тогда исполнилось 19 лет) уже считался в Советской России "террористом №1". В Киев он прибыл по поручению руководства партии эсеров с целью организовать покушение на действующего правителя Украины. 

Человек без лица

Надо сказать, что планируемый теракт не был первым для Киева. В середине лета 1918 года здесь был взорван фельдмаршал Герман фон Эйхгорн. Акцию успешно провела другая боевая группа левых эсеров под руководством Ирины Каховской. Немцы тогда возмутились, напряглись, но свою политику по отношению к режиму Скоропадского не изменили. Гетман по-прежнему мог рассчитывать на их помощь. Поэтому и новая цель, выбранная левыми эсерами, была предсказуема - Скоропадский. По их версии, после Мирбаха и Эйхгорна убийство гетмана должно было стать той каплей, которая уж точно переполнит чашу терпения в Берлине. А это значит - разрыв "Бреста", новая большая война и революция, поддержанная немецкими пролетариями. 

Ради этой цели и был возвращен из глубокого подполья главный "козырь" - Яков Блюмкин. Уникальный в своем роде человек. Он легко находил контакт с кем бы то ни было - от простых извозчиков до царских генералов и представителей богемы. Мастер стрельбы с двух рук, умевший как неожиданно появиться, так же неожиданно исчезнуть, "раствориться". При всей его публичности до сих пор точно неизвестно, как выглядел Блюмкин. Описания современников слишком разнятся. В одних он представлен как человек небольшого роста, худой, юркий, с пышной шевелюрой и тонкими чертами лица. В других - высокий, лысоватый "с толстой жидовской мордой". Как бы там ни было, умение перевоплощаться - очевидное качество Блюмкина.

Приехав в Киев, он столкнулся с предсказуемой проблемой. Группа Каховской почти в полном составе была арестована, в обойме у Блюмкина осталось только несколько человек, не всем из которых он мог доверять. Тем не менее среди оставшихся были и знакомые, проверенные им люди. Террористы со стажем. Николай Андреев - с ним Блюмкин убивал Мирбаха, напарник, спасший ему тогда жизнь. Владимир Шемарев - "бомбист", которому по первому сценарию планировали дать право на покушение на германского посла. Надежда Терентьева, принимавшая участие еще в покушении на Столыпина в 1906 году. 

Блюмкин промахнулся

Покушение все же состоялось. 26 ноября Скоропадский выступал на траурном митинге, посвященном погибшим в боях офицерам гетманской армии. Служба безопасности знала о возможном теракте, и меры предосторожности были усилены как никогда. К предполагаемому месту акции смог пробраться лишь Владимир Шеварев. Остальные потенциальные "бомбисты" не рискнули. Впрочем, и у Шеварева все пошло наперекосяк. Приблизившись к Скоропадскому на расстояние около 20 метров, он смог бросить два взрывных устройства, но ни одно из них не сработало. Шеварева арестовали на месте, гетман спешно покинул место теракта. Блюмкин был вне себя от ярости. Он не выполнил задание, для него это был провал, катастрофа. Здесь нельзя списывать со счетов и амбиции "террориста №1". Он привык, что у него все и всегда получалось. В этот раз не вышло, и Блюмкин, несмотря на риски, начал готовить новое покушение. Скоропадскому повезло - смена власти, его побег в Германию на самом деле спасли ему тогда жизнь. Второй раз Блюмкин бы не промахнулся. 

Сергей Есенин считал его другом и называл "Блюмочка" (на фото сидит слева от поэта).

Есть версия

Убить друга 

Загадка смерти Сергея Есенина 25 декабря 1925 года так или иначе связана с Яковом Блюмкиным. Самоубийство или убийство? По одной из версий, безусловно конспирологической, поэта убили по приказу Троцкого. Якобы Есенин отправился из Москвы в Петербург с намерением эмигрировать в Англию. Большевики допустить этого не могли, "колючий  антисемит",  как-то контролируемый в Советской России, мог стать опасным, оказавшись за ее границами. Его ликвидацию поручили Якову Блюмкину, Правда, изначально задача ставилась по-другому. Учитывая его дружеские отношения с Есениным (поэт по-свойски называл его "Блюмочка"), нужно было попытаться переубедить скандалиста, а в идеале даже завербовать. Но тот категорически отказался. Вероятно, что Троцкий лично не давал "добро" на убийство Есенина, но так получилось… Первым в поэта выстрелил чекист Николай Леонтьев, Яков Блюмкин добивал друга рукояткой револьвера. 

Кстати

Роковая роль "советской Мата Хари"

У Блюмкина было звериное чутье. Не раз находясь на пороге провала, он умудрялся не только выкрутиться, но и повернуть ситуацию в свою пользу. Прощенный Дзержинским и Лениным, считавшийся основателем советской контрразведки, он видел себя незаменимым и неуязвимым. Роковую роль в его судьбе сыграла страсть. Лизу Иоэльевну Розенцвейг (Горскую) он встретил в Стамбуле, где руководил советской резидентурой. Яркая, чернобровая глазастая еврейка была близка Блюмкину по духу и по взглядам. Во-первых, почти землячка - Елизавета родилась в Бессарабской губернии, во-вторых, такая же полиглотка - девушка свободно владела семью языками. В-третьих, что главное, как и он - авантюристка, привыкшая жить "на грани". Яков доверял ей безгранично. И вернувшись из Турции в Москву, рассказал гражданской жене о своих встречах с Троцким, о письмах, привезенных из Стамбула для активных участников оппозиции. Лиза мешкать не стала, тут же написала заявление в ОГПУ. Блюмкина арестовали на следующий день и практически без суда и следствия расстреляли. Шел 1929 год, до репрессий 1933-1937 годов еще было далеко, и убийство Блюмкина тогда выглядело как беспредел, нонсенс. Видимо, он кому-то очень сильно мешал. А Горская еще долго работала в системе внешней разведки СССР и даже получила прозвище "советская Мата Хари". 

Лиза Розенцвейг (Горская).

В тему 

Три покушения за две недели 

Киевская эпопея Якова Блюмкина на этом не закончилась. Реабилитированный ЧК он вернулся в Киев в июне 1919 года. На этот раз с заданием подготовить боевую группу для покушения на адмирала Колчака. Вот только понимания и доверия среди левых эсеров он на этот раз не нашел. Более того, его справедливо подозревали в тайной работе на большевиков.  Приговор - смерть. Левые эсеры пытались убить Блюмкина трижды за две недели. Сначала пригласили его на собрание за город. Зачитали приговор и выстрелили из наганов семь раз. Не попали. Блюмкин убежал. Затем подстерегли в кафе на Крещатике. Двое неизвестных расстреливали Якова в упор. Несмотря на тяжелое ранение головы, он выжил. В третий раз бомбу бросили в окно больничной палаты. Блюмкину вновь повезло. Но после этого он бежал из Киева. Навсегда.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях