С Павлом Шереметом прощались под Океан Эльзы

С Павлом Шереметом прощались под Океан Эльзы [фото]

Комментарии: 20
Фото: Оскар ЯНСОНС

За полчаса до начала траурной церемонии перед закрытыми дверями Украинского дома, где должно было состояться прощание с убитым журналистом, уже потихоньку собирались люди.  

- Специально с работы отпросилась, чтобы приехать попрощаться с Пашей, - сжимая в руках пару веток гладиолусов говорит киевлянка Ада Писаренко. - В тот день у меня было страшное предчувствие. Утром проснулась и, казалось, что случится что-то недоброе. Так оно и вышло.

Над входом в Украинский дом растянут квадратный баннер с портретом погибшего Павла Шеремета. По нему словно слезу стекают мелкие капли дождя. Небо затянуто свинцовыми тучами. Слышен тоскливый звон храмового колокола.

Наконец двери открылись и люди прошли в зал. С этой секунды и до половины третьего дня поток желающих простится с Павлом Шереметом не иссякал.

- Валя, ну, перестань… - успокаивает плачущую супругу немолодой мужчина.

Не переставали и сотни других женщин. Плакали многие. Мужчины в том числе. Не расставалась с салфеткой Анастасия Топольская, девушка нардепа и коллеги Шеремета по "Украинской правде" Сергея Лещенко. В отличии от них родные погибшего - мать, супруга и дочь и сын – крепились, чтобы не разрыдаться.

Подсолнухи и рушники

Прощание с Павлом Шереметом организовали в светлых тонах. На экране мелькали его добрые яркие фото, звучала спокойная, мягкая, но позитивная музыка в стиле инди. Все вокруг повторяли одни и те же слова: "добрый", "светлый", "жизнерадостный".

- Паша не был серьезным человеком, - говорит журналистам на ступеньках  у входа в Украинский дом Мустафа Найем.

- Он очень легкий. Среди журналистов  мало таких людей. Они обычно  важные, суровые, - как бы дополняет его слова журналист Мыкола Вересень.

Коллег по цеху пришло очень много. Евгений Киселев, Савик Шустер, Елена Фроляк.

- Убив его, они пытаются нас  запугать, - говорили некоторые.

Большинство вспоминает Шеремета как профессионала с четкой личной позицией, мужественного правдоруба, но без крайнего радикализма и фанатизма. Говорил то, что видел. Это ценили не только коллеги, но и интервьюеры. Многие из них тоже пришли на прощанье. В этом числе известный врач Ольга Богомолец, волонтер Алексей Мочанов, депутат Ирина Геращенко...

Что примечательно: самые распространенные цветы, которые несли люди – подсолнухи. А на крышке гроба, закрывающей поврежденные ноги лежали вышитые рушники. После полудня песни на английском сменили на "Океан Эльзы": "Не йди", "Така як ти", "Мовчати".

Провожали под аплодисменты

К половине второго цветы уже не впомещались на предназначенном для них столе. Букеты начали складывать на пол. Поток людей не иссякает. Пришел Антон Геращенко. Спустя 15 минут в зал вошел президент. Петр Порошенко единственный, кто положил свой букет красных роз на гроб. Пока он выражал соболезнования семье погибшего (о чем они разговаривали, никто не слышал), проститься с Шереметом подходили пресс-секретарь Святослав Цеголко, глава АП Борис Ложкин, министр культуры Евгений Нищук.

Пообщавшись с близкими журналиста, Порошенко молча стал рядом с ними. Охраны вблизи не было. Все ждали от Президента какого-то слова, но от микрофона он отказался. Да и что тут сказать. Лучшее утешение для родственников будет поимка заказчиков и убийц журналиста. Постояв минут двадцать, Петр Алексеевич, вышел через черный ход, а мероприятие продолжилось.  

Когда гроб спускали по ступеням к катафалку, сотни людей стоя аплодировали. Автомобиль долго не мог отъехать от Украинского дома, потому что обступивший его народ упорно не хотел расходиться. Люди скандировали - "Герої не вмирають", "Ты – беларус".

- А разве это имеет значение? – утирая слезы вздохнула пожилая женщина. – Он объединил три страны.

Тем временем над Европейской площадью уже стояла летняя погода, солнце слепило глаза. Как будто улицу залил свет из зала.

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях