Светлана ПОЛЯКОВА. Фото из архива «КП». (16 декабря 2008)
В могилу Максима Пашаева положили мяч, бутсы и футболку

В могилу Максима Пашаева положили мяч, бутсы и футболку

Комментарии: 9
Максиму было всего 20 лет.

У гроба Максима во Дворце спорта кременчугского стадиона «КрАЗ» вчера за два часа гражданской панихиды прошли десятки тысяч людей. Лариса Александровна, выплакав все слезы, казалось, уже была спокойна. Брат-близнец Максима - Павел - рядом с матерью стоял у гроба и все время держал руку на лбу у Максима.

На лице погибшего игрока «Днепра» почти не было видно следов аварии. Как потом рассказывали друзья Максима, самый сильный удар пришелся ему в голову - о крышу машины при столкновении…

- Какая жестокая несправедливость! - вздыхали родственники и друзья Максима. – На всю ту трассу, где он разбился, был всего один столб. И надо же - именно его и «нашел» автомобиль Максима... Не было бы лобового столкновения - и машина просто бы съехала в кювет, с минимумом последствий для водителя... 

Гаишники рассказывали родне Пашаева, что удар был настолько сильным, что водитель вылетел наружу через лобовое стекло и еще около 40 (!) метров летел по шоссе...

На похороны приехали игроки, тренеры и администрация «Днепра», футболисты из местного клуба «Кремень», представители Федерации футбола Украины. Свои соболезнования прислали телеграммой из Российской федерации футбола.

Корреспонденты «КП» подошли к Владимиру Горилому, тренеру Максима во второй команде «Днепра»:

- Не знаю, смогу ли я закончить фразу... Так не должно было быть... У нас о нем останется самая светлая память.

Фаны «Днепра» положили на гроб мяч, бутсы и желто-синюю футболку молодежной сборной Украины с номером Максима - 5. Клубную футболку белого цвета положили и руководители клуба.

...Когда гроб с телом Максима уже опускали, маму футболиста пришлось силой оттеснить от могилы - она ухватилась за крышку и долго не отпускала сына «туда»...

- Я буду ждать тебя дома, Максим!.. - рыдала женщина.

От такой картины нервы не выдержали даже у мужчин: слезы градом лились у Дмитрия Лепы и Сергея Мотуза, да и у других футболистов и тренеров.


Лариса Александровна прикасается рукой к погибшему сыну, справа - сын Павел, его обнял за плечи их отец Вагиф. Крайний справа - президент ФК «Днепр» Андрей Стеценко.
Лариса Александровна прикасается рукой к погибшему сыну, справа - сын Павел, его обнял за плечи их отец Вагиф. Крайний справа - президент ФК «Днепр» Андрей Стеценко. Фото Сергея КОЗИНА.

ДОСЛОВНО

Олег ТАРАН, тренер Максима Пашаева в «Кривбассе», в котором футболист играл в прошлом году:

- Это огромная утрата. Для меня Максим был золотым мальчиком - во всех отношениях: и как человек, и как футболист. Таких, как он, за всю свою тренерскую деятельность я еще не встречал. От него никогда не услышал плохого слова. Максим был уникален по работоспособности и человеческим качествам. Уверен, его ожидала блистательная карьера: в следующем году он уже должен был играть в национальной сборной Украины... 

У меня такое чувство, что с Максимом я утратил и частичку себя. Так больно!.. Я знаю, бывали случаи, что футболисты гибли в автокатастрофах, но впервые в моей жизни это случилось с мальчиком, в которого мы вкладывали свои знания, душу и любовь...

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт