Адвокат Тимошенко:  Суд – не место для диспутов и митингов

Адвокат Тимошенко: "Суд – не место для диспутов и митингов"

Комментарии: 82
Тимошенко у Печерского суда. Фото УНИАН.

Поведение Тимошенко в суде стало предметом для жарких споров юристов. Одни считают отказ подняться в знак уважения, обращение "ваша нечисть" к председательствующему, негодующее отношение к работникам прокуратуры "способом защиты" экс-премьера. Другие утверждают, что такое поведение до добра не доведет. Но нашелся-таки человек, который готов взять на себя обязанность дисциплинировать Тимошенко. Это ее адвокат, Николай Серый.

- Если бы суд обеспечил справедливую процедуру (рассмотрения дела – прим. авт.), и в это поверила бы сторона защиты, тогда я взял бы на себя обязательство убедить Юлию Владимировну вставать. Но для этого нужно применять не давление, а обеспечить справедливую процедуру, - утверждает защитник. - Я найду слова и юридическое обоснование. Если этого не произойдет, я публично выйду из этого процесса.

Николай Серый. Фото УНИАН.
Николай Серый. Фото УНИАН.

Бросать слова на ветер Николай Серый не будет. В течение более, чем десяти лет он работает старшим научным сотрудником Института государства и права имени В. Корецкого, который входит в систему НАН Украины. Главное направление его работы – судебная система, уголовный процесс, теория доказательств, конституционные права и свободы человека. По сути, Тимошенко взяла в защитники одного из лучших юристов Украины, кандидата юридических наук.
"Комсомолке" удалось разыскать кандидатскую диссертацию, которую Николай Серый защитил еще в 1992 году. Она посвящена популярной на то время теме гласности в деятельности суда, а сегодня содержится в специализированной библиотеке, занесенная на микрофильмы.

Николай Серый на заседании в Печерском суде. Фото УНИАН.
Николай Серый на заседании в Печерском суде. Фото УНИАН.

Что любопытно, некоторые заявления, которые делал тогда юрист, 20 лет спустя ему приходится "отрабатывать" на практике. Касается это и "дисциплины" подзащитной. Как же Николай Серый будет уговаривать Тимошенко вставать в суде? Мы решили систематизировать тогдашние взгляды юриста на ход судебного процесса и сравнить с нынешним судом над Тимошенко.

О работе журналистов
Печерский райсуд Киева запретил трансляцию заседания, фото- и видеосъемку еще 6 июля. Прессе оставили только возможность "писать" суд на диктофон. Причина, по которой Родион Киреев принял такое решение – желание избежать просмотра "последних известий" из зала суда свидетелями по "газовому" делу.

Так жестко вопрос не ставили даже прокуроры – они просили прекращать трансляцию лишь на время допросов свидетелей.

- Им нужно в тишине, желательно без суда и следствия, вынести приговор.

Я категорически возражаю против прекращения прямой трансляции, - возмутилась тогда Тимошенко, и, как ее адвокат, Серый должен был бы поддержать праведный гнев подзащитной.

Сначала журналистам разрешали транслюцию из зала суда. Фото БЮТ
Сначала журналистам разрешали транслюцию из зала суда. Фото БЮТ

 

На деле же не исключено, что он придерживается как раз противоположной точки зрения. По крайней мере, это следует из текста диссертации:

"Теле- и радиотрансляция судебного слушания неизбежно ставит участников процесса в положение актеров. Роль "звезды" экрана или эфира может оказаться очень нелегкой, и тем самым существенно исказить позицию, поведение участников разбирательства... Что же касается расширения судебной аудитории за счет проведения трансляции судебных слушаний, то в этом нам видится элемент искусственности, неоправданной популяризации... Трансляции судебных процессов допускать не следует. Вред от них правосудию видится значительно большим, чем возможная польза обществу".

 "Допустимыми средствами фиксации хода судебного разбирательства следует признать ведение записей, стенографирование и выполнение рисунка. В то же время рекомендовано законодательно запретить в судебном заседании фото-, кино-, видеосъемку, а также запись на магнитофон, диктофон и т.д."

"Техническая память" позволяет в последующем подвергнуть глубокому анализу каждую мельчайшую деталь в позиции, поведении как судьи, так и других профессиональных участников процесса (прокурора, защитника), что с успехом может быть использовано для "расправы" над неугодными либо со стороны ведомств, либо общественного мнения".

"Журналисты должны проникать на заседание доступными способами".

О зрителях в зале
Во время заседания на скамейках, предназначенных для посетителей, размещаются народные депутаты Украины. Их "тактичность" в отношении судьи и работников прокуратуры – притча во языцех: нардепы выкрикивают с места, топают, аплодируют и вообще ведут себя чересчур не процессуально. Пиком депутатской "смекалки" стали повязки-намордники с надписью "Ганьба!", которые они надели на лица в знак протеста против очередного ходатайства Генпрокуратуры.

В зале частенько горячо

Впрочем, не лучше ведут себя и члены некой общественной организации "Тимошенко к ответу!", которым удается-таки иногда проникнуть на заседание и подействовать на нервы как самой подсудимой, так и ее депутатам. В своей диссертации адвокат Тимошенко писал и о первом, и о втором случаях.

"Суд - не место для диспутов и митингов, а поэтому недопустимо использование публикой плакатов, транспарантов лозунгов. Подобные действия - это уже не формы контроля, а воздействия на суд и участников процесса... Очень сложно вести процесс в обстановке, когда аудитория в зале заседания объединена какими-то организационными началами и негативно настроена к суду. Воздействие передается через взгляды, звуки и т.д. Суд оказывается под прессом, давление которого приходится все время преодолевать, затрачивая колоссальные усилия".

"Имели место отдельные случаи, когда уведомление осуществлялось судом дифференцированно: предупреждались о месте и времени слушания дела "благонадежные" граждане, и не предупреждались те, кто мог критически относиться к выводам суда... Этим продолжалась линия на усиление профессионального "судом общественным" за счет оказания ему общественной поддержки и создания атмосферы нетерпимости к обвиняемому".

"Публика... создает психологический настрой, торжественность, авторитетность собрания. Усиливаются факторы сильного воздействия на внутренний мир участников процесса, на подсудимого. В таких условиях всегда трудно говорить ложь".

О судьях и работниках прокуратуры
16 июня этого года судья по "газовому" делу, Родион Киреев, проснулся популярным. Его фамилия знакома, наверное, двум из трех украинцев, а "трудовую биографию" обнародовали едва ли не раньше, чем дело Тимошенко передали из следственного управления в канцелярию суда.

 

Решения Киреева постоянно критикуют. И сам Николай Серый позволяет себе высказывания вроде "решения суда принимают наверху", подразумевая давление на суд со стороны властей. В пятницу, после того, как Апелляционный суд Киева рассмотрел жалобу защитников Тимошенко на решение Печерского суда о помещении экс-премьера под стражу и решил оставить ее в заключении, Серый прокомментировал:

- Это решение точно не судья принимала. У меня большой юридический стаж, я часто работаю с судьями Апелляционного суда на заседаниях, на конференциях. Я хорошо знаю этих судей - это умные, опытные, квалифицированные люди, поэтому такое решение они принять не могли!
Не исключено, что еще 20 лет назад, в момент написания диссертации, Серый счел бы подобное высказывание прямым влиянием на суд:

"...при отсутствии гласности создается благоприятный режим для противозаконного влияния на суд со стороны вышестоящего суда, прокуратуры, органов следствия... по мере утверждения гласности возрастает возможность давления на суд со стороны народного элемента... Это влияние часто носит стихийный, разрушительный характер".

"В демократическом обществе в гласности остро нуждается и сама судебная система. Ведь только тесная, непосредственная связь суда со всеми сторонами общественной жизни и способна предотвратить разложение судебной системы изнутри, способна противостоять таким порокам, как канцелярщина, волокита, бюрократизм, кастовость и судейский снобизм".

Как пример давления общественности на суд, Серый приводит известный в 90-е годы случай, когда в судебной баталии "схлестнулись" прокуратура и милиция.

"Защищая своего офицера от правосудия, работники милиции привлекли к делу внимание прессы... была создана накаленная атмосфера: телефонные звонки, визиты работников милиции, прокуратуры. председатель суда стал объектом вопросов, расспросов, упреков..."

Серый описал судебные заседания, каждое из которых посещали милиционеры, в основном, руководящий состав харьковских "органов". Всем своим видом они выражали пренебрежение к суду, бросали "скользкие" реплики в адрес судьи. А в прессу "вбросили" жаренные факты из личной жизни председателя суда - припомнили даже университетские годы.

Об акциях под зданием суда
Оппозиция официально заявила: митинги и акции протеста, которые проходят под Печерским судом, будут бессрочными. Сотни протестующих, палатки-"депутатские приемные", мощные колонки являются мощным психологическим оружием: поди прими решение, когда в окно слышно, как бушует толпа!

Соратники Тимошенко. Фото УНИАН
Соратники Тимошенко. Фото УНИАН

 

Как следует из кандидатской Николая Серого, подобные формы влияния неприменимы. С другой стороны, он признает, что общество имеет право на контроль над законностью решений, которые принимает суд.

"В правовом государстве "суд толпы" не может возвышаться над судом официальным".

 "Среди форм незаконного и недопустимого влияния общественного мнения на суд могут быть названы: обращенные к суду требования, ультиматумы под угрозой проведения забастовок, массового гражданского неповиновения, иных акций, проведение митингов, организация пикетов у здания суда, проведение организованного давления на суд в зале во время рассмотрения дела, угрозы, оскорбления в адрес судей".

"...К незаконным решениям не следует относиться безразлично. И в этом отношении речь идет о тех демократических институтах, в рамках которых общественное мнение может отстаивать свое несогласие с любым судебным решением, может провозглашать различные мнения и позиции. А следовательно, имеются а виду допустимые формы влияния общественного мнения на уголовный суд".

"В случаях возникновения беспорядков либо при угрозе их возникновения судьи, как правило, под каким-нибудь предлогом делают перерыв или откладывают разбирательство по делу, выходя, в сущности, за рамки закона".

 

 

Николай Серый: "Когда писал диссертацию, был другой исторический контекст"
 
Адвокат Тимошенко рассказал о том, как изменились его взгляды на жизнь с 1991 года
 
- Юлия Владимировна неоднократно настаивала, чтобы из зала велась трансляция. Разделяете ли вы это ее желание? Ведь в научной работе вы, наоборот, пишете – мол, вреда от трансляции больше, чем пользы.
 
- Я писал это в 1991 году, когда само понятие "трансляция" было связано с показательными процессами, которые проводили в советское время, чтобы пудрить людям мозги. Нужно учитывать, что, когда писалась диссертация, был совершенно другой исторический контекст.
 
Если посмотреть на мою работу более широко, главное в ней - то, что нужно отходить от показательных процессов советской эпохи, потому что они вредны для общества. Вот и фразы о вреде трансляции написаны в этом же контексте.
 
Хотя, опять-таки, эта научная работа описывает мое понимание процессов на тот момент. Я могу привести десятки позиций, по которым мои взгляды за это время трансформировались. Ведь я тоже не стою на месте: когда-то что-то сказал, а потом думаю, сопоставляю и выхожу к новым смыслам.
 
 
- Что касается зрителей в зале суда. Вы утверждаете, что суд - не место для диспутов и митингов. В то же время на заседаниях Печерского суда народные депутаты устраивают настоящее шоу. Нужно ли возвращать их в правовое поле? Как это сделать, знает "Грифон"...
 
- Есть совершенно четкий ответ: когда суд будет компетентным, справедливым, непредвзятым, честным, аполитичным – тогда и публика в зале должна будет вести себя соответствующим образом. Более того, иногда и сам суд, понимая это, провоцирует публику так, чтобы она реагировала на это гневом. Делается это с одной целью: чтобы пресса показывала депутатов негодными, невоспитанными и дестабилизирующими элементами.
 
- В своей работе вы вспоминаете одно дело, происходившее в Харькове в начале независимости страны. Дескать, судили милицейского офицера, и его соратники устроили настоящую баталию, на свет вынули даже университетские "грешки" судьи. Примерно то же сейчас происходит и с Родионом Киреевым. Как вы считаете, это – давление на суд?
 
- Без сомнения, подобные моменты не являются позитивными. Но, опять-таки, у нас есть серьезные проблемы с формированием судейского корпуса. У нас судей на первые 5 лет назначает президент или бессрочно - Верховная Рада. Политическое влияние при этом безмерное. Поэтому я считаю нормальным, что гражданское общество включает дополнительные механизмы и проверяет прошлое того или иного судьи. 
 
- Как вы оцениваете массовые акции протеста под Печерским судом? Ведь в диссертации вы указывали, что суд толпы не может возвышаться над судом официальным. Придерживаетесь ли прежних убеждений?
 
- Опять же, не все так однозначно. Как только судебная система развивается в правильном направлении, высокое качество правосудия снимает с общества необходимость проявлять свою позицию. Поэтому в современной Европе и других развитых странах чрезмерной активности, подобной нашей, нет. Хоть и там, если происходят громкие процессы, нередко они сопровождаются демонстрациями, потому что общество имеет право реагировать на любые проявления власти, если она действует несправедливо.
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт