Алексей БОГОМОЛОВ (9 сентября 2010)
Врачи лечили Брежнева... хоккеем

Врачи лечили Брежнева... хоккеем

Именно при Брежневе сборная СССР добилась своих самых ярких побед.

Речь идет о генеральном секретаре ЦК КПСС Леониде Брежневе. Он не просто любил эту игру, но сделал немало для того, чтобы наши спортсмены стали лидерами мирового хоккея. Кстати, 30 лет назад он открыл Олимпийские игры в Москве и провел свой последний сезон в качестве активного болельщика. 

Вот что мне рассказывал его бывший зять, в те времена первый заместитель министра внутренних дел Юрий Чурбанов:

- Больше всего Брежнев любил ездить на хоккей с Устиновым - министром обороны. Они оба были страстными болельщиками ЦСКА. Черненко хоть и дружил с Леонидом Ильичом, но болел за «Спартак», а Юрий Владимирович Андропов формально считался болельщиком «Динамо», хотя, мне кажется, был равнодушен к игре. Не очень любили хоккей Суслов и Пельше, но за компанию приезжали в «Лужники».

Обычно собирались во Дворце спорта незадолго до начала игры. За правительственной ложей было специальное помещение для отдыха. Стояли там и столики с напитками и закуской. Бывало, что выпивали все, кроме Суслова, по рюмке, а затем шли смотреть игру. Болели достаточно сдержанно, и все громкие обсуждения шли в перерывах. Помню, как-то была игра ЦСКА - «Динамо» и армейцы проигрывали. Леонид Ильич стал подначивать Устинова: «Вот, как же так, столько денег на команду выделяется, а они проигрывают…» Министр обороны отшучивался: «Ничего, сейчас исправятся». И действительно, как правило, в присутствии Леонида Ильича ЦСКА у «Динамо» выигрывал. А вот «Спартаку» армейцы могли проиграть…

Леонид Ильич, когда ему еще разрешали врачи, мог во время игры закурить прямо в ложе. Курил он обычно «Новость» или «Краснопресненские». А однажды, когда у него не оказалось сигарет, попросил закурить у меня. Я в то время курил «Кент». Взял он сигарету, прикурил, затянулся и говорит: «Ты, Юра, больше эти сигареты не кури. Наши лучше». С тех пор я в одном кармане носил «Кент» или «Мальборо», а в другом - «Столичные», вдруг еще раз Леонид Ильич закурить попросит…

Во время игры Брежнев нечасто вмешивался в события. В 1969 году, когда играли «Спартак» и ЦСКА, при счете 2:1 в пользу спартаковцев судья не засчитал забитый армейцами гол. Анатолий Тарасов, тренер ЦСКА, увел команду с поля, и минут двадцать игроки не выходили. А ведь шла прямая трансляция! Рассказывают, что терпеливо ждавший все это время в ложе Брежнев все-таки дал поручение «передать Тарасову его личную просьбу продолжить игру». Матч возобновился, и в итоге ЦСКА проиграл - 1:3.

Конечно, Брежнев предпочитал смотреть хоккей на стадионе, но очень не любил, когда игра затягивалась (а матчи в 70-е годы начинались в 19.30) и он не успевал вернуться домой или на дачу к началу программы «Время». В конце семидесятых вопрос решили радикально: перенесли начало игр на час раньше. То, что большинство болельщиков работали до 18 часов и из-за московских расстояний физически не успевали к началу игры, никого не волновало. Главное, чтобы Леонид Ильич успел к началу «Времени».

Поездки Брежнева на хоккей всегда были головной болью для Управления личной охраны 9-го управления КГБ. Все-таки 12 тысяч зрителей, мало ли что могло произойти. Об одном случае из работы брежневской охраны вспоминал Анатолий Васильевич Фролов, в 1976 - 1983 гг. - заместитель начальника 1-го отдела 9-го управления КГБ:

- В «Лужниках» он часто был, и, когда ему позволяло здоровье, он почти не пропускал матчи наших первых команд - ЦСКА, «Динамо». Очень любил ездить туда. Там все было взято под контроль, я не помню эпизодов, которые были бы тревожными, опасными. Разве что один момент был… Там есть ложа, особая зона, она огораживается, стоят охранники, они пропускают людей по билетам и пропускам вместе с билетерами. И вот один эпизод был такой, я сам его помню. 

Генсек был страстным болельщиком.
Генсек был страстным болельщиком.

Не было никого из охраняемых лиц, еще не приехали, вдруг появляется адмирал… вице-адмирал, весь в орденах, в морской форме, проходит и садится в зоне. У нас там был Олег Иванович, который занимался этим объектом. Я говорю: «Олег Иванович, а что это у нас за адмирал здесь?» - «Да вот он, он часто приходит». Я говорю: «Вы у него когда-нибудь документы проверяли?» «Да вроде проверяли, я уж сейчас, - говорит, - не помню. Но он довольно часто ходит». «Ну, - я говорю, - тогда проверьте». Проверил, документов у него не оказалось никаких. А потом выяснилось, что он человек, который никакого отношения к адмиралу не имеет. Пригляделся, приспособился к условиям. Видит, как иногда у нас народ реагирует на высокие чины, звания и так далее… Это оказался человек с травмированной психикой. Я не знаю, были у него какие-нибудь замыслы, нет, но пришлось прекратить эти посещения. 

Хоккеисты, естественно, знали о своих высокопоставленных болельщиках. Министр обороны по крайней мере раз в год приезжал в ЦСКА, чтобы встретиться с командой. А к Брежневу, бывало, игрокам и тренерам приходилось подниматься в ложу прямо в хоккейной амуниции в перерыве игры. Вот как об этом вспоминал Владислав Третьяк:

- Брежнев очень любил хоккей! Присутствовал не только на всех матчах сборной, но и на многих играх чемпионата страны. Однажды, в 1981 году, я даже ходил к нему в ложу в перерыве между периодами матча СССР - Финляндия. Прямо в форме! Прибежал за нами министр спорта: «Давайте поздравим Леонида Ильича с днем рождения, он ждет!» Как парторг сборной я вручил Брежневу подарок. Он меня расцеловал, поблагодарил за недавнюю победу в Кубке Канады и спрашивает: «А чего вы сейчас-то финнам проигрываете?» А мы в этот момент, как назло, действительно проигрываем - 1:2! Я говорю: «Не волнуйтесь, Леонид Ильич, мы у финнов всегда в конце концов выигрываем. Все будет в порядке!» Он опять: «А почему у вас фамилии на форме на английском языке написаны?» Отвечаю: «Потому что международный турнир». В результате за ночь нам пришили надписи на русском языке, чтобы Брежнев знал, кто есть кто из игроков...

Когда Брежнев был уже не в лучшем состоянии здоровья, врачи прописали ему для поднятия угасающих эмоций бывать на хоккее как можно чаще. Я сам видел, как он сидел на ничего не решающей для турнира игре «Крылья Советов» - «Динамо» (Рига). В двенадцатитысячном лужниковском дворце игру смотрели не более трех тысяч болельщиков. И одним из них был Брежнев. 

Редакция благодарит Центр по связям с прессой и общественностью Федеральной службы охраны Российской Федерации за помощь в подготовке материала.

Фото РИА «Новости».

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

вакансия тренера в Одессе