Терпение мое лопнуло, когда супруга сорвала мне жатву

"Терпение мое лопнуло, когда супруга сорвала мне жатву"

Несмотря на условия жизни, отец с сыновьями не грустит. Фото: Архив Василия Олийныка

В Тернопольской области отец-одиночка воспитывает шестерых сыновей в заброшенном аварийном доме. Без света, газа и воды - зато без пьяных драк и скандалов с бывшей непутевой женой.

Забрал детей и ушел

Кременец - обычный западноукраинский городок. До Тернополя - 70 км. В самом центре возле дороги примостился одноэтажный аварийный домик, выкрашенный в розовый цвет. Облупившаяся штукатурка, окна-двери выбиты, над землей зияет черная дыра входа в подвал. Этот домик среди прочей разрухи в стране попал в клип Кузьмы Скрябина "Руїна". Здесь с шестью сыновьями живет 41-летний Василий Олийнык. Знакомые называют его "бать-герой" по аналогии со званием "мать-героиня". Никаких выплат и льгот, в отличие от женщин, родивших или воспитавших пять и больше детей, он не получает - такая поправка к закону у нас не прошла. 

Переехал в покосившуюся хибару с сынишками три года назад, после того как в очередной раз выгнала жена. И не жалуется - говорит, у других бывает и хуже. 

- С будущей женой мы познакомились совсем молоденькими, сыграли свадьбу, - начинает свой рассказ "КП" в Украине" Василий Олийнык. - Поначалу случались времена, что и хлеба не на что было купить. Родили шестерых детей. Я крутился как мог, по десять работ брал. Обеспечил семью - купил два комбайна, трактор, две иномарки - себе и жене. Хату отремонтировал, все нужное в доме было.

Жена, по словам Василия, бывало, выпивала, устраивала скандалы, которые заканчивались вызовами полиции. За детьми не смотрела - уходила на сутки, а то и больше.  

- Терпение мое лопнуло, когда супруга сорвала мне жатву, - вспоминает Василий Олийнык. - Сезон в разгаре, надо молотить - а я должен за детьми смотреть, ведь она гуляет. А когда не гуляет - скандалит и в драку со мной лезет. Тогда сказал: еще раз, и я больше не вернусь.

С мамой не повезло 

Следующий раз не заставил себя ждать - Василий собрался и ушел, чтобы больше не возвращаться. Все заработанное оставил - забрал только сельскохозтехнику. И долги. 

- Жена получала тысячу долларов на детей, а тратила, получается, на гулянки, - вздыхает Василий. - Тогда забирать сыновей было некуда - самому негде жить.   

Вкалывал в Польше, но к своим мальчикам старался вырваться каждые выходные. Возил от поляков мясо - оно было в два-три раза дешевле. 

- Однажды ехал мимо, зашел к детям - а они голодные сидят. Мамы, как обычно, нет, - говорит Василий. - Я ж вчера 30 кг мяса привез, говорю, вы что, себе колбасы отрезать не можете? А они: "Нет ничего, папа". Открываю холодильник - пусто. Оказалось, жена вчера устроила для друзей пикник и каждому по пакету мясного отдала. Детей оставила дома, а сама куда-то умотала. 

Вспоминая былое, Василий даже не ругается. Крепкие нервы. Скала.  

В Польшу уехал работать шофером, через месяц уже был торговым представителем крутой фирмы. Обещали отправить представителем на Кубу, записали на курсы испанского. Как вдруг звонок - из школы. Дети не ходят на уроки, а если приходят - грязные, голодные, неопрятные.

- Пришел домой учитель с сотрудником службы по делам семьи и молодежи и милицией - жены трое суток дома нет, дети одни, - говорит Василий. - Судили ее за невыполнение обязанностей. Соседка звонила - младший в мороз в шубке на голое тело и в резиновых сапогах по двору бегает. Тогда я окончательно решил забирать сынишек к себе. 

Жена на колени не падала, с порога заявила: чтобы до вечера детей в доме не было. Собрала кое-какую одежонку в простыню, и Василий перевез шестерых мальчиков в коммунальную хату-развалюху.  

Вскоре ее лишили родительских прав. Сама она не появляется, да и мальчики о маме уже не вспоминают. 

Столетняя хата-мазанка рушится. Этот дом попал в клип Кузьмы Скрябина "Руїна". Фото: Архив Василия Олийныка

Хата-мазанка разрушается

Раздолбанную квартиру в аварийном доме мужчина выкупил у своей сестры много лет назад. Без газа, воды, света и удобств. Не было ни стола, ни кроватей - спали прямо на полу. Одно одеяло стелили, другим накрывались. Алюминиевый таз - ванна, перевернули - стол. Так и жили. Во дворе - колонка с водой, деревянная постройка-туалет.  

Признается: было тяжело. Послушаешь - так и сейчас не легче. О душе и горячей ванне только мечтают, газ провести технически невозможно - трубы не рассчитаны. Хата вот-вот рухнет, все время нужно подмазывать, латать. Но мужчина не жалуется. Провел свет, воду, купили плиту, стиральную машину, компьютеры ребятам, у каждого - свой велосипед. Сделал кое-какой ремонт, застеклил окна. 

- Этот дом 1920 года постройки, деревянный, обмазанный глиной, - рассказывает Василий. - Лет десять назад, когда здесь еще жили люди, был пожар - все здание залило водой. И оно начало проседать, в опорном перекрытии пошла трещина. Я подпер его деревянными кольями - на них и держится уже четвертый год. Каждый раз в дождь у нас затапливает подвал… Просил власти отдать мне дом, чтобы мог его или отремонтировать, или снести и построить новый. Потому что я не имею права ремонтировать коммунальное здание.  

Отцу-одиночке власти предложили временное отселение (детей - в интернат, отца - в общежитие), пока они отремонтируют подвал, из-за которого рушится дом.

- Юристы сказали, что детей из интерната мне не отдадут из-за "ненадлежащих условий для жизни" - хата-то останется такой же, только падать перестанет, - вздыхает Василий. - И что более вероятно - дом завалится еще во время ремонта, останемся на улице. Сыновья попадут в детдом.  

Раньше жили за счет того, что скупали, ремонтировали и продавали в Европу советские мотоциклы, сельскохозяйственную технику. Сейчас ее уже не берут.

- Занялись малиной - посадили в прошлом году полтора гектара, в этом еще один участок обработали, - говорит Василий Олийнык. - Все делаем вместе. Пытались выращивать виноградных улиток, но не пошло. Зато теперь консультируем бизнесменов по этому вопросу - опыт-то есть.

Мечта - наколядовать на сине-желтый флаг

Мальчишки, признается папа, еще те хулиганы. И школу не жалуют.

- Старший Лаврин оканчивает техникум, учится на автослесаря, - говорит Василий. - Ему летом 18, мой первый зам.

Также подрастают 14-летний Маркиян, 13-летний Василий, 11-летний Матвей, 12-летний Максим и 9-летний Денис.

Парни - настоящие патриоты. Ходят с "оселедцями". Однажды папа случайно услышал разговор. Один говорил, что на Рождество наколядует на набор ключей - а то отец не дает свой велосипед ремонтировать, второй - что купит новые фары на велик, а младший Денис мечтал о флаге Украины.

"А чего ждать до Рождества?" - подумал Василий. 

Съездил в областной центр, привез большой флаг. Тогда сын-шестилетка им на дороге машинам махал - стал звездой интернета, фото с ним, которые выставляли водители, собирали десятки тысяч лайков.     

Сыновей Василий Олийнык воспитывает кнутом и пряником. И учит всегда стоять друг за друга. 

- Обижали младшего в школе - сказал, чтобы всей гурьбой за брата вступались, - говорит мужчина. - Да, говорю, учителя будут ругать, меня вызовут, я при них буду ругать. А после школы - все на пиццу. 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях