Снежана ПАВЛОВА, Фото автора. (4 июля 2008)
Дело «о шлагбауме Шона Карра» замяли

Дело «о шлагбауме Шона Карра» замяли

Тот самый скандальный проезд на набережную.
23-летнего прапорщика Дмитрия Осипенко и 20-летнего солдата Вадима Губского, которые влипли в скандал с зятем и дочкой Юлии Тимошенко, похоже, оправдали. Остается лишь надеяться, что вся эта история никак не отразится на службе и карьере парней.  

КСТАТИ

Несмотря на официальный запрет, за шлагбаум «Шона Карра» пускают маршрутки, принадлежащие отелям и ресторанам, расположенным на набережной. Говорят, пропускают через блок-пост и грузовики, идущие к стройкам на побережье. Так что получается, что закон один не для всех… 

«Наши ребята - молодцы»

Неделю «делом Шона Карра» занималась военная прокуратура Южного региона. В четверг стали известны официальные результаты. 

- Органом дознания воинской части внутренних войск МВД Украины по результатам проведенного служебного расследования отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Дмитрия Осипенко и Вадима Губского. Военная прокуратура проверила и подтвердила законность данного решения. Материалы переданы в областную прокуратуру, где будет принято окончательное процессуальное решение, - сообщил «КП» старший помощник военного прокурора Эдуард Плешко. 

Напряженная обстановка слегка смягчилась, однако дело пока не закрыто. В воинской части по-прежнему затишье: начальство не торопится комментировать историю, приключившуюся возле «шлагбаума Шона Карра». Даже на свою территорию военные журналистов не пускают. А в пресс-службе внутренних войск МВД по-прежнему заявляют: «Бойцы ни с кем не общаются!» 

Тем не менее «КП» удалось поговорить с одним из офицеров части.

- Если бы на месте ребят были бывалые служаки, то они наверняка не стали бы связываться с такой персоной, как Шон Карр. А наши парни - молодцы, действовали по закону и правильно, - поделился с нами полковник внутренних войск, попросив его не называть.

Родственники переживают

Дмитрий Осипенко, и Вадим Губский - не одесситы.

«Комсомолка» нашла маму Димы. Она живет в городе Татарбунары (165 км от Одессы), торгует на местном рынке. Появлением журналистов она была напугана и фотографироваться напрочь отказалась.

- Поймите, я не хочу навредить Диме! - говорит Татьяна Осипенко. - А потому не хочу комментировать то, что сейчас происходит. 

- Вы общались все это время с сыном?

- Конечно, мы с ним общаемся! 

- И что он говорит? Как все было на самом деле? Кто виноват? 

- Не сильно он хочет об этом говорить, и я не настаиваю. Скажу одно: он переживает. И вообще мой сын ничего плохого делать не хотел. Он порядочный человек и честно выполняет свой воинский долг...

Солдаты, несущие сейчас службу у шлагбаума, опасливо поглядывают по сторонам. 

- Ребята, вы слышали про ссору ваших коллег с байкерами? - спрашиваю я. 

В ответ - молчание. 

- Вы не хотите говорить или вам запретили?

Снова тишина.

- Тогда расскажите хоть, каковы правила пропуска через шлагбаум?

- Обращайтесь в мэрию, - последовал, наконец, ответ.  

А в это время мимо нас друг за другом на мопедах проезжают пацаны (между шлагбаумом и аркой есть щель). Однако блокпост им не запрещает. Вот так дела - ведь согласно запрету по «Трассе здоровья» за шлагбаумом во время курортного сезона проезд запрещен.

Впрочем, по распоряжению городских властей в скором времени здесь будут установлены видеокамеры. Так что есть надежда, что скандалов, подобных тому, что разгорелся две недели назад, больше не случится.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Светская хроника и ТВ

Спорт