Галина САПОЖНИКОВА (11 июля 2007)
Как делаются «цветные» революции

Как делаются «цветные» революции

Комментарии: 23

Продолжение. Начало в номере «КП» от 10 июля 2007 г. и на сайте

 В первой части публикации мы доказали, что сценарии всех «цветных» революций  были списаны из одного, американского, учебника. Почему же  наши соседи позволили втянуть себя в чужой каприз?

 - Вы не подумываете о том, чтобы попросить в Украине политического убежища? - спросил меня сосед по купе в поезде Киев - Львов.

У меня от неожиданности аж голос пропал.

- Зачем? - только и смогла просипеть в ответ.

- Ну, - смутился он, - у вас ведь там  со свободой слова совсем дела плохи.

- А как у вас с гражданской войной и перспективой раскола? - быстро перевела стрелки я, кивая на раскрытый на коленях журнал с картой Украины, поделенной на Ющенкивщину и Януковичленд: Киев, Львов и Ровно отходят первому, а Донецк с Днепропетровском, Харьковом и Крымом - второму.

Тут уже поперхнулся сосед. Один-один.

Фиксирую: никакого запаха гражданской войны и раскола в сегодняшней Украине нет. Есть две ложные телевизионные картинки, исходя из которых украинцы и русские делают  свои (неправильные) выводы, и некоторые национальные особенности, на которые мы не обращали внимания, наивно полагая, что мы одинаковые, коли вышли когда-то из одной Киевской Руси. Мы, например, с западными украинцами разговариваем точно так же, как с восточными, искренне полагая, что они просто выпендриваются, а они, оказывается, в отличие от поляков и прибалтов в составе России никогда не были и встретились с ней только в ее советском варианте в 1940-м! То под Польшей были, то под Австро-Венгрией… Они абсолютно другие - это даже внешне видно, по шляпкам и перчаткам, в которых местные пани часами пьют кофе в кафе. Восточную Украину этот мещанский стиль жизни страшно бесит: мы, говорят они, вкалываем, зарабатываем, а эти, только и знают, что тратить. Их даже на политических плакатах изображают так: дамы с кофе и мужики с мешками картошки… Но и восточные украинцы - это тоже не совсем русские, хотя и говорят на русском языке.

- Нам, украинцам, внутренний порядок не нужен - в этом отличие Украины от России, - прочитал мне вводный курс  в украинологию главный украинский националист и анархист Дмитрий КОРЧИНСКИЙ. - Русским же, по старой византийской традиции, нужен царь, потому что Кремль пустовать не должен. А так как после «оранжевой» революции никакого управления из американского посольства  не происходило, страна получила возможность развиваться в соответствии со своей природой. А природа у Украины такова, что мы всегда выбираем власть, которую удобно презирать.  Любой беспорядок в России чреват войной. А украинцам, наоборот, хорошо при беспорядках. Гражданская война здесь невозможна, и знаете почему? Слишком сложная ситуация. В России проще: вот - свои, а вот - враги. А украинцы как только начинают строиться друг против друга - так выясняется, что половина наших перешла к вам, а половина к третьим, и что у нас не две стороны конфликта, а все десять. В России доминанта - абсолютная власть. Это историческая судьба и исторический рок - укрепляться и географически, и психологически, потому что другого пути у нее нет. А у нас анархия. 

Мы-то, глядя на то, с каким упоением украинцы штурмуют то «Белый дом», то Конституционный суд, то прокуратуру, думали: ну все, дело пахнет жареным. А оказалось, что для них анархия -  почти норма! Стиль жизни - как семейный скандал в маленьком одесском дворике. Поэтому революции в Украине не закончатся никогда, палатки на Майдане можно бетонировать для следующих повстанцев. Директор российских и азиатских программ вашингтонского института мировой безопасности Николай Злобин вообще считает, что все эти революционные режимы еще рухнут, и не раз, потому что они переходные, и что выборы (не только в Украине, везде!) будут проходить снова и снова. Тем более что в Киеве все к этому располагает: каждую субботу Крещатик становится пешеходным, и машины направляются в объезд, потому что свободолюбивые украинские людыны имеют право ходить там, где хотят. Я, признаться, увидев, как  впереди полощутся флаги, немедленно прибавила скорость, полагая, что там собрался очередной митинг. А там  стояла толпа студентов, которая за 10 долларов в день махала флагами с логотипом украинской водки…

То есть  мы с нашими братьями-украинцами совершенно друг друга не знаем, не важно, сколько мы прожили вместе - 50 лет или всю жизнь. Отсюда и страхи.  

Страхи, которые мы выбираем

Украинцев в России больше всего пугает Чечня - они уверены, что мы там до сих пор воюем. Может, потому что во Львове есть улица Дудаева. Ну а россиян чаще всего пугают именно городом Львовом.

- Вот отсюда идет картинка украинского национализма, - с иронией  показал на здание горсовета городской секретарь и председатель областной партии «Пора» (движущей силы «оранжевой» революции. - Авт.) Владимир КВУРТ. Сам он при этом прекрасно говорит по-русски и даже писал в Москве диплом со страшным названием: «Блок управления системы обработки информации ферразондового магнитометра спутника дальнего космоса».  С ним-то мы и решили прогуляться по всем нашим основным страхам.

Самый главный страх - это русский язык. Считается, что  Украина со своей территории его выметает:  принят, например, закон, по которому реклама может быть только на государственном. В Киеве и во Львове рекламные ролики  типа «Шкира у дытынкы така нижна»  воспринимаются совершенно естественно, а вот в Крыму всех смешат, потому как украинский язык там навязывается искусственно. За исключением некоторых маразмов (типа принятого уже в дни правления Януковича требования выпуска на государственном языке ВСЕХ мультиков и детских фильмов. - Авт.) ситуация в Украине пока не столь драматична, какой она кажется из Москвы. Экскурсовод в Софийском соборе, побалакав на мове и заметив мои круглые от ужаса глаза, с ходу предложила группе «уважить росьянку» и перейти на русский. И группа совершенно не обиделась. По-моему, просто не заметила, что язык экскурсии сменился. В Львове вам по-русски действительно могут не ответить, но совсем по другой причине, чем, скажем, в Крыму, где один деятель из общества «Просвита», прекрасно владея русским, из вредности давал мне интервью на государственном языке через переводчика. Дело в том, что в украинском существует несколько диалектов. Тот суржик, на котором изъясняются в Восточной Украине, коренным образом отличается от польского акцента, с которым говорят на Западе.  И львовяне, переходя с полупольского на суржик, искренне полагают, что говорят по-русски! Эта самоуверенность иногда может сыграть злую шутку: вот, например, какой вариант биографии, написанной вроде бы на русском языке, выставил на своем официальном сайте экс-министр транспорта и связи Виктор Бондарь (сейчас он ушел на повышение в президентскую администрацию. - Авт.): «Он есть представителем молодой генерации профессиональных управляющих в Новом Кабинете. Опикаясь вопросами  информатизации… работаючи в Секретариате Кабинета Министров провел переговоры с крупнейшими мировыми производителями». А со времени распада СССР, где русский были обязаны знать все, по меркам истории прошла секунда...

Кроме языка, сегодняшние российские обиды на Украину сводятся к двум моментам: к скандальному  выступлению Верки Сердючки на «Евровидении» и политпиарам львовского националистического объединения «Свобода».

Первая, как вы помните, кричала  «Лаша тумбай», а всем упорно слышалось «Раша, гуд  бай!»  -  что   обиженные россияне восприняли как очередной «оранжевый» вызов.

- А то, что она при этом руками махала, не означало, что газовую трубу нужно перерезать? - не без иронии поинтересовался секретарь горсовета Владимир Квурт. - Это шоу. Вкладывать в него политику и идеологию - имперский подход. 

Вторые постоянно напоминают о себе - то рекламные щиты с цитатами из Тараса Шевченко («Любите, чернобровые, но не москалей!») сочинят, то  плакаты «Матюки превращают тебя в москаля» на мусорных баках развесят. Обидно им, понимаете: львовские бандиты между собой говорят на государственном, а как дело касается разборок, точно по сериалу «Бригада» переходят на русский. Лицезреть страшную пьяную морду на мусорных баках нам безусловно обидно, но сермяжная правда состоит в том, что водки в Украине производится не меньше, чем в России, но не  лежит  там почему-то на улицах та пьянь, которую мы наблюдаем на площади Трех вокзалов и по которой наши бывшие собратья по Союзу составляют представление о россиянах... 

Последняя по времени инициатива «Свободы» тоже не оригинальна: вслед за Таллином разобраться с советскими памятниками. Вернее, со знаками «оккупации» - с орденами и красными звездами. Но не с могилами - по католической традиции к мертвым там относятся с пиететом. Даже заместитель председателя партии «Свобода» Василий Павлюк, с которым мы по поводу памятников переругались так, что охрипли, и тот признал: могилы вскрыть - это уже слишком... Теперь созданная городским советом комиссия, которую он возглавляет, будет ползать по Львову и пристально рассматривать знаки всех трех «оккупаций» (австро-венгерской, польской и советской. - Авт.). Есть надежда, что попутно разберется и с вандализмом: а то стоит, например, в центре Львова памятник Ивану Пидкове - герою совместной борьбы российских, украинских и молдавских народов против турецких поработителей, а слово «российских» то замажут белой масляной краской, то снова впишут. Будто Иван Грозный его казнил, а не польская шляхта…

Пока все три самых важных для русских мемориала - военное кладбище, могила разведчика Николая Кузнецова и памятник Неизвестному солдату на Холме Славы - находятся во вполне приличном состоянии (если не считать того, что в мае вандалы разбили у тамошнего Солдата бронзовую гирлянду. - Авт.).  Директор заповедника «Лычаковское кладбище» Игорь   Гавришкевич произнес, правда,  одну странную фразу: «Одно дело, когда в могиле похоронены солдаты, и другое - сотрудники НКВД»... Но верить в то, что во Львове по эстонскому примеру начнут вскрывать могилы и отделять правильные останки от неправильных, честно говоря, не хочется… 

Если же говорить о русофобии, то с ней в Украине происходит следующее. Заезжему туристу ее не видно: лично я, например, всю неделю командировки просто-таки купалась во всеукраинской любви к России и россиянам! Но эмиграция, как известно, - это не туризм, поэтому местным русским в этом плане «везет» больше - то на объявление «На русском языке говорят только оккупанты» в жэке наткнутся, то  в зверинец вместо театра попадут. Это не шутка: в здании русского театра, приписанного к Прикарпатскому военному округу, сейчас проходит выставка «экзотычных тварын».  Украинским военным русский театр ни в каком виде не нужен,  вот его и пытаются хоть как-нибудь встроить в жизнь. Зимой дубленки со стиральными машинами в фойе продавали, а сейчас вот змей завезли с крокодилами…Приписали было несчастных актеров к Львовскому оперному - там им предложили роли статистов в оперетках. Предложили приклеиться к Львовскому драматическому - встало на дыбы  украинское руководство, заявив, что актеры, работающие на двух языках, - калеки…  Русофобия - вещь заразная и цепляется к людям гораздо сильнее, чем вирус «цветных» революций.   

Стоит ли нам бояться своего майдана?

Считается, что Россия панически боится революционных вирусов. Самые маститые иностранные политологи пишут об этом как о важном научном открытии. Наблюдать за этим забавно. Если уж революцию не удалось сделать тогда, когда на наших улицах стояли необходимые для этого дела многие тысячи обиженных льготников, то сегодня не удастся и подавно. Политтехнологии нужны там, где общество требует перемен, а российский нефтебум сожрал это желание на долгие годы. Для того чтобы народ возжелал революции, кроме «маршей несогласных» и храбрых выступлений Гарри Каспарова на международных форумах, нужно еще кое-что: харизматичный альтернативный лидер, студенческие волнения, сотни неправительственных организаций, которые бы печатали манифесты под самым носом у Кремля, и неуверенная в себе власть, которая в решающий момент даст слабинку, не желая крови, - как это поочередно сделали Шеварднадзе, Акаев и Кучма. Судя по тому параноидальному количеству автомобилей с ОМОНом, которые окружают Пушкинскую площадь перед каждым, даже самым малозначимым митингом, на слабость власти оппозиции рассчитывать не придется… Пользуясь учебником Шарпа, оппозиционеры могут еще долго щекотать Кремлю нервы, расклеивая по городам стикеры с интригующим: «Они врут!» - но всем остальным можно расслабиться. Главная задача выполнена: мы раздраженно ищем блох у соседей-украинцев, роднее и ближе которых у русских по крови нет. Это же и есть тот самый страшный сон, который невозможно было представить: Россия в кольце недружелюбно настроенных государств - при том, что изначально по сравнению с Западом на всех этих территориях у нас были несравнимо более крепкие позиции! Такие крепкие, что бороться за них просто не имело смысла. Как получилось, что мы все  преференции растеряли? И есть ли способ эти позиции себе вернуть?

Фото ИТАР - ТАСС и автора.

Окончание читайте  в следующем номере.

загрузка...
загрузка...

Политика

Светская хроника и ТВ

Спорт

работа оператором пк в донецке