Валерий РУКОБРАТСКИЙ, Антон ЮЛАЕВ, Светлана ХРУСТАЛЕВА (12 августа 2008, 13:28)

Держись, Сашка Коц!

Первое, что видим, - огромные глаза Коца. От усталости и боли они впали и стали казаться еще больше. У Саши опухшая рука в гипсе, испарина на лбу. Температура - 37,6 после наркоза. Ему неудобно, что мы пришли, а он лежит. И Коц встает.

- Вы, пожалуйста, потише. Не беспокойте его, - строго предупреждает нас профессор Илья Михайлович БУРИЕВ, руководитель отдела хирургии филиала «Мединцентр ГлавУпДК при МИД России». - Состояние у него - средней тяжести. Только ночью прооперировали.

- Саш, ты ложись, - просим мы своего боевого коллегу.

- Ладно, уговорили.

Легкую иронию Саши Коца в редакции знают все. Он, прошедший почти все «горячие точки», обычно рассказывает о войне так, что нам уже не страшно. Ну нет у него напускного актерского трагизма, чем грешат порой другие репортеры. У него как-то все так - по-простому. И вот сейчас - та же ирония. Хотя по самому лезвию прошел...

Военкор «КП» Александр Коц, несмотря на тяжелое ранение, держится молодцом.

Военкор «КП» Александр Коц, несмотря на тяжелое ранение, держится молодцом.
Фото: Олег РУКАВИЦЫН

- Я думал, хана, война закончилась. На броню БТРа залезаю, читаю в Интернет  на телефоне. Первый заголовок: «Российские миротворцы утверждают, что они зачистили Цхинвали от грузин». Наши все смотрят вперед. Я на броне сзади - назад. Танк проезжаем подбитый, а за ним грузины в касках. Я говорю: «О, грузины». У меня первая мысль, что это два затерявшихся. Что их пожалели и не стали убивать. Потом смотрю, а грузины за каждым столбом прячутся. И тут они нас расстреливают.

- А как же вас, раненых, оставили? - возмущается Света.

- Что значит оставили? - обрывает ее Коц. - Бой сместился на другой конец улицы. И там все отстреливались. Мы остались вне боя. Лежим под откосом, притворяемся мертвыми. Слышим гусеницы и не знаем, кто там на технике.

Первую операцию Саше сделали в походном госпитале МЧС, в 30 километрах от Владикавказа.

- Там народу с тобой много было?

- Вся палата забита. Двухъярусные кровати. Я спал на первом ярусе. Надо мной парень, водитель БТРа командующего.

Вообще Коц у нас заговоренный. Хотя, блин, всегда лезет во все «горячие точки». В Грозном во время боя его прикрыл собой один чеченец. И в этот раз спас военный. Успел «снять» грузина, который мог в Коца выстрелить еще раз.

- О-о, - Саша оглядывает внимательно свою руку. - У меня два пальца стали двигаться.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт