Вспомнить всё

Вспомнить всё

ФОЗЗИ, фронтмен группы «Танок на Майданi Конго»

Каждый футбольный болельщик хотя бы раз в жизни становится пророком. Тысячи неудачных попыток угадать счет, конечно, забываются, зато считаные прозрения лежат в памяти на самой видной полке. 

У меня такой случай хранится с 9 сентября 1987 года, когда нашим дома, в Москве (пальцы не поворачиваются сейчас такое писать), нужно было не проиграть французам. На 13-й минуте мы пропустили, игра была вязкая, французы стремились реабилитироваться за поражение годичной давности в Париже и были к этому близки. 

Мы смотрели эту игру с папой, и, когда на бровке появился молодой Михайличенко под 13-м номером, я сказал: "Он забьет за 13 минут до конца". Так оно и случилось. Я никогда в жизни не играл на ставках и, наверное, уже не буду, потому что свой фарт исчерпал тогда, но оно того стоило: сборная СССР прошла отбор в финал самого крутого турнира планеты. На тот момент в финальном турнире играли всего 8 команд, это вам не 16, как сейчас, и тем более не 24, как на следующем чемпионате. Страшно себе представить, сколько попыток понадобилось бы нынешней сборной Украины, чтобы пробиться в подобный финал. 

Тот чемпионат не забыть никогда - мы его смотрели своей футбольной командой, пребывая на собственном финальном "Кожаном мяче" в Волчанске (я - под чужим свидетельством о рождении, ибо прописан был в другом районе). В холле общежития стоял телевизор, и как же мы кричали после гола Протасова ирландцам, как же мы прыгали до низкого потолка и обнимались с завтрашними соперниками, устраивая кучу-малу в стиле героев фильма "Свой среди чужих, чужой среди своих". 

Наутро были уже наши игры и самые сильные игроки, авторитетно сплевывая возле углового флажка в лужу глубиной 20 сантиметров (атаковали одним флангом, чтобы мяч не утонул), говорили, что обводить по полкоманды соперника в стиле Марадона-86 больше не модно - надо тренировать прессинг. 

Летом 1988 года сборная Лобановского стала лучшим моментом нашей жизни, и я, конечно, помню всё:

- "отскок" в первой игре, перевод Беланова и чудо-выстрел Раца;

- разбитую бровь москвича Хидиятуллина ("Хидя, давай", - кричали мы, ненавидя "Спартак", но на сборную это не распространялось);

- необязательную желтую карточку Кузнецова, из-за которой он пропустил финал;  

- странный пенальти имени садиста ван Брекелена, не забитый прекрасным пенальтистом Белановым;

- и, конечно же, игры против Англии и Италии. 

Финал я смотрел уже дома. После свистка почти не плакал, взял мяч и пошел на школьный двор. Там собрались человек пятьдесят, и мы играли на двух полях (гандбольном и микрогандбольном), потому в этот день мы хотели победить хотя бы там. 

Дома еще четыре года висел постер - сборная СССР на нем была в красной форме с уникальным геометрическим рисунком. Я на эти четыре буквы, мягко говоря, не молюсь, но такую я носил бы не снимая.  

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт