Марокканец - в записке  Комсомолке :  Я не убивал. Я никогда не видел этого врача

Марокканец - в записке "Комсомолке": "Я не убивал. Я никогда не видел этого врача"

Комментарии: 18
Послание Шакиба Отмана написано на французском, ниже - перевод.
Написано послание на французском языке, а внизу - перевод: "Меня зовут Шакиб Отман, на украинском языке мне разговаривать трудно. Я невиновен, я никогда не видел этого человека и не знаю его. А значит, никаких мотивов сделать это у меня не было".
 
Вчера было уже третье заседание по делу об убийстве травматолога Леона Фрайфельда. Марокканца, напомним, задержали на месте преступления. Иностранцу грозит пожизненное, и он даже попросил, чтобы его судьбу решал суд присяжных. Теперь наряду с профессиональными судьями в каждом заседании участвуют и народные:  пенсионерка, воспитательница детсада и паспортистка. 
 
- Передача записки обвиняемым представителю прессы свидетельствует только об одном: об отчаянии и желании защитить себя любым способом. Таким образом человек просто умоляет о помощи, - говорит Наталья Бардин, психолог отдела психологической поддержки ГУ МВДУ во Львовской области.  
 
- Я не знал о записке. Думаю, это крик души моего подзащитного, его последняя надежда, - добавил адвокат Ярослав Гандзюлевич. - Отман уже не верит никому. Сказать, что у него  тяжелое психологическое состояние - не сказать ничего. Он сидит  в СИЗО больше полугода. Общаясь с сокамерниками, пришел к выводу, что даже при меньших нарушениях доказательной базы людей отправляют за решетку, а что уж говорить о его случае. 
 
- Прокуратура не сомневается, что убийца - именно Шакиб. По их версии, марокканец  был сильно пьян…
 
- При первой встрече я спросил Отмана: "Ты убивал?" Он ответил: "Я не убивал, я шел по Пекарской, меня остановили сотрудники милиции, посадили в машину, отвезли в участок и посадили". В общем, оказался в ненужном месте в ненужное время. В его деле много нестыковок. Даже присяжные подловили свидетелей на том, что не все показания сходятся. А экспертизы подтверждают, что нос у покойного не сломан. И челюсть тоже, и гортань. Левая сторона лица разбита палкой или другим предметом, но не кулаком. Правая не разбита совсем. А ведь, по утверждениям свидетелей, марокканец прыгал раза три по лицу Леона Фрайфельда. Кроме того, суд идет по упрощенному варианту: за 23 календарных дня состоялось уже пять заседаний.
 
Прокуратура требует для марокканца пожизненное. Адвокат же считает, что скорее всего дадут семь лет. Приговор, предположительно, могут огласить уже через полтора-два месяца. 

 

Чтобы не пропустить все самое важное и интересное, подписывайтесь на нас в соцсетях