23 мая
Загрузить еще

Бомбовая лихорадка

Бомбовая лихорадка
Фото: Телефонный терроризм прочно вошел в нашу жизнь. Фото: УНИАН

Недавно в Киеве случился тихий переполох. В воскресенье средь бела дня один за другим поступили сразу несколько сообщений о минировании станций метро. К подобным проделкам столице не привыкать, но тут угроза нависла сразу над четырьмя станциями - "Оболонь", "Минская", "Майдан Незалежности" и "Площадь Льва Толстого". На ноги была срочно поднята СБУ.

Самозванного террориста оперативники вычислили через полтора часа после последнего сообщения. Он топтался возле станции метро "Арсенальная", намереваясь сделать новый звонок. 31-летний житель Демидова, здорово приняв на грудь, раскатывал в подземке и ради острых ощущений накручивал "102". За свои относительно небольшие годы мужчина успел родить троих детей, получить несколько судимостей и насквозь пропитаться алкоголем. Примечательно, что в июне этот гражданин уже привлекался к админответственности за телефонное хулиганство, но урок не пошел впрок. Последние проделки тянут на уголовную ответственность.  

Лжеминирование стало настоящей бедой последнего времени. По данным спецслужб, особенную популярность оно прибрело в прошлом году. Что любопытно, детишки, минирующие школы, чтобы сорвать уроки или экзамены, образумились. А вот взрослые словно сорвались с цепи. Недавно в Киеве прокуратура передала в суд дело 27-летнего гражданина Молдовы, который сообщил в полицию о бомбе на центральном столичном вокзале. Можно предположить, что иностранец стремился на родину и опаздывал на поезд. На самом же деле он просто был пьян, как и "террорист из метро". И таких случаев - множество. 

Алкоголь и дурь в башке остаются основными причинами лживых сообщений о минировании. Однако наряду с обычным хулиганством (приносящим, между прочим, большие проблемы как для спецслужб, так и для людей, которых приходится подвергать эвакуации), все большую актуальность приобретают другие мотивы. "КП" в Украине" составила ТОП-5 причин, которые стимулируют телефонных террористов похлеще водки.

Комментарий СБУ

Как банальные хулиганы, так и "террористы" себе на уме обычно рассчитывают на то, что ловко спрячут концы в воду. 

- Но это ложный расчет, - говорят в СБУ. - У нас и у полиции есть силы и возможности, чтобы раскрывать такие преступления.  И это не только технические средства. Мы привлекаем к работе психологов, графологов, если речь идет об анонимных письмах, языковедов. Сколько бы злоумышленник ни старался, где-то он все равно оставляет след.

В СБУ отмечают, что заведомо ложное сообщение об угрозе взрыва чревато наказанием - от 2 до 6 лет лишения свободы. А если деяние повлекло тяжкие последствия, то грозит срок от 4 до  8 лет. 

ВОПРОС РЕБРОМ

Зачем они это делают

Вымогательство. Телефонный звонок о заложенной в офисе или торговом помещении бомбе на время блокирует работу предприятия. Если ЧП повторяется, компания может понести немалые убытки, а то и потерять клиентов. Этим пользуются вымогатели, желающие получить деньги. Иногда таким образом пытаются свести счеты с конкурентами. В Херсоне был случай, когда едва ли не через день минировали крупный торговый центр, пока СБУ не вышла на след шантажистов. 

Блокирование работы государственных органов. Чаще других ложным террористическим атакам подвергаются здания областных и городских советов. Обычно это происходит во время сессий, когда одна из политических сил понимает, что не добирает голосов для принятия нужного ей решения. Осенью 2016 года несколько раз минировали здание Николаевского городского совета. Депутаты даже проголосовали, что берут ответственность за свою жизнь, и продолжали работу сессии параллельно с работой взрывотехников.    

Политические разборки. Явление сродни предыдущему. К ложным сообщениям о заложенной взрывчатке прибегают, чтобы сорвать встречу народного депутата с избирателями или просто насолить оппоненту. Так, в 2016 году взрывотехникам и полиции пришлось прервать спич народного депутата Евгения Балицкого, который представлял концепцию законопроекта об экологическом спецстатусе Запорожской области. 

Срыв судебного заседания. Этим приемом часто пользуются, когда срок меры пресечения подходит к концу. Расчет на то, что судебное заседание будет отложено и время, отпущенное на продление ареста, пройдет. В Одессе был случай, когда СБУ разыскала телефонного террориста прямо в СИЗО: сидел в камере и жал на кнопки мобильного. В марте этого года в Киеве минировали здание суда, где избирали меру пресечения главе ГФС Роману Насирову, чтобы опять же затянуть процесс. В том же месяце посетителей и персонал пришлось эвакуировать из здания Верховного суда. А в мае нападкам телефонных террористов подвергался Апелляционный хозяйственный суд. 

Сведение личных счетов. Сообщениями о бомбе пытаются сорвать важные встречи, ревнивцы могут испортить свидание предмету воздыхания. Еще норовят подвести недруга под статью. Пару лет назад был случай, когда супруга жестко подставила бывшего мужа. Дама дважды звонила из Херсонской области в МВД, рассказывая о том, что гражданин на черном "Фольксвагене" везет в Полтаву три килограмма взрывчатки и 11 гранат, чтобы подорвать две девятиэтажки. На ноги подняли работников СБУ, полицейских, инспекторов ГАИ из семи областей. Одну Полтаву патрулировали 200 силовиков и 40 автомобилей. Подозреваемого нашли, но ни взрывчатки, ни автомобиля у него не оказалось. Зато выяснилось, что "террорист" ведет с бывшей женой тяжбу за право воспитывать ребенка.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Киеве высший админсуд остановил работу из-за минирования

Высший административный суд приостановил работу и-за сообщения о минировании. СМИ ранее распространили информацию, что здание суда охвачено пожаром. Неверная трактовка была вызвана первоначальным сообщением на сайте суда об эвакуации из-за пожара. Более новое сообщение о минировании также подтвердили в пресс-службе ГСЧС. 

Новости по теме: Минирования Киев