Наталья ОСТРОВСКАЯ (Наш спец. корр.). Фото автора. (20 ноября 2008)
Причина ЧП на субмарине - сбой в компьютере?

Причина ЧП на субмарине - сбой в компьютере?

Евгений Овсянников (вверху) не верит в виновность своего товарища Дмитрия Гробова (на фото внизу).

Техник-химик АПЛ «Нерпа», мичман Евгений Овсянников - важный для расследования свидетель. Он может рассказать о том, как вел себя и что делал в момент возникновения ЧП на подлодке главный подозреваемый по уголовному делу - матрос-контрактник Дмитрий Гробов. Собственно, он это и рассказал - на допросе. Вчера мичман Овсянников встретился с корреспондентом «КП».

- Я был в каюте, когда услышал в коридоре ревун - сигнал «Боевая тревога». Удивился. По правилам, этот сигнал должен был раздаваться и в каюте. Ничего не понимая - может, у меня слуховые галлюцинации, - выглянул в коридор. И увидел, что со стороны первого отсека в мою сторону бежит Дмитрий Гробов. Кричит: «Женя, включайся в ПДАшку!» (персональный дыхательный аппарат. - Авт.) Я пропустил Дмитрия и закрыл дверь в каюту. Он, как я понял, по сигналу «Боевая тревога» бежал на свой боевой пост. Я побежал на свой - вниз, на четвертую палубу. Ни дыма, ни запаха не было. Спустился вниз, а там уже желтый дым. Уже химия началась.

- Как вы думаете, откуда бежал Гробов?

- Не знаю. Его вахта - первый, второй, третий отсеки. Каждые 30 минут - обход всех отсеков, проверка систем, в том числе и ЛОХ, но не пультов, а механики, чтобы клапаны системы были опломбированы.

- Вы с Дмитрием первый раз были в море?

- Мы с ним знакомы с 2005-го. У нас в экипаже никто не верит, что он - добросовестный, надежный наш товарищ - виноват. 

- Допускаете ли вы, что на борту был пожар? Что система не просто так сработала?

- Я сперва подумал, что был. При нагревании фреон превращается в нервно-паралитический газ фосген. А у меня, кроме токсического отравления, еще и правую руку парализовало. Но при поражении фосгеном нервы не восстанавливаются. А у меня идет восстановление. Так что нагрева фреона, а значит и пожара, не было.

- Что же, по-вашему, случилось на АПЛ «Нерпа» 8 ноября?

- У нас, моряков, мнение одно: имел место сбой программы в компьютере. Раньше систему ЛОХ всегда запускали вручную по приказу командира. Теперь его запустила электроника. Нам уже и из Комсомольска-на-Амуре звонили, подтвердили, что компьютер странно вел себя еще на испытаниях на берегу, на заводе. А еще можно заранее этот сбой запрограммировать - создать программу включения нештатной аварийной ситуации… Первый раз на подлодке применена такая компьютеризированная система включения ЛОХ. Очень верим, что в последний. И в море выйдем уже без нее.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт

трудоустройство прорабом в Днепропетровске