Путин обязан президентским креслом Бадри Патаркацишвили

Издание КоммерсантЪ-Власть опубликовало разговор Бадри Патаркацишвили с главой спецдепартамента МВД Грузии Ираклием Кодуа.

Весьма интересным оказался следующий отрывок беседы.

Бадри Патаркацишвили. - Я хочу рассказать тебе эпизод из своей жизни. Может ты не слышал, но Путина в политику привел я! Как привел? Он был в Санкт-Петербурге, работал заместителем Собчака, крышевал мои питерские бизнесы. Носил один грязный костюм зеленоватого цвета. В нем и ходил по жизни. Когда Яковлев там выиграл выборы у Собчака, Яковлев предложил ему остаться, но Путин поступил по-мужски и не остался - ушел из мэрии вместе с Собчаком. Два раза в день мне звонил и умолял: Бадри, переведи меня в Москву - не хочу здесь оставаться. Я пошел к Бородину - Пал-Палычу, который тогда был начальником хозу у Ельцина. Он хороший парень - мой друг. Пришел я к нему и рассказал о Путине, что тот толковый парень и может перевести его в финансово-контрольное управление? "А хочешь, я переведу его своим замом?" -- сказал он.

Позвонил я Путину, он приехал в тот же день, потом стал директором ФСБ, затем - премьер-министром. Знаешь, есть в Москве Старая площадь?

Ираклий Кодуа. - Я туда не езжу.

Бадри Патаркацишвили. - Там у нас был ЛогоВАЗ-клуб. Путин ко мне приходил обедать каждый день. Ресторан там у нас был, бар... Кое-что еще. У нас были нормальные отношения, и в конце концов на него обратил внимание Березовский. Он решил назначить его главой ФСБ. Вот и пошло-поехало... Потом решался вопрос, кто будет премьером. Мы знали, что премьер - это будущий президент, и он был нашей кандидатурой. Так что это мы его...

Наш конфликт начался с "Курска". Помнишь, когда подлодка утонула. Там было 100 ребятишек по 18-20 лет. У норвежцев была возможность их вытащить и спасти, но русские им не разрешили, дескать, там у нас военные секреты.

Вообще Березовский по 18 раз в день звонил Путину и давал ему советы. Известная фраза "мочить в сортире" - это Березовский ему подсказал, спектакль был -- тем он и победил на выборах...

Так вот, когда "Курск" тонул, мы два дня, 48 часов его искали, не смогли найти. Если бы нашли - тех ребятишек спасли бы. Какие на хрен военные секреты стоят того, чтобы в XXI веке 100 ребят потопить? Но этих генералов-дегенератов мы переубедить тогда не смогли, а Путин, оказывается, в это время гулял на яхте <...>* в море под Сочи!

Вот после этой истории Березовский и начал по нему бить, и пошло-поехало... Потом Путин меня позвал и говорит: Бадри, мы же братья? Выбирай - или я или Боря, потому что наши дороги разошлись. Я не смогу больше такого терпеть. Я больше не Володя, я президент России - такой великой державы. Пусть уходит, я его не арестую, но ты знай: если уйдешь вместе с ним, я буду вынужден воевать с вами обоими, у меня не будет возможности с Березовским воевать, а с тобой - нет. Твое решение, то или другое, я буду уважать.

Я ему ответил: ты же меня знаешь - ухожу с Борей. И все - мы по-братски обнялись, расцеловались и расстались.

После этого моя семья 7 лет жила в России, 18 уголовных дел против меня возбудили и никто их пальцем не тронул - никто на допросы не вызывал. Мои дети до конца были оформлены в ОРТ, чтобы визы было легко получать. Когда у меня в Швейцарии родилась внучка, нужен был паспорт, иначе не доставили бы в Лондон, я позвонил в Кремль. Там даже удивились: ты что это прямо сюда звонишь? Ну и я им: может, вы дадите распоряжение, чтобы в Швейцарии выдали паспорт? Я что, ваш агент, что ли? Почему не могу звонить? Сделайте по-мужски. Они за 15 минут сделали паспорт и дали. Если мне Вано позвонит и попросит о чем-то, или Миша позвонит и попросит - у нас есть проблема ведь? Но все сделаю! У меня свои представления о жизни. Это я в Грузии такой добрый дядюшка. В России у меня несколько иной бэкграунд. Там меня по-другому знают. Пусть там спросят. Там меня знают как мужчину.

Путин поссорился с Ельциным в какой-то момент и хотел... Прислал людей к Березовскому и обещал снять кое-какие обвинения в обмен на то, что тот раскроет валютные счета Ельцина. Ну, у него какие-то проблемы возникли тогда с Ельциным. Березовский был готов говорить об этом: "Приходи, поговорим на эту тему". Но посмотрели и оказалось, что у него ничего не было. "Это только у Бадри может быть", - сказал он. Но те ответили: "Так к нему обращаться бессмысленно, Бадри не скажет нам". "Правильно, не скажет вам". Не потому, что Ельцин мне друг, но он мне это доверил - а я мужчина. Я это ни на что не поменяю - ни на деньги, ни на что, это было и будет похоронено вместе со мной. Умер Ельцин - все, никто не узнает. Как будто я и не знал. Потому что Ельцин мне ничего плохого не сделал. Только хорошее. Я не могу забыть его. Вчера уважал, а сегодня нет? Так не бывает. Если мы о чем-то договоримся, то все, мы пожмем друг другу руки и дело сделано.

Стоит заметить, что этот разговор был опубликова за пару дней до смерти Патаркацишвили. Экспертиза предварительно признала его смерть в ночь на 13 февраля естественной, но существует мнение, что это не так. Бадри Патаркацишвили умер в Лондоне, расследованием обстоятельств его смерти занимается Скотланд-Ярд.

загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт