29 июня
Загрузить еще

Нет работы – разбирай завалы. Как правительство будет с безработицей бороться

Нет работы – разбирай завалы. Как правительство будет с безработицей бороться
Фото: REUTERS/Vyacheslav Madiyevskyy

Безработных украинцев «обрадовали»: их планируют привлекать к общественным работам. Как пояснили в правительстве, речь идет о разборе завалов, строительстве защитных сооружений, сельхозработах. Местные власти будут сами определять, что именно нужно делать в конкретном регионе.

Безработные, которых уже чуть ли не полстраны, всполошились. Мести улицы и таскать кирпичи вчерашним «белым воротничкам» не хочется, да и положа руку на сердце толку от многих из них на такой работе будет немного.

Как под копирку…

О нововведении для украинских безработных 21 июня рассказал премьер-министр Украины Денис Шмыгаль. По его словам, новый документ, принятый правительством, предусматривает, что официально зарегистрированные безработные, которые в течение 30 дней не были трудоустроены, будут привлекаться к общественно полезным работам. Это могут быть разборы завалов, строительство защитных сооружений, благоустройство, ремонтные или сельскохозяйственные работы. Платить будут, но минималку.

Ввели это не только для того, чтобы помочь стране восстанавливаться, а в основном, чтобы устранить ситуацию, когда люди месяцами получают средства от государства, а от предложенной работы отказываются.

- В условиях военного времени у государства нет для этого ресурсов. Все должны либо воевать и защищать Родину, либо работать на победу и для фронта, - отметил Шмыгаль.

Здесь надо сказать, что в правительстве как под копирку использовали идею аналитика Алексея Куща, который неоднократно высказывал ее в публичной сфере, в том числе и месяц назад в комментарии для «КП в Украине»:  «Сегодня много говорят о том, что работы в стране нет, но она есть. Трудовой фронт очень обширный, его просто никто не охватывает. В любом городе, где шли боевые действия, нужны люди, чтобы расчищать улицы, что-то ремонтировать, перевозить грузы, есть большая потребность в социальных работниках. Кроме того, нужно максимально вовлекать малый и средний бизнес для выполнения госзаказов – например, плетение маскировочных сеток, пошив военной формы. Сейчас многое закрывается за счет волонтеров, а нужно, чтобы государство создавало в этих сегментах рабочие места».

Обо всем этом Алексей Кущ говорил в конце мая и добавлял: все эти рабочие места государство должно создавать хотя бы на минимальной зарплате – 6500 грн.

«Все логично и правильно»

Большинство экспертов, опрошенных «КП в Украине», идею правительства поддержали.

Директор консалтинговой компании «Михайлов и партнеры» Виталий Михайлов считает, что все вполне логично: людям, которые зарегистрированы в центре занятости и получают выплаты, предложены работы. Это нормальная рабочая схема.

- У нас многие себе это представляют, что сгонять мести улицы будут чуть ли не насильно – как пленных рыть окопы, - говорит Михайлов. – Но это же не так. Человек вполне может отказаться от такой работы, а заодно – и от пособия по безработице. Здесь могут быть варианты – жить на свои сбережения, просить помощи у волонтеров или международных организаций.

Президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко добавляет: в США так поступали во время Великой депрессии: безработные фактически отрабатывали свое пособие.

- Это абсолютно правильно с точки зрения социальной справедливости, - говорит Охрименко. – В Украине не хватает рабочих рук, и при этом сотни тысяч официально зарегистрированных безработных получают пособия. Если хотя бы часть из них будет работать – это уже хорошо.

Второй важный момент, продолжает Охрименко, заключается в том, что данное новшество заставит наших хитрых сограждан, которые только числятся безработными, а на самом деле неофициально работают, отказаться от статуса безработных. Людям предлагают выбор: или ты работаешь и получаешь пособие, или отказывайся от пособия и не создавай лишних проблем государству. Так что, прогнозирует эксперт, число безработных резко уменьшится.

Это негуманно?

Экономист Владислав Банков от инициативы правительства не в восторге.

- Принуждение человека к физическому, причем, возможно, непосильному для него труду за символическую оплату – это попытка скрыть безработицу, - считает экономист. – Граждан, которые потеряли работу, фактически заставляют отказаться от социальных гарантий под угрозой принуждения к тяжелому физическому труду. А ведь эти люди оплачивали взносы по страхованию на случай безработицы.

Владислав Банков считает, что для начала Шмыгалю стоило бы обратиться к своим коллегам-госслужащим с предложением выполнять свои абсолютно посильные обязанности за оплату, которая бы равнялась пособию по безработице. По мнению экономиста, это не только бы поддержало государство в период войны, но и показало бы пример остальным, как надо поддерживать страну.

С предложением Банкова спорить трудно. Действительно, большим и маленьким чиновникам совершенно бы не помешало «затягивать пояса» вместе со всеми остальными.

А вот что касается того, насколько гуманно всем подряд предлагать тяжелую физическую работу, здесь все неоднозначно.

В частности, Виталий Михайлов отмечает: это сегодняшняя реальность. Работы много, а рабочих рук мало.

- Понятно, что сегодня далеко не всем людям могут предложить работу по профилю и по специальности - время такое, - отмечает эксперт. - Воевать на фронт тоже пошли не только кадровые военные. Я считаю, что и сельхозработы, и строительство защитных сооружений – это нормальная безопасная работа в военное время. К тому же уверен, что далеко не все привлеченные будут непременно стоять с ломом и лопатой. Думаю, безработным предложат и сопутствующие работы - на складе, сортировку, учет, табелирование, наверняка будут водительские вакансии.

Отдельный вопрос – насколько успешным будет рекрутинг сегодняшних безработных, но в любом случае решение даст свои плоды, считает Виталий Михайлов. Как минимум государство оптимизирует фонд выплат по безработице. Например, если половина безработных откажутся от предложенных работ, выплаты тоже соответственно уменьшатся вдвое. И это тоже результат.

- Словом, на мой взгляд, это хорошее менеджерское решение, - резюмировал Михайлов. – А вот как оно будет воплощаться – это уже другой вопрос.

Компетентно

«Если к сентябрю не создадут 1 млн рабочих мест – это профанация»

О том, как будет в украинских реалиях воплощаться идея «трудового фронта», мы поговорили с ее инициатором Алексеем Кущем.

- Алексей, несколько месяцев вы настаивали на необходимости трудового фронта. Почему это сегодня нужно?

- Дело в том, что у нас, как мне кажется, многие недооценивают масштабы экономической катастрофы, которая нас ждет осенью и зимой. И единственным способом пережить эту катастрофу является создание в условиях военного положения модели гарантированной занятости населения или внутреннего трудового фронта. Кстати, если говорить о таких городах, как Харьков, Николаев, то там, кроме вот такой гарантированной занятости населения, еще довольно продолжительное время вообще ничего не сможет функционировать. Для людей, которые там остались, это будет единственным источником заработка.

- Вы говорили о своей идее чиновникам? Как они реагировали?

- Как правило, говорили, что «это какой-то совок». И приходилось рассказывать, что внутренний трудовой фронт был создан в годы Второй мировой войны в США, благодаря чему американцы по итогам войны обеспечили рост экономики, преодолели последствия Великой депрессии 30-х годов и обеспечили максимальную занятость населения. Кстати, страна оценила экономические успехи: Рузвельт избирался на пост президента четырежды, и это стало уникальным явлением в истории. А вот в Великобритании трудового фронта не было, экономика падала, и именно это стало основной причиной того, что Черчилль проиграл выборы в 1945 году.

- Насколько рабочей может быть модель трудового фронта в Украине? Да и вообще – как его создать?

- Модель трудового фронта можно было бы создавать во взаимодействии с профсоюзами и собственниками бизнеса, но нам ни то ни другое не подходит. Профсоюзов у нас практически нет, а сотрудничество с собственниками приведет к коррупции. Поэтому нам подходит третий путь - создание рабочих мест во взаимодействии с волонтерскими организациями: логистика, социальные услуги, производство товаров для фронта и т.д. Идея в том, чтобы волонтерские организации аккредитовывались при Минсоцполитики или Минэкономики и получали дотации на каждое рабочее место в размере минимальной зарплаты. Сегодня наши волонтеры работают бесплатно, и я думаю, что будет справедливо платить им хотя бы минималку.

- Но мне кажется, премьер Шмыгаль озвучил нечто иное: фактически принудительная работа, да еще и физическая, которая даже по состоянию здоровья подходит далеко не всем. И ни слова о том, что хотят платить волонтерам. Видимо, логика такая: зачем платить тем, кто отлично работает бесплатно?

- Конечно, такой формат занятости должен быть абсолютно доброволен. Но тут нужно понимать, что в ближайшее время без работы останется половина трудоспособного населения. И поддерживать их бесплатной едой или платить по 2 тысячи в месяц как временно перемещенным лицам означает сознательно маргинализировать миллионы людей. А труд социализирует, объединяет, дает ощущение вовлеченности человека в общую стратегию победы.

К тому же в ближайшее время государство столкнется с огромной проблемой: как платить пособие по безработице? При этом волонтерское движение пойдет на спад, так как у людей средства на исходе. Так почему бы не объединить решение этих двух проблем? Словом, выбор у государства небольшой: платить людям минимальное «подаяние» или выплачивать минималку за общественно полезный труд.

- Вы довольны тем, что власть прислушалась к этому предложению?

- Это сложный вопрос. Есть очень большой риск, что вместо того, чтобы поддержать людей, которые сегодня работают бесплатно, и создавать новые рабочие места, в правительстве используют идею трудового фронта просто для того, чтобы снимать людей с учета как безработных – например, заведомо предлагать им работу, на которую они не согласятся.

Думаю, что маркером успешной реализации идеи может быть создание рабочих мест. Если к сентябрю будут созданы хотя бы 1 млн рабочих мест, значит, идея действительно реализовывается. Если нет – это чистая профанация.