Южмаш и КБ «Южное»: от «фабрики страха» - к мирному освоению космоса

Южмаш и КБ «Южное»: от «фабрики страха» - к мирному освоению космоса

Комментарии: 7
Леонид Кучма и Александр Макаров в Днепропетровском аэрокосмическом центре (1996 год).

В советские времена нам, как, впрочем, и всему миру, вешали лапшу на уши: мол, на ЮМЗ в Днепропетровске делают трактора (кстати, считавшиеся лучшими в Союзе). Это правда: знаменитых «Беларусей» тут до сего дня выпустили около двух миллионов. Они трудились по всей стране, а также их продавали в 40 стран мира. Но на Западе Южмаш называли «фабрикой страха»: ведь более 80% его продукции в 60-80-е года были боевые ракеты.

Вместо грузовиков - «автомобили вертикального взлета»

История легендарного завода начинается в 1944 году. Правда, до 1951 года - одновременно со строительством - на ДАЗе уже сумели наладить выпуск грузовиков, самосвалов, автокранов, автопогрузчиков, прицепов, авто-амфибий. Но затем все круто изменилось: шла Корейская война (а фактически там мерились силами СССР и США), Сергей Королев и его помощники сумели, наконец, сконструировать первую советскую боевую ракету - Р-1 (скопировав с немецкой Фау-2).

«Ее приняли на вооружение 25 декабря 1950 года, - вспоминает в своей «Южное созвездие» известный журналист Владимир Платонов. - Встал вопрос, где организовать серийное производство Р-1. Искали место на Урале, в Сибири и Украине. Остановились на Киеве - красивый, старинный город с огромным научным и техническим потенциалом. Доложили министру вооружения Дмитрию Устинову. Тот отчеканил в ответ:

- Киев не трогать! Нельзя превращать столицу республики в сверхсекретный город.

Выбор пал на почти готовый автомобильный гигант в Днепропетровске - его и перепрофилировали в серийный ракетный завод».

А чтоб вражеские шпионы ничего не пронюхали, в документах «автозавода» это грозное оружие называли… «автомобилями вертикального взлета»!

До 1951 года на ДАЗе (будущем Южмаше) выпускали автокраны, грузовики и амфибии.
До 1951 года на ДАЗе (будущем Южмаше) выпускали автокраны, грузовики и амфибии.

Взлет карьеры - после разногласий с Королевым

Вначале завод № 586 (бывший ДАЗ) выпускал королевские ракеты - Р-1, Р-2 и Р-5 (первые в мире с ядерным зарядом). Их двигатели работали на смеси жидкого кислорода и спирта. Этих компонентов в СССР производилось огромное количество, они были дешевыми. Но обслуживание таких ракет было очень сложным и громоздким. Кроме того, ракета на таком горючем могла простоять заправленной (то есть в полной боеготовности) лишь пару недель.

Советское правительство требовало от Сергея Королева начать разработку ракеты на долгохранимых (высококипящих) компонентах топлива. Главный конструктор подмосковного ОКБ-1 НИИ-88 и его помощники от этой задачи всячески отбивались, с удовольствием взялся за нее лишь заместитель Королева Михаил Янгель.

«В результате разработанная Михаилом Кузьмичем Р-11 получилась значительно легче королевской «единички», - пишет Владимир Платонов, - но при этом пролетала столько же, что и Р-1. И в заправленном состоянии эта ракета могла находиться больше месяца!»

Отношения между Сергеем Павловичем и его заместителем испортились. Причем, не только в рамках теоретических споров: по решению Кремля заместитель вдруг стал начальником Королева! Янгель, не видя для себя перспектив в НИИ-88, в 1954 году решил уехать в Днепропетровск. Там как раз было создано Особое конструкторское бюро № 586 (при 586-м заводе), которое Михаил Кузьмич и возглавил.

«Это что за карандаш?!»

В ОКБ-586 Михаил Янгель повстречал не просто подчиненных, а своих настоящих единомышленников. Оказывается, тут еще до его приезда специалисты заводского конструкторского отдела (во главе с Василием Будником) практически на голом энтузиазме разработали проект такой же, как и Р-11, ракеты - на долгохранимых топливных компонентах!

Янгель предложил доработать их проект (увеличив дальность полета и оснастив мощным зарядом). И вот первенец ОКБ-586 и завода № 586 - ракета Р-12 - готова. Ее испытания проводились на полигоне Капустин Яр в том же 1957 году, что и королевской межконтинентальной баллистической Р-7. Первые два пуска «семерки» в апреле прошли неудачно. Пуск Р-12 назначен на 22 июня 1957 года.

«Королев не выдержал и прилетел в Капустин Яр, - рассказывает Владимир Платонов. - Увидев днепровскую ракету на старте, Сергей Павлович удивился:

- Это что за карандаш?! Он же сломается, не успев взлететь!

Действительно, Р-12 при высоте более 20 метров в диаметре была не толще полутора метров».

Первые три запуска Р-12 прошли успешно. После чего руководство страны уже не сомневалось в преимуществе ракет на высококипящих компонентах топлива.

«Наши ракеты - словно сосиски из автоматов!»

А в самый разгар обострения международной обстановки (в 1958-м) к днепропетровским ракетчикам приехал Никита Хрущев. Любовался сборочными цехами, щедро раздавал награды. А потом на весь мир заявил: «У нас производство ракет поставлено на конвейер! Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, словно сосиски из автоматов».

Вслед за этим (в январе 1960 года) в Советском Союзе были созданы ракетные войска стратегического назначения. А Днепропетровск стал негласной столицей советского ракетостроения: его детище - Р-12 - стали выпускать и на трех других ракетных заводах СССР (в Омске, Перми и Оренбурге). Всего, по данным американцев, Советским Союзом было изготовлено 2300 ракет Р-12.

Следующими днепропетровскими ракетами были Р-14 (по американской классификации SS-5, дальность полета - 4500 км) и первая советская межконтинентальная - Р-16 (SS-7). Ее максимальная дальность полета составляла 13 тысяч километров - то есть она могла поразить любую цель в США с территории Советского Союза. Тем самым днепропетровские ракетчики помогли Никите Хрущеву сдержать ранее данное слово: «Если бы эти ракеты уже были на вооружении Советской Армии, я бы гарантировал, что третьей мировой войны не будет».

«Сатана» усадила американцев за стол переговоров

Последняя «военная» работа Михаила Янгеля (которую завершал сменивший его на посту главного конструктора в 1971-м Владимир Уткин) - межконтинентальная ракета Р-36М (SS-18). Михаил Кузьмич придумал уникальнейшую идею - ракету с… «минометным стартом»! Она выстреливалась из контейнера, а ее двигатели запускались уже в полете.

- Это чистейший абсурд! - кричали оппоненты. - Такая махина в двести тонн не полетит!

Полетела! Да так, что американцы, не имевшие ничего подобного, с уважением прозвали ее «сатаной» и, наконец, сели за стол переговоров - о сокращении ракетно-ядерного вооружения. Ведь - спрятанная в шахтные установки - днепропетровская «сатана» была практически неуязвимой, к тому же по тем временам ее невозможно было перехватить.

Также благодаря разработкам днепропетровцев, жидкостные ракеты могли теперь находиться в заправленном состоянии уже не пару месяцев, а несколько лет!

…Воплотились в жизнь и другие - мирные - идеи Михаила Янгеля: на базе боевых ракет были созданы космические носители «Космос», «Интеркосмос», «Циклон-2», «Циклон-3». Даже грозная «сатана» стала нынешним мирным носителем «Днепр».

Кроме того, впервые в мировой практике на ЮМЗ организовали серийное производство спутников. Днепропетровцы разработали и построили более 70-ти типов космических аппаратов, на орбиту их запущено более 400.

Грозная боевая SS-18 («Сатана»).
Грозная боевая SS-18 («Сатана»).

Именем Янгеля и Макарова

Кто знает, сумел бы Михаил Янгель реализовать свои оригинальные идеи, не будь рядом с ним надежного друга и единомышленника - директора ЮМЗ (с 1961-го по 1986 год) Александра Макарова. В 1948-м Александра Максимовича назначили директором завода вспомогательного оборудования при ДАЗе. На нем-то, пока достраивались корпуса автозавода, и выпускали первые днепропетровские грузовики.

С 1958-го (когда стало ясно, что первая днепровская ракета Р-12 значительно превосходит королевскую Р-5М) завод № 586 перевели на выпуск только янгелевских ракет. Общее дело настолько сблизило главного конструктора и директора завода, что между ними завязалась крепкая дружба. И плоды этой дружбы стали большой удачей и для завода, и для КБ, и для всего отечественного ракетостроения.

- Михаил Янгель и Александр Макаров были воистину корифеи отечественного ракетостроения, - пишет Леонид Кучма в своей книге «Украина не Россия» (он возглавил ЮМЗ после Макарова). - Именно они создали модель единой опытно-конструкторско-производственной базы, которая и по сей день является новацией в сфере производства и проектирования.

Сегодня КБ «Южное» носит имя Михаила Янгеля, а Южный машиностроительный завод - Александра Макарова. И они давно уже не «фабрика страха»: теперь кроме мирных ракетоносителей («Циклон» и «Зенит»), космических аппаратов («СІЧ»), здесь выпускают еще и троллейбусы, ветроагрегаты, те же трактора, слитки золота.

Александр Макаров (годы жизни 1906-1999) и Михаил Янгель (1911-1971).
Михаил Янгель (1911-1971).

Фото из архивов «КП», ЮМЗ и Владимира ПЛАТОНОВА.

БЫЛО ДЕЛО

Как директор ЮМЗ «сыграл в защите» чемпионов СССР

Днепропетровск, 6 ноября 1983 года. За несколько часов до начала «золотого» матча между футболистами южмашевского «Днепра» и московского «Спартака» в кабинете Александра Макарова зазвонил телефон. На проводе - Москва.

- Как мне признался позже по секрету Александр Максимович, это был министр обороны маршал Устинов, - вспоминает старейшина спортивной журналистики Днепропетровска Анатолий Косый. - Суть звонка была ясной: отдай, мол, золотые медали «Спартаку». На что Макаров решительно ответил: «Ни о каких сделках и речи быть не может!» На поле днепропетровцы оказались не менее «несговорчивыми» - так же решительно обыграли москвичей со счетом 4:2! «Днепр» - чемпион!

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Блюда под градусом
Блюда под градусом [фото] 364

Некоторые блюда станут еще вкуснее, если включить в рецепт алкоголь. И пьяными вы не станете - спирт выпаривается в ходе готовки.

Светская хроника и ТВ

Спорт