В СИЗО ждут подарков от Тимошенко

В СИЗО ждут подарков от Тимошенко

Комментарии: 23
Фото Максима ЛЮКОВА.

Кроме простых воров, отпетых рецидивистов и криминальных авторитетов в украинских следственных изоляторах содержатся и респектабельные, известные люди - политики, бизнесмены. И хоть социальный статус у них иной, чем у безродного "гоп-стопщика", но неписаным законам СИЗО им тоже приходится подчиняться. И в Лукьяновском СИЗО Киева, где сейчас обитает целый букет VIPов, есть свои особые правила, которые позволяют не просто выжить в тюремной обстановке, но и провести время до приговора сравнительно комфортно.

Об этом корреспонденту "КП" рассказал человек, недавно выпущенный из СИЗО на волю - под подписку о невыезде. 

БЛАТНЫЕ У ЛУЦЕНКО ДЕНЕГ НЕ ВОЗЬМУТ

Нашего собеседника зовут Алексей. На Лукьяновке провел три года, вышел буквально на днях. Знает о жизни подследственных буквально все. 

- Самое главное, - начинает он свой рассказ, - правильно "въехать в хату", то есть представиться и произвести хорошее впечатление на сокамерников и смотрящего. Первый вопрос, который тебе задают: "греешься" или не "греешься"? То есть будут ли передавать передачи с воли или нет. Если "греют", то человек  будет чувствовать себя комфортно. И поселят нормально, и относиться будут с уважением. Если передач нет, то проблемы возникнут и с местом в камере, и с обхождением. Ведь то, чем там кормят, есть невозможно. Там просто переводят продукты. Выдержать даже аромат, который разносится по коридору, когда везут бидоны с баландой, сложно. Поэтому все стараются готовить сами. 

По словам Алексея, в СИЗО действует неписаный закон: каждый заключенный должен отдать в общак то, что считает нужным: продукты, сигареты, мыло, зубную пасту, порошок и т.д. Все это пойдет попавшим в санчасть или штрафной изолятор.  10 процентов от выигрыша в карты или другие азартные игры тоже отдается в тюремный общак - смотрящему над Лукьяновкой, которого назначают местные авторитеты. 

В каждой камере есть человек, отвечающий за сбор средств в общий котел. Этими деньгами "греют" не только штрафников и захворавших, но и арестованных малолеток, воров в законе и особо нуждающихся. От уплаты в общак освобождаются те, кто не относится к воровскому миру: бывшие милиционеры, бизнесмены (не все, понятное дело), а также политики. 

- Бывало, что подозреваемые в  крупных хищениях чиновники стараются поднять свой статус, наладить отношения с воровским миром и выделяют часть в общак, - рассказывает Алексей. - Ведь реально нет разницы, кто что украл. Один - кошелек или мобильный, другой - десятки тысяч у государства. Но чиновников никто платить в общак не заставляет. А у бывших правоохранителей никто ничего и не возьмет. Даже если экс-министр МВД Юрий Луценко будет навязывать деньги, у него их брать нельзя - не по понятиям… 

Жаль, что Юлия Владимировна поддержки не слышит, женский корпус находится далеко от центрального входа.
Жаль, что Юлия Владимировна поддержки не слышит, женский корпус находится далеко от центрального входа.

ШМОНАЮТ С УДОВОЛЬСТВИЕМ

Администрация изолятора старается оградить VIP-персон от влияния воровского мира. Их сажают в отдельные небольшие камеры - на четыре-шесть человек. Однако это удовольствие платное - по $100 в месяц с каждого. Ничего сверхкомфортного в VIP-камерах нет. Окрашены в такой же, как и все, унылый зеленый или синий цвет, из "роскоши" - холодильник и телевизор. Горячая вода, душевая, электроплитка отсутствуют. И никакого особого отношения. Наоборот, усиленный контроль.

- Эти камеры охрана больше всего шмонает (устраивает обыски. - Прим. авт.), чтобы на персонах заработать, - утверждает Алексей. - Не секрет, что в каждой камере есть как минимум один мобильный телефон. И администрация об этом знает, более того, сами охранники мобилки и проносят, за что берут 

800-1000 гривен. И, конечно, телефон можно отыскать, все нычки в стенах, в белье, в продуктах, посуде известны не только сидельцам. Чтобы обыск в камере не проводили, нужно дать охраннику от 50 до 150 гривен. Но и это не всегда спасет. Через несколько часов может прийти другая группа, забрать телефон и тут же продать его в соседнюю камеру за 500-700 гривен. Обыскивать маленькие камеры для охраны одно удовольствие. А пойди отыщи что-то в 40-местной, где по очереди спят?! Человеку, у которого нет денег, в СИЗО плохо. Но и тем, у кого денег много, тоже не сладко. 

В "БОЛЬНИЧКУ" - ТОЛЬКО ЗА ДЕНЬГИ

По словам нашего собеседника, хоть в СИЗО и запрещены живые деньги, но без них не решишь ни один вопрос. Ни камеру с приличными соседями не оплатишь, ни в "больничку" не ляжешь. 

- Чтобы в санчасть поместили, нужно платить в месяц от $100 до $200, но туда еще и не всех подряд берут,  - рассказывает Алексей.- Бесплатно в санчасть кладут уже умирающих, хотя Юрий Луценко был исключением, с него денег не брали. К нему вообще на "тюрьме" особое отношение. Как рассказывают, каждый день начальник СИЗО о его здоровье лично справляется, интересуется, нет ли жалоб на условия содержания. Да и посадили его в корпус к пожизненникам, где охрана серьезнее. Хотя сидит он с первоходками, то есть с теми, кто первый раз в СИЗО загремел. 

Как подмечено сидельцами Лукьяновки, голодание в стенах изолятора - все равно что диета на воле, даже еще лучше - соблазнов меньше. Сидишь в отдельной камере, то, что тебе приносят из столовки, есть нереально, вот и попиваешь водичку до тех пор, пока не надоест. Сбросил вес, можешь возвращаться к себе в камеру и отъедаться. 

Вот уже несколько дней Лукьяновское СИЗО в осаде сторонников Юлии Тимошенко.
Вот уже несколько дней Лукьяновское СИЗО в осаде сторонников Юлии Тимошенко.

ЗЭКИ НАДЕЮТСЯ НА ЭЛЕКТРОПЛИТКИ ОТ ТИМОШЕНКО

Женский блок в СИЗО - это отдельная история. Он всегда жил своей жизнью, и только недавно авторитеты обратили на него внимание, даже начали "греть". 

- В женском блоке впервые за многие годы появилась барышня, которая всем заправляет. Бойкая такая девушка, - рассказывает Алексей. - Она решает кое-какие вопросы, возникшие споры, следит за порядком - все, как на мужской стороне, даже налаживает сбор в общак. Раньше ей смотрящие из своей доли выделяли "подогрев", а теперь из общака начали. 

Но к Юлии Владимировне вопросов не должно возникнуть. Как говорится, птица она иного полета. В СИЗО Юлия Тимошенко - человек-подарок, так как после того, как отсидела на Лукьяновке первый раз, передала изолятору телевизоры - их поставили в женском корпусе. Как чувствовала, что еще вернется, - смеется Алексей. - Поэтому и на этот раз встретили ее радушно. Теперь заключенные делают ставки, что она им еще подкинет. Хотели бы электроплитки, их катастрофически не хватает. Да так, чтобы в каждую камеру, а не только в женский корпус.

БЕЗ ДЯТЛА НЕ ОБОЙТИСЬ

В каждой камере, независимо от ее размера, сидит внештатный сотрудник администрации - кого-то ловят на нарушении режима и договариваются дело замять в обмен на информацию. Эту категорию сидельцев называют дятлами. Прежде всего они помогают администрации быть в курсе настроений в камерах. Помогают дятлы и с раскрытием некоторых преступлений. 

- Тех, кто "стучит" администрации, сразу можно вычислить - его часто вызывают к адвокату, на свидание, еще куда-то, - объясняет  Алексей. -  У нас в камере был пацан, он работал на оперчасть СИЗО. Мы его вычислили, поговорили, и после этого он уже пел им то, о чем мы его просили. 

- Были бы деньги, а жить и в СИЗО можно, - резюмирует Алексей. 

Правда, сам возвращаться назад не хочет. 

 Фото Максима ЛЮКОВА и из архива "КП".

ЛИКБЕЗ "КП" 

Блатной - профессиональный преступник.

Общак - нелегальный фонд взаимопомощи заключенных. Может состоять из денег, продуктов, чая, курева, вещей и т.п. По тюремному закону взносы в общак должны делаться исключительно на добровольной основе. Средства общака используются на общие нужды.

Смотрящий - блатной, который, в частности, распоряжается общаком, назначаемый на сходняке (собрании) авторитетов. 

Хата - камера. 

Шмон - обыск. 

Следственный изолятор №13 Киева, в народе называемый Лукьяновка, одно из самых старых строений столицы. Лукьяновский тюремный замок начал работать с 1863 года. 

ДЕНЕЖКИ

Что почем в СИЗО
 
VIP – камера (на 5-6 человек) – 800 гривен ($100)
Мобильный телефон – 800 – 1000 гривен ($ 100 – 125)
Освобождение от обыска – 50-150 гривен ($ 6-18)
Место в санчасти – 800 – 1600 гривен ($ 100 -200)
загрузка...
загрузка...

Политика

Происшествия

Экономика

Общество

Светская хроника и ТВ

Спорт