Андрей РЯБЦЕВ. Фото Олега РУКАВИЦЫНА. (3 декабря 2008)
Цыган стал православным дьяконом.  часть 2

Цыган стал православным дьяконом. часть 2

Дьякон Элизбар считает себя самым счастливым человеком. У него есть жена Людмила, дочь Александра и духовный наставник - отец Андрей.

Вчера мы начали рассказывать об удивительном случае в провинциальном городке Кимры под Тверью. Еще пять лет назад тихий захолустный городок слыл наркостолицей Центральной России. Все прекрасно знали, кто занимается наркотой - цыгане, выстроившие целый табор-поселок на окраине Кимр. В курсе были и правоохранители. Но бороться с наркодилерами почему-то не спешили. Тогда за дело взялся священник кимрского Преображенского собора отец Андрей. Он организовал крестный ход в табор, окропил добротные кирпичные коттеджи цыган, которые официально нигде не работали. Самое примечательное то, что во главе процессии рядом со священником шел молодой цыган. Полгода спустя Эдик Иванов принял сан дьякона и теперь служит вместе с отцом Андреем в храме. В таборе тоже многое изменилось. После крестного хода туда нагрянули наркополицейские: «дурь» нашли в каждом втором доме... 

За упокой при жизни

И при чем здесь дела духовные? Наркоторговцев, получается, изгонял не дьякон Элизбар с кадилом, а ребята с крепкими затылками и автоматами наперевес...

- Но цыгане стали чаще ходить в храм, - вступается за веру Элизбар. - Молятся, даже посты соблюдают. На меня посмотреть тоже приходят, да...

В тот день ни одного ромалы в храме мы не заметили. И где их искать? В таборе?

Встретили нас криками. Это цыган Алик бурно выяснял отношения с женой прямо посреди грязной улицы. Шестеро смуглых детишек увлеченно ковырялись в луже под ногами у взрослых.  

- Какая жизнь у цыган?! Проклятая! Не дают нам житья! - На длинной реснице Алика заблестела слеза.

- Кто же вас обижает?

- Работы нет, места на рынке не дают! - стенал цыган. 

Мы как раз по дороге в табор посетили местную кимрскую барахолку. Там два ряда цыганских палаток: с копеечной обувью и китайскими ядовитыми полотенцами. Цыганки - полный рот золотых зубов - плюют себе мирно семечки под ноги, шумно торгуются с местными бабульками...

- То кимрские цыгане. А мы - савеловские. Нам житья нет! - сориентировался Алик. И насторожился. - А вы зачем здесь?

- Про дьякона вашего цыганского пишем.

- Увели его в свою веру эти... евангелисты!

- Элизбар же православный.

- Мы тоже православные. В церковь ходим, свечки ставим - православные мы!

- А для чего ставите-то: за упокой или за здравие?..

- В администрации меня обидели - будь они прокляты! - опять забурлил ромал. - За них поставлю!..

Вот такой «за упокой» при жизни.

Рак и его метастазы

Цыган пока не стремится делать карьеру священника. Ведь дьякон во время службы создает красоту.
Цыган пока не стремится делать карьеру священника. Ведь дьякон во время службы создает красоту.

Начальник криминальной милиции по Кимрскому району Александр БОРОДИН в чудеса не верит. Но согласен, что наркотиков в городе поменьше стало. Над столом у подполковника - портрет Высоцкого в образе Жеглова с шедевральной подписью: «Вор должен сидеть в тюрьме». Формулировки у Бородина - тоже по-жегловски прямые:

- Цыган-наркоторговцев сажаем регулярно. Новые появляются - мы новых сажаем. И при чем тут ваш дьякон? Отец Андрей тоже перегибает. Взял тут недавно и объявил по телевизору, что в Кимрах в день по килограмму героина продается, - морщится, как от изжоги, Бородин. - Откуда цифры - непонятно...

- А вам потом работать, да?

- Мы и без отца Андрея работаем. Из-за него с начальством лишние проблемы.

После разгрома в таборе цыгане просто расселились по всему городу. И в уголовных делах, связанных с торговлей наркотиками, теперь фигурируют не только ромалы. К бизнесу подключились коренные, не цыгане. Раковую опухоль вырезали, а метастазы разошлись по организму. Хотя... Первый шаг в лечении сделан - уже хорошо. Правда ведь?

«За своих грехи отмаливает»

В Преображенском соборе темно. От сильного голоса дьякона Элизбара - мурашки по коже и трудно дышать. Свечи ярко отражаются в черных глазах. И кажется, будто огонь полыхает у цыгана там, внутри.

- За своих грехи отмаливает, - шепчет нам прихожанка. - Я его еще совсем мальчишкой помню. Всю службу, бывало, на коленях простаивал...

У Ольги сын - наркоман. Ольга уже и уговаривала его, и отправляла в лечебницу. Думала, хотя бы после свадьбы сын образумится - не выдержала невестка. Психиатрам Ольга уже не верит...

- Все мои бывшие друзья - и цыгане, и русские - теперь сидят. Кто-то - на игле, кто-то - в тюрьме, - рассказывает нам Элизбар по дороге домой. - А мне Бог дал все, о чем я просил.

- Ты имеешь в виду сан дьякона?

- Не только. Вот и пришли...

Отец Андрей и Элизбар - соседи. Второй этаж старенького купеческого дома епархия выделила семье священника. А дьякон, как и положено, расположился этажом ниже.

- Вот и матушка Людмила... - Элизбар, оказывается, женат. Говорит, если бы не встретил Люду до рукоположения в дьяконы, ушел бы в монахи.


Элизбар не устает служить. «За своих грехи отмаливает», - шепчутся прихожане.
Элизбар не устает служить. «За своих грехи отмаливает», - шепчутся прихожане.

- У нас с Людмилой даже дни ангелов рядом. У нее - 29 сентября, у меня - 1 октября. А женились мы посередине - 30-го. По святцам это Вера, Надежда, Любовь, - сияет Элизбар.

Навстречу из комнаты неуверенно топает малышка в смешном платьице.

- Вот оно - наше счастье! - подхватывает и целует дочку Элизбар. Та, жмурясь от радости, выглядывает из-за угольных длинных волос дьякона-цыгана. - Ничего, ромалы, мы еще свой храм построим...

...Есть в Кимрах и еще одна достопримечательность. Самолет-памятник Ту-124 на правом берегу Волги. Стремительный силуэт будто завяз в бетонном основании. Залатанные фанерой иллюминаторы - как выбитые глаза. Сегодня мамы с колясками уже не боятся заходить в этот сквер. Раньше здесь была самая крупная наркоточка города. Отсюда же год назад, дрогнув хоругвями, с настойчивым и тревожным пением двинулся крестный ход во главе с отцом Андреем и будущим дьяконом Элизбаром против наркоторговцев, неповоротливых властей. Против равнодушия. На память об этом рядом с изуродованным самолетом установили православный крест...

А недавно на самой верхушке потертого фюзеляжа какой-то смельчак вывел: «Я тебя люблю». Жизнь-то продолжается!




загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт